Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Связь полиморфизма генов ренин-ангиотензиновой системы и гена эндотелиальной NO-синтазы с макрососудистыми осложнениями сахарного диабета типа 2

https://doi.org/10.14341/probl11553

Полный текст:

Аннотация

С использованием метода полимеразной цепной реакции изучен полиморфизм типа вставка/отсутствие вставки (insertion/deletion, I/O) гена ангиотензин 1-превращающего фермента (АПФ), Т174М (замена треонина на метионин в 174-м положении аминокислотной последовательности) гена ангиотензиногена (AGT), А1166С гена сосудистого (типа 1) рецептора ангиотензина II (AT1R) и ecNOS4a/4b гена эндотелиальной NO-синтазы (NOS3) в группах больных сахарным диабетом (СД) типа 2 и артериальной гипертензией, неосложненных (контроль, п - 52) и осложненных середчно-сосудистой патологией: инфарктом миокарда - ИМ (п - 53) и острым нарушением мозгового кровообращения - ОНМК (п = 50). Показано защитное действие генотипа 1/1 к развитию ИМ у больных СД типа 2. Отсутствие достоверных различий между распределением аллелей и генотипов гена AGTв трех группах больных свидетельствует о том, что данный ген вряд ли вовлечен в формирование сердечно-сосудистых осложнений при СД типа 2. Выявлена сильная ассоциация между полиморфизмомА1166С гена АТ 1R и развитием ИМ у больных СД типа 2 и гипертонической болезнью в московской популяции. При этом аллель А и генотип АА ослабляют риск раннего развития ИМ, тогда как аллель С и генотип СС, напротив, усиливают. Обнаружена связь между полиморфизмом минисателлита ecNOS4/4b гена NOS3 и сердечно-сосудистыми поражениями у пациентов с СД типа 2 и гипертонической болезнью. Аллель 4а и генотипы 4а/4Ь и 4а/4а являются выраженными маркерами риска, а носительство аллеля 4Ь и генотипа 4Ь/4Ь, наоборот, сцеплено со сниженным риском данного осложнения.

Для цитирования:


Сергеева Т.В., Чистяков Д.А., Кобалова Ж.Д., Моисеев В.С. Связь полиморфизма генов ренин-ангиотензиновой системы и гена эндотелиальной NO-синтазы с макрососудистыми осложнениями сахарного диабета типа 2. Проблемы Эндокринологии. 2001;47(4):18-23. https://doi.org/10.14341/probl11553

For citation:


Sergeeva T.V., Chistyakov D.A., Kobalova Z.D., Moiseev V.S. Relationship between renin-angiotensin gene system and endothelial NO synthase gene polymorphism and angiocomplications of type 2 diabetes mellitus. Problems of Endocrinology. 2001;47(4):18-23. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11553

Макроангиопатии являются наиболее частым типом сосудистых осложнений у больных сахар ным диабетом (СД) типа 2. Фактически в России 88% больных СД типа 2 имеют сопутствующую ги пертонию, у 50% встречается ишемическая болезнь сердца, у 18% - инфаркт миокарда (ИМ), у 10% - инсульт [1, 3]. Диабетические макроангиопатии от носятся к сложным патологиям, в развитие кото рых может быть вовлечен ряд генов. К последним по праву относят гены ренин-ангиотензиновой системы (РАС), одной из основных функций кото рой является регуляция АД. К основным компо нентам РАС относятся ангиотензиноген (AGT), ангиотензинпревращающий фермент (АПФ) и со судистый (тип 1) рецептор ангиотензина II (AT1R). Внутри их генов найдены многочисленные поли морфные маркеры, многие из которых использова ны в генетическом анализе наследственных забо леваний. В 16-м интроне гена АПФ (хромосома 17q23) локализован полиморфный участок типа вставка/ делеция (insertion/deletion, I/D), определяемый по наличию или отсутствию блока из 287 пар нуклео тидов (п. н.) [35]. Для данного полиморфного уча стка показана ассоциация с гипертонией, ИМ и ги пертрофией левого желудочка, выражающаяся в существенном повышении встречаемости генотипа DD и снижении доли генотипа II у больных по сравнению с контролем в ряде популяций, включая и русскую [2, 4, 24, 31, 34]. Ген AGT расположен на хромосоме lq42-q43 [23]. Для него описано 15 различных полиморфных состояний, из них наиболее активно исследованы 2, которые расположены во 2-м экзоне. Это нуклео тидные замены, в свою очередь приводящие к заме нам треонина на метионин в 235-м (М235Т) и 174-м (Т174М) положениях аминокислотной последова тельности [14, 22]. Семейный анализ и популяци онные исследования показали сцепленность моле кулярных вариантов AGT, несущих треонин-235 и метионин-174, с артериальной гипертонией у представителей разных рас [14, 15, 18, 25, 30]. В московской популяции выявлена связь между полиморфизмом Т174М гена AGT и развитием ги пертонической болезни (ГБ), ИМ и гипертрофиче ской кардиомиопатии. При этом аллель М и гено тип ММ усиливали риск развития сердечно-сосу дистой патологии, тогда как аллель Т и генотип ТТ, наоборот, оказывали защитное действие [5, 6, 8]. В З’-нетранслируемой области гена ATIR, нахо дящегося на хромосоме 3q21 - q25, расположен по лиморфный маркер Al 166С, основанный на вариа бельности оснований А (аденина) и С (цитидина) в 1166-м положении нуклеотидной последователь ности гена [21]. У гипертоников показано сущест венное увеличение содержания аллеля, несущего в положении 1166 цитидин, что указывает на связь гена рецептора с гипертонией [19, 21]. Получены данные о наличии выраженной ассоциации между полиморфизмом гена сосудистого рецептора и ГБ в московской популяции, причем аллель А и генотип АА ослабляют риск раннего развития гипертонии, а аллель С и остальные варианты генотипов, на против, способствуют этому [7]. Вариабельный участок А1166С может синергически взаимодейст вовать с полиморфизмом типа I/D гена АПФ, уси ливая риск возникновения ИМ у носителей гено типа DD [38]. Окись азота (NO), ранее описанная как эндоте лиальный фактор релаксации [33], играет важную роль в регуляции тонуса кровеносных сосудов (ва зодилатация) и тромбогенеза [28]. Снижение со держания NO в кровяном русле ведет к нарушению нормальной деятельности сосудов и вазомоторики, к усилению процессов тромбообразования и атеро- генеза [16, 17]. NO вырабатывается из L-аргинина при участии фермента NO-синтазы [34]. Известны 3 формы данного фермента, кодируемые разными генами [27]. Эндотелиальная NO-синтаза является продуктом гена NOS3, расположенного на хромо соме 7q36 [29]. Среди генов, кодирующих NO-син- тазу, наиболее вероятным кандидатом на участие в развитии сердечно-сосудистых заболеваний явля ется именно ген NOS3. В интроне 4 данного гена расположен миниса теллит ecNOS4a/4b, насчитывающий 2 аллеля, ко торые состоят из 4 (аллель 4а) или 5 (аллель 4Ь) тан демных повторов размером 27 п. н. [41]. В популя ции аллель с пятью повторами встречается значи тельно чаще, чем с четырьмя. У лиц, гомозиготных по редкому аллелю, повышен уровень нитратов и нитритов в крови, напрямую связанный со скоро стью выработки NO эндотелием сосудов, что сви детельствует о потенциальной генетической роли генотипа 4а/4а как фактора риска развития атеро склероза и заболеваний, приводящих к нарушению нормальной выработки NO [39, 42]. В настоящей работе мы изучали полиморфизм вышеупомянутых генов с тем, чтобы определить, связаны ли они с развитием сердечно-сосудистых ос ложнений при СД типа 2 в московской популяции. Материалы и методы Из терапевтического, кардиологического и нев рологического отделений, а также из блоков интен сивной кардиологии и неврологии московской го родской больницы № 64 отобраны больные с СД типа 2 и артериальной гипертензией (метаболиче ский вариант эссенциальной гипертензии), у кото рых развились сердечно-сосудистые осложнения: Таблица 1 Общая характеристика контрольной группы (больные СД типа 2 и ГБ без сердечно-сосудистых осложнений) и двух групп больных СД типа 2 и ГБ, перенесших ИМ или ОНМК Показатель (средний ± SD*) Контроль (Л = 52) ИМ (л = 53) ОНМК (п = 50) Пол (М/Ж) 30/22 12/41 13/37 Возраст, годы 64,4 ± 8,2 67,2 ± 8,2 66,3 + 7,6 Длительность ГБ, годы 15,3 ± 8,3 16,2 ± 10,7 14,1 ± 7,5 Длительность СД, годы 12,7 ± 6,6 12,6 + 7.5 11,3 ± 7,3 Систолическое АД, мм рт. ст. 172,1 ± 11,7 158,3 ± 8,4 161,2 ± 9,6 Диастолическое АД. мм рт. ст. 95,4 ± 8,3 92,1 ± 7,6 91 ± 8,4 Индекс массы тела, кг/м2 27,9 ± 2,8 27,7 ± 4,2 28 ± 4,3 * SD - стандартное отклонение. ИМ (л = 53) или острое нарушение мозгового кро вообращения - ОНМК (л = 50) (табл. 1). Иссле дование типа случай-контроль было проведено с использованием сопоставимой по численности, возрасту, полу, длительности течения СД типа 2 и артериальной гипертензии контрольной группы больных, не имеющих сердечно-сосудистых ос ложнений (п = 52). Геномную ДНК из венозной крови обследуемых выделяли с помощью метода фенол-хлороформной экстракции. В работе использовали термостабиль ную ДНК-полимеразу Taq и рестриктазу Ncol, по лученные от НПО "Биотех" (Москва), рестриктазу BstDEI - от НПО "Сибэнзим" (Новосибирск). Олигонуклеотидные праймеры получены от НПО "Сиптол" (Москва). Ген АПФ. Амплификацию полиморфного участка гена АПФ проводили с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) на амплификаторе РНС-2 ("Techne", Великобритания) или PolyChainll ("Polygen", Германия) в 50 мкл среды, содержащей 67 мМ трис-НС1 pH 8,8, 16,6 мМ сульфат аммония, 2,0 мМ хлорид магния, 0,01% твин-20, 0,2 мМ каждого dNTP, по 66 нг праймеров АПФ-1 (5'-CTGGAGACCACTCCCATCCTTTTCT-3') и АПФ-2 (5'-GATGTGG ССАТСACATTGGTCAGAT- 3'), 50 - 100 нг геномной ДНК, 2,5 ед. ДНК-полимеразы Taq. 35 циклов ПЦР проводили по следующей про грамме: 94°С/1 мин, 55°С/1 мин, 72°С/1 мин, в том числе первая денатурация - 94°С/3 мин, последний синтез цепи - ITO,/'] мин. Продукты ПЦР разде ляли электрофоретически в 2% агарозном геле. Гель окрашивали бромидом этидия. Ген AGT. Полиморфный участок гена AGT амплифицировали в 50 мкл среды, содержащей 10 мМ трис-НС1 pH 8,8, 50 мМ КС1, 1,5 мМ хло рид магния, 10% диметилсульфоксид, 0,2 мМ каждого dNTP, по 50 нг праймеров AGT1 (5'-GATGCGACAAGGTCCTG-3') и AGT2 (5'-CAGGGTGCTGTCCACTGGCTCGC-3'), 50-100 нг геномной ДНК, 2,5 ед. ДНК-полиме- разы Tag. ПЦР проводили по следующей про грамме: первый цикл - 94°С/3 мин, 30 циклов - 94°С/1 мин, 60°С/1 мин, 70°С/2 мин, последний цикл - 70°С/6 мин. К 15 мкл амплификационной смеси добавляли 2 мкл 10-кратного буфера Y (НПО "Ферментас", Вильнюс), содержащего 33 мМ трис-ацетат pH 7,9, 10 мМ ацетат калия и 66 мМ ацетат натрия, 2 мкл БСА (1 мг/мл) и 0,5 мкл рестриктазы Ncol (10 ед/мкл). Пробы выдерживали 3 ч при 37°С. Продукты ПЦР разделяли электро- форетически в 2% агарозном геле. Гель окраши вали бромидом этидия. Ген ATIR. Полиморфный участок гена AT1R ам- плифицировали в среде того же состава, что и для гена АПФ. в присутствии праймеров AT1R-L (5’-CCTGCACCATGTTTTGAGGTTGAGTGAC-3') и AT1R-R (5'-AAAATAACAGGACA-AAAGCAG- GCTAGGGAG-3'). ПЦР проводили по следующей программе: первый цикл -■ 94°С/3 мин, 35 циклов - 94°С/1 мин, 65°С/1 мин, 72°С/2 мин, последний цикл -- 72°С/6 мин. К 15 мкл амплификационной смеси добавляли 2 мкл 10-кратного буфера G (НПО "Сибэнзим", Новосибирск), содержащего 10 мМ трис-НС1 pH 7,5, 10 мМ хлорид магния, 2 мкл БСА (1 мг/мл) и 1 мкл рестриктазы BstDEI (2 ед/мкл). Пробы выдерживали в течение ночи при 60°С. Продукты расщепления разделяли с по мощью электрофореза в 2% агарозном геле, кото рый затем окрашивали бромидом этидия. Ген NO-синтазы. Полиморфный участок ecNOS4a/4b гена NOS3 амплифицировали в той же среде, что и ген АПФ, но в присутствии 1,5 мМ хлорида магния и праймеров NOS3-VNTR1 (5'-AGGCCCTATGGTAGTGCCTTT-3') и NOS3- VNTR2 (5'-TCTCTTAGTGCTGTGGTCAT-3'), 2,5 ед. ДНК-поли меразы Tag и 50-100 нг геномной ДНК. ПЦР проводили на амплификаторё РНС-2 ("Techne", Великобритания) по следующей про грамме: первый цикл - 94°С/3 мин, 35 циклов - 94°С/1 мин, 60°С/1 мин, 72°С/1 мин, последний цикл -1ТС/Ь мин. Продукты амплификации раз деляли с помощью электрофореза в 2% агарозном геле и окрашивали бромидом этидия. Наблюдаемые частоты встречаемости генотипов исследованных локусов проверяли на отклонение от равновесия Харди-Вейнберга по критериям и G-статистики с помощью программы R х С (Rows х Columns) на основе алгоритма, описанно го ранее [36]. Сравнение распределения частот ал лелей и генотипов в группах обследованных про водили с использованием точного критерия Фише ра. Статистически достоверными считали различия при р < 0,05. Относительный риск (RR - Relative Risk) вычисляли по формуле [37]: RR = {а + 0,5) • (d + 0,5)/(6 + 0,5) • (с + 0,5), где а - число больных с наличием, b - с отсутст вием данного аллеля; с и d - число здоровых, с на личием и отсутствием данного аллеля соответст венно; параметр 0,5 в этой формуле используется как поправка на малочисленность выборки. При RR - 1 нет ассоциации, RR > 1 рассматривали как положительную ассоциацию заболевания с алле лем или генотипом ("фактор риска") и RR < 1 - как отрицательную ассоциацию ("фактор устойчи вости"). Результаты и их обсуждение В результате амплификации полиморфного уча стка гена АПФ происходило образование двух фрагментов длиной 190 п. н. (аллель D с делецией) и 480 п. н. (аллель I, содержащий вставку). Таким образом, наличие одного фрагмента длиной 190 п. н. соответствовало генотипу DD, двух фрагментов (190 и 480 п. н.) - генотипу JD и одного фрагмента размером 480 п. н. - генотипу П. Наблюдаемое распределение частот встречаемо сти генотипов гена АПФ, как, впрочем, и других ге нов, во всех группах обследованных соответствовало равновесию Харди-Вейнберга (/, = 0,2229-1,9129 при р = 0,4000-0,9120, G-статистика = 0,2230- 1,9348 при р = 0,3860-0,9120). По сравнению с группой контроля в группе с ИМ частота аллеля I несколько снижена (35,8% против 50%), а частота аллеля D, наоборот, повы шена (64,2% против 50%), хотя обнаруженная раз ница статистически недостоверна (табл. 2). Выявле на достоверная разница между частотами генотипа II в этих двух группах. В группе с ИМ отмечается значительное снижение частоты встречаемости это го генотипа по сравнению с контролем (3,8% против 19,2%; р = 0,0129), что можно расценивать как за щитное действие аллеля 1 и генотипа I/I к развитию ИМ у больных СД типа 2 и гипертонией (RR 0,56 и RR 0,2 соответственно). Полученные нами данные о защитной роли аллеля I и генотипа I/I к развитию ИМ соответствуют результатам ранее проведенных аналогичных исследований [2, 38]. При сравнении распределения аллелей гена АПФ в группе с ОНМК и контрольной группой также от мечаются снижение частоты встречаемости аллеля I в группе перенесших ОНМК (38,6% против 50%) и небольшой рост частоты встречаемости аллеля D (61,4% против 50%). Обращает на себя внимание близкая к достоверной разница в распределении генотипа DD с повышением его содержания в группе перенесших ОНМК (37,1% против 19,2%; р = 0,054). Наличие данного генотипа может яв ляться фактором риска развития ОНМК у больных СД типа 2 и артериальной гипертензией (RR 2,43). Также отмечается несущественное снижение час тоты встречаемости генотипов 1/1 и I/D в данной группе по сравнению с контролем (14,3% против 19,2% и 48,6% против 61,5% соответственно). Та блица 2 Сравнительный анализ распределения частот (в %) аллелей и генотипов гена АПФ в контрольной группе (больные СД типа 2 и ГБ без сердечно-сосудистых осложнений) и двух группах боль ных СД типа 2 и ГБ, перенесших ИМ или ОНМК Генетический маркер Конт роль (л = 52) ИМ (п = 53) ОНМК (п = 50) час тота р (Фишер) RR час тота р (Фишер) RR Генотип 1/1 19,2 3,8 0,01297 0,20 14,3 0,38356 0,73 Генотип I/D 61,5 64.2 0,47012 1,12 48,6 0,16478 1,68 Генотип D/D 19,2 32,1 0,09965 1,94 37,1 0,05443 2,43 Аллель 1 50,0 35,8 0,97914 0,56 38,6 0,11473 0,63 Аллель D 50,0 64,2 0,97914 1,78 61,4 0,11473 1,58 Таблица 3 Сравнительный анализ распределения частот (в %) аллелей и ге нотипов гена AGT в контрольной группе (больные СД типа 2 и ГБ без сердечно-сосудистых осложнений) и двух группах боль ных СД типа 2 и ГБ, перенесших ИМ или ОНМК Генетический маркер Кон- трол ь (л = 52) ИМ (ж = 53) ОНМК (л = 50) час тота р (Фишер) RR час тота р (Фишер) яя Генотип Т/Т 66,2 60,4 0.80581 0,78 60,0 0.80172 0,76 Генотип Т/М 25,7 32,1 0,83867 1,36 28,6 0,71222 1,17 Генотип М/М 8,1 7,5 0.59175 0,96 11,4 0,82173 1,51 Аллель Т 79.1 76,4 0,74395 0,86 74,3 0,83179 0,76 Аллель М 20.9 23,6 0,74395 1.17 25,7 0,83179 1,31 В результате амплификации полиморфного участ ка гена AGT получается фрагмент длиной 303 п. н. Аллель М174 расщепляется рестриктазой Ncol, об разуя продукты размером 197 и 106 п. н.; аллель ТГ74 остается нерасщепленным. Таким образом, наличие одного фрагмента длиной 303 п. н. после обработки Ncol соответствует генотипу Т174Т, двух фрагментов (197 и 106 п. н.) - генотипу М175М и трех фрагментов (106, 197 и 303 п. н.) - гетерозиготе Т174М. Во всех исследованных нами группах больных ге нотип ТТ существенно преобладает, тогда как гомо зиготы ММ встречаются довольно редко (табл. 3). Сравнительный анализ распределения частот алле лей и генотипов гена AGT в трех группах больных не выявил каких-либо статистически достоверных различий. По-видимому, полиморфизм Т174М не влияет на возникновение сердечно-сосудистых ос ложнений у больных СД типа 2. В результате амплификации полиморфного участ ка гена AT1R получается фрагмент длиной 352 п. н. Аллель С1166 расщепляется рестриктазой BstDEI, образуя продукты размером 114 и 238 п. н.; аллель А1166 остается нерасщепленным. Наличие фраг мента длиной 352 п. н. после обработки BstDEI соответствует генотипу АА, двух фрагментов (114 и 238 п. н.) - генотипу СС и трех (114, 238 и 352 п. н.) - гетерозиготе АС. У больных с ИМ показаны достоверные (р < 0,01) изменения частот встречаемости аллелей по сравнению с контрольной группой: доля аллеля А снижена (58,5% против 78,8%), а содержание ал леля С, наоборот, увеличено (41,5% против 21,2%) (табл. 4). У этих больных также достоверно умень- Табл и на 4 Сравнительный анализ распределения частот (в %) аллелей и ге нотипов гена AT1R в контрольной группе (больные СД типа 2 и ГБ без сердечно-сосудистых осложнений) и двух группах боль ных СД типа 2 и ГБ, перенесших ИМ или ОНМК Генетический маркер Кон трол ь (л = 52) ИМ (п - 53) ОНМК (л = 50) час тота р (Фишер) яя час тота р (Фишер) ЯЯ Генотип АА 65,4 34,0 0,01365 0,37 50,0 0,08481 0,54 Генотип АС 26,9 49.1 0,01609 2,56 40,0 0.11697 1,78 Генотип СС 7,7 17 0,12509 2,3 10,0 0,47492 1,33 Аллель А 78,8 58,5 0,00116 0,38 70,0 0,09864 0,63 Аллель С 21.2 41,5 0,00116 2,61 30,0 0,09864 1,59 шается встречаемость гомозигот АА (34% против 65,4%; р < 0,02), тогда как доля других генотипов возрастает, причем изменение частоты встречаемо сти гетерозигот АС носит достоверный характер (49,1% против 26,9%; р < 0,02). Полученные дан ные свидетельствуют о наличии сильной ассоциа ции между полиморфизмом гена сосудистого ре цептора и развитием ИМ у больных с метаболиче ским вариантом ГБ в московской популяции. Ал лель А и генотип АА ослабляют риск ИМ (RR 0,38 и 0,37 соответственно), тогда как аллель С (RR 2,61) и остальные варианты генотипов, напротив, способ ствуют этому. Следует отметить, что предохраняю щая роль аллеля А и гомозигот по нему выражена сильнее, чем предрасполагающее действие аллеля С и содержащих его генотипов. В то же время не вы явлено достоверных различий в частотах встречае мости аллелей гена рецептора у больных, перенес ших инсульт, по сравнению с группой контроля. Наши данные соответствуют результатам зару бежных исследований, также обнаружившим связь между полиморфизмом Al 166С и ИМ. У пациентов с гипертонией, несущих генотип СС, обнаружено утолщение стенки аорты и повышенное содержа ние холестерина в крови - факторы, способствую щие развитию артериального атеросклероза и тем самым увеличивающие риск ИМ [11, 12]. Во фран цузской популяции описан синергизм взаимодей ствия между генами ATI R и АПФ, заключающийся в возрастании риска ИМ у гомозигот DD (ген АПФ) при переходе от генотипа АА к СС [38]. В Норвегии показано усиление риска ИМ у муж чин с избыточной массой тела и повышенным уровнем аполипопротеина в крови, гомозиготных по аллелю С [9]. У французов-носителей генотипа СС также отмечено усиление риска развития коро нарного атеросклероза и болезни коронарных со судов сердца [26, 35]. В ряде исследований показа но отсутствие ассоциации гена рецептора с ИМ [106 13, 20, 40, 44]. Наличие столь противоречивых данных можно объяснить различиями в критериях отбора и формирования групп сравнения, в разной степени учитывающих влияние негенетических факторов, национальными особенностями, а также сложным характером развития сердечно-сосуди стых осложнений ГБ. По всей видимости, в разных популяциях вклад тех или иных компонентов РАС в предрасположенность к развитию осложнений ГБ различен. В результате амплификации полиморфного ми нисателлита ecNOS4a/4b гена NOS3 происходит образование двух фрагментов длиной 393 п. н. (аллель 4а) и 420 п. н. (аллель 4Ь). Наличие ПЦР- продукта длиной 393 п. н. соответствует генотипу 4а/4а, двух фрагментов (393 и 420 п. н.) - гетеро зиготе 4а/4Ь и фрагмента размером 420 п. н. - гетерозиготе 4Ь/4Ь. Если в контрольной группе преобладали гомо зиготы 4Ь/4Ь, то у пациентов, перенесших ИМ, наиболее часто встречались гетерозиготы 4а/4Ь (табл. 5). Доля гетерозигот 4а/4Ь в группе "ИМ+" возрастала в 1,8 раза, а содержание гомозиготы 4Ь/4Ь уменьшалось в 2,2 раза. Данные различия но сили высокодостоверный характер. В группе "ИМ+" также происходил рост встречаемости гомозигот Таблица 5 Сравнительный анализ распределения частот (в %) аллелей и ге нотипов полиморфного минисателлита ecNOS4a/4b гена NOS3 в контрольной группе (больные СД типа 2 и ГБ без сердечно-со судистых осложнений) и двух группах больных СД типа 2 и ГБ, перенесших ИМ или ОНМК Генетический маркер Кон- троль (// = 52) ИМ (л = 53) ОНМК (и = 50) час тота р (Фишер) R.R час тота р (Фишер) RR Генотип 4a/4a 2,4 11.1 0,10656 4,43 19,6 0,00113 8,25 Генотип 4a/4b 33,7 60,0 0,00370 2,89 52,9 0,02217 2,24 Генотип 4b/4b 63.9 28,9 0,00014 0,24 27,5 0,00004 0,22 Аллель 4a 19,3 41,1 0,00018 2,90 46,1 < 0,00001 3,54 Аллель 4b 80,7 58,9 0,00018 0,34 53,9 < 0,00001 0,28 4а/4а (в 4,4 раза), причем это изменение было близко к достоверному (р = 0,05162). Существен ный характер носило и перераспределение аллелей: доля аллеля 4а возрастала в 2,2 раза на фоне соот ветствующего уменьшения встречаемости другого аллеля. Итак, минисателлит ecNOS4a/4b гена NOS3 обнаруживает выраженную ассоциацию с ИМ у больных СД типа 2 и ГБ. Аллель 4Ь и гомо зиготность по нему связаны с пониженным риском инфаркта, аллель 4а (RR = 2,90) и генотипы 4а/4Ь (RR = 2,89) и 4а/4а (RR = 4,43), наоборот, являются маркерами риска. Результаты ассоциативного ана лиза в зарубежных популяциях однозначно свиде тельствуют о наличии связи между геном эндотели альной NO-синтазы и ИМ, при этом генотип 4а/4а сцеплен с повышенным риском патологии [41]. В группе перенесших ОНМК наблюдали высо кодостоверное возрастание частоты аллеля 4а (в 2,4 раза) и особенно генотипа 4а/4а (в 8,2 раза) при со ответствующем уменьшении содержания аллеля 4Ь (в 1,5 раза) и гомозигот 4Ь/4Ь (в 2,3 раза). Доля ге терозигот у больных достоверно увеличивалась в 1,6 раза (см. табл. 5). Следовательно, полиморф ный маркер ecNOS4a/4b в гене NOS3 обнаружива ет сильную ассоциацию с развитием ОНМК у боль ных СД типа 2 в московской популяции. Аллель 4а (RR = 3,54) и генотипы 4a/4b (RR = 2,24) и 4а/4а в особой степени (RR = 8,25) являются выражен ными маркерами риска, а носительство аллеля 4Ь (RR = 0,28) и 4b/4b (RR = 0,22), наоборот, сцепле но со сниженным риском данного заболевания. Таким образом, полученные нами результаты свидетельствуют о связи генов РАС и NO-синтазы с развитием сердечно-сосудистых осложнений у больных с метаболическим вариантом ГБ. Продук ты этих генов напрямую связаны с обеспечением синтеза и активностью таких противоположных по своему действию на сосуды агентов, какими явля ются ангиотензин II и NO. Нарушение баланса ме жду содержанием и активностью этих агентов в крови в пользу ангиотензина II может явиться од ной из причин развития сердечно-сосудистых ос ложнений ГБ на фоне СД типа 2. Выводы 1. Выявлено защитное действие генотипа 1/1 ге на АПФ к развитию ИМ у больных СД типа 2 и ГБ. 2. Показано отсутствие связи между полимор физмом Т174М гена AGT и формированием сердеч но-сосудистых осложнений у больных СД типа 2. 3. Обнаружена сильная ассоциация между поли морфизмом А1166С гена AT1R и развитием ИМ у больных СД типа 2 и ГБ в московской популяции. Аллель А и генотип АА ослабляют риск раннего развития гипертонии, тогда как аллель С и осталь ные варианты генотипов, наоборот, усиливают. В то же время ген рецептора, по-видимому, не свя зан с развитием ОНМК у больных ГБ при СД типа 2. 4. Минисателлит ecNOS4a/4b гена NOS3 строго связан с ИМ и ОНМК у больных ГБ на фоне СД типа 2. Аллель 4Ь и гомозиготность по нему связа ны с пониженным риском сердечно-сосудистой патологии, аллель 4а и генотипы 4а/4Ь и 4а/4а на оборот, являются маркерами риска.

Список литературы

1. Дедов И. И. // Сахарный диабет. - 1998. - № 1. - С. 7-18.

2. Демуров Л. М., Чистяков Д. А., Чугунова Л. А. и др. // Молекул. биол. - 1997. - Т. 31, № 1. - С. 59-62.

3. Сунцов Ю. И., Дедов И. И., Кудрякова С. В. // Сахарный диабет. - 1998. - № 1. - С. 41-43.

4. Чистяков Д. А., Демуров Л. М., Кондратьев Я. Ю. и др. // Молекул, биол. - 1998. - Т. 32, № 3. - С. 410-415.

5. Чистяков Д. А., Туракулов Р. И., Моисеев С. В. и др. // Там же. - 1999. - Т. 33, № 4. - С. 592-594.

6. Чистяков Д. А., Туракулов Р. И., Терещенко С. Н. и др. // Генетика. - 1999. - Т. 35, № 8. - С. 1160-1164.

7. Чистяков Д. А., Кобалава Ж. Д., Терещенко С. Н. и др. // Тер. арх. - 2000. - Т. 76, № 4. - С. 30-35.

8. Шадрина М. И. Изучение генетических факторов риска ишемической болезни сердца: Дис. ... канд. биол. наук. - М„ 1997.

9. Amant С., Hamon М., Banters С. et al. // Am. J. Cardiol. - Vol. 29. - P. 486-490.

10. Badenhop R. F, Wang X. L., Wicklen D. E. // Circulation. - Vol. 93. - P. 2092-2096.

11. Benetos A., Topouchian J., Ricard S. et al. // Hypertension. - 1995. - Vol. 26. - P. 44-47.

12. Benetos A., Gautier S., Ricard S. et al. // Circulation. - 1996. - Vol. 94. - P. 698-703.

13. Castellano M., Muiesan M. L., Beschi M. et al. // Hypertension. - 1996. - Vol. 28. - P. 1076-1080.

14. Caulfield M., Lavender P., Farral M. et al. // New Engl. J. Med. - 1994. - Vol. 330. - P. 1629-1633.

15. Caulfield M., Lavender P., Newell-Price J. // J. Clin. Invest. - 1995. - Vol. 96. - P. 687-692.

16. Cooke J. P., Tsao P. // Curr. Opin. Cardiol. - 1992. - Vol. 7. - P. 799-804.

17. Dinerman J. L., Lowenstein C. J., Snyder S. H. // Circular Res. - 1993. - Vol. 73. - P. 217-222.

18. Fornage M., Turner S. T., Sing C. F., Boerwinkle E. // Hunt. Genet. - 1995. - Vol. 96. - P. 295-301.

19. Gemill R. M., Drabkin H. A. // Cytogenet. Cell. Genet. - Vol. 57. - P. 162-166.

20. Hamon M., Amant C., Banters C. et al. // Am. J. Cardiol. - Vol. 81. - P. 79-81.

21. Hingorani A. D., Brown M. J. // Biochem. Biophys. Res. Commun. - 1995. - Vol. 231. - P. 725-729.

22. Hixson J. E., Powers P. K. // Hum. Genet. - 1995. - Vol. 96. - P. 110-112.

23. Isa M. N., Boyd E., Morrison N. et al. // Genomics. - 1990. - Vol. 8. - P 598-600.

24. Jalil J. E., Piddo A. M., Cordova S. et al. // Am. J. Hypertens. - 1999. - Vol. 12. - P. 697-704.

25. Jeunemaitre X., Soubrier F., Kotelevtsev Y. V. et al. // Cell. - Vol. 71. - P. 1.69-180.

26. Jeunemaitre X., L.edru F, Battaglia S. et al. // Hum. Genet. - Vol. 99. - P. 66-73.

27. Knowles R. G., Moncada S. // Biochem. J. - 1994. - Vol. 298. - P. 249-258.

28. Moncada S., Palmer R. M. J., Higgs E. A. // Pharmacol. Rev. - 1991. - Vol. 43. - P. 109-142.

29. Nadaud S., Bonnardeaux A., Lathrop М., Soubrier F. // Bio chem. Biophys. Res. Commun. - 1994. - Vol. 198. - P. 1027-1033.

30. Nishiuma S., Kario K., Kavaba K. et al. // J. Hypertens. - 1995. - Vol. 13. - P. 717-722.

31. Oren I., Brook J. G., Gershoni-Baruch R. et al. // Atherosclerosis. - 1999. - Vol. 145. - P. 267-271.

32. Palmer R. M. J., Ferrige A. G., Moncada S. // Nature. - 1987. - Vol. 327. - P. 524-526.

33. Palmer R. M., Rees D. D., Ashton D. S., Moncada S. // Bio chem. Biophys. Res. Commun. - 1988. - Vol. 153. - P. 1251-1256.

34. Pfohl M., Koch M.. Prescod S. et al. // Eur. Heart J. - 1999. - Vol. 20. - P. 1318-1325.

35. Rigat B., Hubert C., Alhenc-Gelas F. // J. Clin. Invest. - 1990. - Vol. 86. - P. 1343-1346.

36. Roff D. A., Bentzen P. // Mol. Biol. Evol. - 1989. - Vol. 6. - P. 539-545.

37. Thomson G. // Thcor. Popul. Biol. - 1981. - Vol. 20. - P. 168.

38. Tiret L., Bonnardeaux A., Poirier O. et al. // Lancet. - 1994. - Vol. 344. - P. 910-913.

39. Tsukada T., Yokoyama K., Arai T. et al. // Biochem. Biophys. Res. Commun. - 1998. - Vol. 245. - P. 190-193.

40. Van Geel P. P., Pinto Y. M., Buikema H., van Gilst W. H. // Eur. Heart J. - 1998. - Vol. 19. - P. 13-17.

41. Wang X. L., Sim A. S., Badenhop R. F. et al. // Nature Med. - 1996. - Vol. 2. - P. 41-45.

42. Wang X. L., Mahaney M. C., Sim A. S. et al. // Arterioscler. Thromb. Vase. Biol. - 1997. - Vol. 17. - P. 3147-3153.

43. Williams R. R., Hunt S. C., Hasstedt S. J. // J. Hypertens. - 1989. - Vol. 7. - P. 8-13.

44. Zedda N., Onni S., Angius A. et al. // Cardiologia. - 1997. - Vol. 42. - P. 281-285.


Об авторах

Т. В. Сергеева

Российский университет дружбы народов; Государственный научный центр РФ "ГосНИИгенетика"


Россия


Д. А. Чистяков

Российский университет дружбы народов; Государственный научный центр РФ "ГосНИИгенетика"


Россия


Ж. Д. Кобалова

Российский университет дружбы народов; Государственный научный центр РФ "ГосНИИгенетика"


Россия


В. С. Моисеев

Российский университет дружбы народов; Государственный научный центр РФ "ГосНИИгенетика"


Россия


Для цитирования:


Сергеева Т.В., Чистяков Д.А., Кобалова Ж.Д., Моисеев В.С. Связь полиморфизма генов ренин-ангиотензиновой системы и гена эндотелиальной NO-синтазы с макрососудистыми осложнениями сахарного диабета типа 2. Проблемы Эндокринологии. 2001;47(4):18-23. https://doi.org/10.14341/probl11553

For citation:


Sergeeva T.V., Chistyakov D.A., Kobalova Z.D., Moiseev V.S. Relationship between renin-angiotensin gene system and endothelial NO synthase gene polymorphism and angiocomplications of type 2 diabetes mellitus. Problems of Endocrinology. 2001;47(4):18-23. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11553

Просмотров: 89


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)