Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Острое влияние агонистов люлиберина на гипофизарную, тестикулярную и овариальную функцию у обезьян

https://doi.org/10.14341/probl199743242-45

Полный текст:

Аннотация

Биологическая активность LHRF-суперактивных агонистов сурфагона (Россия), перспективного средства для коррекции многих нарушений репродуктивной функции, и бузерелина (Hoechst AG, Германия) оценивалась по их способности стимулировать секрецию гонадотропина и половых стероидов в экспериментах на взрослых папио-гамадриях. , Однократная внутривенная инъекция сурфагона и бузерелина самцам обезьян в дозах 50, 500 и 5000 нг / кг аналогичным образом стимулировала секрецию лютеинизирующего гормона и тестостерона в течение по меньшей мере 8 часов. Инъекция сурфагона женщинам во время ранней фолликулярной фазы вызывала длительную активацию секреции эстрадиола, более выраженную после дозы 5000 нг / кг. Активирующее действие агониста LHRF на фолликулярный стероидогенез может быть связано с последующими нарушениями характера и продолжительности менструального цикла яичников. Инъекция сурфагона в середине лютеиновой фазы оказала как лютеотропное действие, так и резко активировала секрецию эстрогенов, особенно выраженную после дозы 5000 нг / кг.

Для цитирования:


Гончарова Н.Д. Острое влияние агонистов люлиберина на гипофизарную, тестикулярную и овариальную функцию у обезьян. Проблемы Эндокринологии. 1997;43(2):42-45. https://doi.org/10.14341/probl199743242-45

For citation:


Goncharova N.D. Acute effects of agonists of luteinizing hormone releasing factor (LHRF) on the pituitary, testicular, and ovarian function in monkeys. Problems of Endocrinology. 1997;43(2):42-45. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl199743242-45

Пульсаторное введение низких доз люлиберина (ЛГРФ) и агонистов ЛГРФ (аЛГРФ) для лечения гипоталамического гипогонадотропного гипогонадизма свидетельствует об очевидном его преимуществе перед заместительной терапией гонадотропинами [6, 10, 12]. Обнадеживающие результаты получены и при использовании стимулирующего влияния аЛГРФ на гипофизарно-гонадальную ось для ранней диагностики пубертатных расстройств [7, 9], лечения некоторых форм задержки полового созревания и крипторхизма [6], а также для индукции овуляции в программах фер- тилизации in vitro [5, И]. Тем не менее результаты большинства клинических исследований свидетельствуют о недостаточной эффективности терапии с помощью ЛГРФ и его агонистов [6]. В определенной степени это может быть обусловлено использованием неадекватных экспериментальных моделей для отработки различных схем применения аЛГРФ в клинических целях. В частности, широко используемые в исследованиях мелкие лабораторные животные, например крысы, существенным образом отличаются от человека как по чувствительности к ЛГРФ и его агонистам, так и по механизму их регулирующего влияния на функцию гонад.

В настоящей работе представлены результаты сравнительного исследования способности агонистов ЛГРФ сурфагона (КНЦ РАМ) и бузерелина (A. Hoechst, ФРГ) стимулировать секрецию гонадотропинов и половых стероидных гормонов с учетом дозы препаратов, а также фазы овариально-менструального цикла (МЦ) в эксперименте на низших приматах.

Материалы и методы

В опытах использованы 8 половозрелых фертильных самцов и 9 самок павианов гамадрилов (Papio hamadryas) в возрасте 8—10 лет массой тела соответственно 18—22 и 9—12 кг из Сухумского и Адлерского приматологических центров. Животных во время эксперимента содержали в индивидуальных метаболических клетках в комнате с контролируемой температурой и влажностью.

Самцам вводили раствор сурфагона в изотоническом растворе хлорида натрия — D-Ala6, бе8С1у10-этиламид ЛГРФ (КНЦ РАМН, Россия) внутривенно в дозе 5, 50, 500 и 5000 нг на 1 кг массы тела (л = 5), раствор бузерелина — D-Ser(t- Bu)6, бе8С1у10-этиламид (A. Hoechst, ФРГ) внутривенно в дозе 500 и 5000 нг на 1 кг массы тела (т? = 5) или только физиологический раствор (и — 3) для получения фоновых данных. Между двумя последовательными инъекциями препаратов выдерживали по крайней мере 2-недельный интервал. Образцы крови брали из локтевой вены непосредственно перед введением препаратов, а также через 30 мин, 1, 2, 4, 6, 8 и 24 ч после их введения.

Исследование влияния аЛГРФ на овариальную функцию обезьян проводили в зависимости от фазы МЦ с использованием 2 групп самок. Животным 1-й группы сурфагон в дозе 500 и 5000 нг/кг и физиологический раствор вводили в раннюю фолликулярную фазу (3—5 день МЦ; п = 5), а также во 2-й половине фолликулярной фазы (8—12-й день МЦ; п — 3), животным 2-й группы — в лютеальную (7—9-й день после овуляции; п = 4). Регистрацию овуляции проводили путем визуальной оценки состояния половой кожи в аногенитальной области, а также изучения динамики уровня лютеинизирующего гормона (ЛГ), эстрадиола (Е2) и прогестерона (А4Р) в периферической крови. Взятие крови проводили непосредственно перед введением, а также через 1, 5 и 24 ч после введения препаратов.

Как самцам, так и самкам аЛГРФ или физиологический раствор вводили в 9—10 ч, используя в качестве антикоагулянта гепарин. Плазму отделяли центрифугированием, замораживали и хранили при —20°С до проведения гормонального анализа, концентрацию тестостерона вместе с 5ос- дигидротестостероном (Т), а также Е2 и Д4Р определяли радиоиммунологическими методами [2— 4]. Уровень Л Г измеряли с помощью биологического микрометода in vitro [14], адаптированного к плазме павианов [8]. В качестве стандарта использовали 1-й международный стандарт ВОЗ 69/ 104. Коэффициент вариации результатов определения для всех стероидных гормонов не превышал 10% в пределах одной реакции и 15% в разных сериях определений, для ЛГ — соответственно 9 и 17%. Площадь ответа аденогипофиза и семенников на введение аЛГРФ вычисляли по площади, лежащей под кривой, характеризующей изменения концентрации соответственно Л Г или Т в плазме крови в зависимости от времени, прошедшего с момента введения препаратов. Статистическую обработку результатов анализа проводили с использованием /-критерия Стьюдента.

Результаты и их обсуждение

Самцы. Стимулирующее влияние однократной инъекции различных доз сурфагона на уровень Т и ЛГ в плазме периферической крови самцов иллюстрирует рис. 1. Сурфагон в дозе 5 нг/кг (см. рис. 1, г) оказывал слабое активирующее влияние на секрецию Т, более выраженное при учете динамики уровня Т на введение физиологического раствора (см. рис. 1, д). Однако в дозе 50 нг/кг (см. рис. 1, в), 500 нг/кг (см. рис. 1, б) и 5000 нг/кг (см. рис. 1, а) сурфагон оказывал выраженное стиму- ' лирующее действие на концентрацию как Т, так и

Рис. 1. Динамика уровня Л Г (/) и Т (2) в плазме периферической крови самцов павианов гамадрилов в ответ на однократное внутривенное введение различных доз сурфагона.

а — 5000 нг/кг; б — 500 нг/кг; в — 50 нг/кг; г — 5 нг/кг (л = 5) и физиологического раствора (д\ п — 3).

По осям ординат: слева — уровень Т (в нмоль/л), справа — уровень ЛГ (в мМЕ/мл); по осям абсцисс здесь и на рис. 3, 4 — время (в ч).

ЛГ, достигающую максимальных значений соответственно через 2 и 0,5—1 ч.

Активирующее влияние препарата на гипофизарно-тестикулярную систему сохранялось в течение по крайней мере 8 ч. Максимальные значения Т и ЛГ в абсолютных единицах не зависели от дозы сурфагона и колебались в интервале соответственно 80—95 нмоль/л и 200—260 мМЕ/мл. Эти величины хорошо согласуются с ранее полученными для павианов в условиях максимальной

Величина ответа Т и ЛГ на введение сурфагона и бузерелина в зависимости от дозы (М ± т)

Доза препарата, нг/кг

Площадь ответа в течение 8 ч

Т

ЛГ

% в час   нмоль/л в час

% в час   нмоль/л в час

Сурфагон

5

39 ± 24

6 ± 2

__

50

602 ± 130*

222 ± 40*

500

563 ± 126*

201 ± 59*

1970 ± 250

1220 ± 107

5000

591 ± 77*

208 ± 28*

2010 ± 370

1110 ± 129

Бузерелин

500

620 ± 120

186 ± 38

1150 ± 230

1100 ± 82

5000

628 ± 100

201 ± 73

985 ± 240

973 ± 190

Примечание. * — р < 0,001 по отношению к соответствующим значениям при введении сурфагона в дозе 5 нг/кг. Каждую дозу препарата вводили 5 животным.

Рис. 2. Зависимость показателей стимулирующего действия сурфагона на гормональную функцию семенников от дозы.

По оси ординат: lg площади ответа T за 8-часовой период; по оси абсцисс: lg дозы сурфагона. 1 — кривая зависимости площади ответа Т, выраженной в относительных единицах (% в час), от дозы сурфагона: lg Y= -0,4 (lg X)2 + 2,1 lg X- 0,3; 2 — кривая зависимости площади ответа Т в абсолютных единицах (нмоль/л в час) от дозы сурфагона: lg У = -0,5 (lg X)2 + 2,7 lg X- 0,8.

стимуляции функции аденогипофиза и гонад [1], свидетельствуя о максимальной стимуляции гипофизарно-тестикулярной системы при введении сурфагона в дозе 50—5000 нг/кг. В то же время в отличие от кратковременной активации секреции ЛГ и Т после однократного введения нативного ЛГРФ [1] введение сурфагона индуцировало пролонгированное повышение уровней ЛГ и Т.

Площадь ответа Т и ЛГ за 8-часовой период (см. таблицу) была практически одинаковой для 3 исследуемых доз сурфагона (50, 500, 5000 нг/кг) как в относительных (% в час), так и в абсолютных величинах. В то же время введение сурфагона в дозе 5 нг/кг индуцировало в 20—40 раз меньшую тестикулярную активность (см. таблицу). Зависимость площади ответа Т от дозы сурфагона выражалась биквадратным уравнением от логарифмических функций вида

lg Г= a (lg X)2 + lg Х + с,

где Y — площадь ответа Т за 8 ч; X — доза препарата (в нг на 1 кг массы тела); а, Ь, с — коэффициенты, зависимые от единиц измерения площади ответа, исходного уровня Т, индивидуальных особенностей динамики уровня Т в ответ на введение сурфагона (рис. 2).

Динамика уровня Т и ЛГ в плазме периферической крови обезьян при однократном введении бузерелина в дозе 500 и 5000 нг/кг носила сходный характер с изменением уровня половых гормонов в ответ на введение соответствующих доз сурфагона. Площадь ответа Т и ЛГ за исследуемый 8-часовой период как в абсолютных, так и относительных единицах практически не различалась для исследуемых доз бузерелина и была сравнима с таковой, индуцированной введением соответствующих доз сурфагона (см. таблицу). Однако при этом следует отметить существенно более низкие значения площади ответа Л Г, выраженные в относительных единицах, по сравнению с соответствующими значениями для площади аденогипофизарного ответа, индуцированного введением сурфагона. Последнее, очевидно, обусловлено различиями в базальных уровнях Л Г, которые для животных, получавших сурфагон, составляли в среднем 59 ± 8 мМЕ/мл, бузерелин — 98 ± 7 мМЕ/мл.

Самки. Фолликулярная фаза. Динамика уровня Е2 и Д4Р у самок при инъекции различных доз сурфагона в раннюю фолликулярную фазу пред-

Рис. 3. Динамика уровня Е2 (fl, в пмоль/л) и Д4Р (б, в пмоль/л) в плазме периферической крови самцов павианов гамадрилов в ответ на однократное внутривенное введение различных доз сурфагона (1 — 5000 нг/кг; 2 — 500 нг/кг; п = 5) и физиологического раствора (5; п = 3) в раннюю фолликулярную фазу МЦ (3—5-й день).

ставлена на рис. 3. Как видно, сурфагон в дозе 5000 нг/кг оказывал выраженное активирующее действие на стероидогенез в фолликулах. Так, через 5 ч после инъекции содержание Е2 более чем в 2 раза превышало его исходную концентрацию и сохранялось на достигнутом уровне в течение 24 ч (/? < 0,001). В дозе 500 нг/кг сурфагон оказывал менее выраженное активирующее влияние на концентрацию Е2 через 5 ч (577 ± 90 пмоль/л против 366 ± 80 пмоль/л до введения; р > 0,05), которая через 24 ч возвращалась к исходному уровню. Следует отметить, что в отличие от большинства животных у одной из самок, получавшей сурфагон в дозе 500 нг/кг, отмечалось резкое повышение уровня Е2 через 5 ч после введения, сравнимое с аналогичным подъемом при введении сурфагона в дозе 5000 нг/кг. Однако в отличие от последнего через 24 ч уровень Е2 возвращался к исходным значениям.

Уровень Д4Р статистически достоверно не изменялся при введении сурфагона в дозе как 5000 нг/кг, так и 500 нг/кг. Следует, однако, отметить четкую тенденцию к повышению уровня А4Р через 1 ч после введения сурфагона в дозе 5000 нг/кг. Последнее, очевидно, является отражением базального характера овариального стероидогенеза в раннюю фолликулярную фазу, который еще не приобрел особенности, детерминированные функционированием фолликула. Выброс ЛГ, стимулированный введением сурфагона, индуцируя ранний ключевой этап стероидогенеза — трансформацию холестерина в прегненолон, стимулирует, очевидно, и превращение последнего в Д4Р, возможно, путем простой субстратной индукции. Через 5 и 24 ч активируется синтез эстрогенов, характерный для фолликулярной фазы.

Введение сурфагона во 2-ю половину фолликулярной фазы не оказывало влияния на содержание Д4Р в крови и стимулировало секрецию Е2 на протяжении суток (890 ± 98 пмоль/л через 5

Рис. 4. Динамика уровня Е2 (fl, в пмоль/л) и Д4Р (б, в пмоль/л) в плазме периферической крови самцов павианов гамадрилов в ответ на однократное внутривенное введение различных доз сурфагона (/ — 5000 нг/кг; 2 — 500 нг/кг; п = 4)i и физиологического раствора (3; п = 4) в лютеальную фазу МЦ (7—9-й день).

ч, 962 ± 96 пмоль/л через 24 ч против 560 ±18 пмоль/л до введения; р < 0,01).

Следует отметить, что введение сурфагона в раннюю фолликулярную фазу в дозе 5000 нг/кг у 2 из 5 экспериментальных животных сопровождалось изменениями в характере и продолжительности МЦ. У одной из самок МЦ был укорочен до 18 дней (в контрольном периоде — 32—33 дня) и носил ановуляторный характер, а у другой, напротив, — удлинен до 35 дней (в контроле — 25 дней) за счет увеличения продолжительности фолликулярной фазы. Сходные нарушения МЦ при введении аЛГРФ в первые дни МЦ наблюдались и у других видов обезьян [13, 15]. Следует подчеркнуть, что глубокое влияние аЛГРФ на задержку фолликулогенеза наблюдали только в тех случаях, когда эти пептиды вводили в раннюю фолликулярную фазу. Так, как уже отмечалось выше, введение сурфагона во 2-ю половину фолликулярной фазы, оказывая выраженное стимулирующее влияние на секрецию Е2, не приводило к нарушению процессов овуляции и продолжительности МЦ. Очевидно, нарушения обусловлены ингибирующим влиянием высоких концентраций гонадотропинов, индуцированных введением аЛГРФ, на процесс отбора фолликулов до селекции доминирующего фолликула.

Лютеальная фаза. Введение сурфагона в дозе 5000 нг/кг приводило к существенному повышению уровня Д4Р через 1 ч посл'е инъекции (34 ±1,5 нмоль/л против 24 ± 4 нмоль/л; р < 0,05), которое сохранялось на том же уровне в течение 5 ч (рис. 4), подтверждая важную роль ЛГ в регуляции функции желтого тела. В дозе 500 нг/кг сурфагон не давал выраженного лютеотропного эффекта. Помимо стимуляции синтеза Д4Р, сурфагон активировал секрецию эстрогенов, более выраженную при введении 5000 нг/кг. Однако в отличие от Д4Р максимальный стимулирующий эффект агониста на концентрацию Е2 наблюдался позже, т. е. только через 5 ч, но частично сохранялся и через сутки при введении сурфагона в дозе 5000 нг/кг. Продолжительность МЦ при введении сурфагона в лютеальную фазу не нарушалась.

Выводы

1 . Однократное внутривенное введение сурфагона и бузерелина самцам павианов гамадрилов в дозах 50, 500 и 5000 нг/кг индуцирует резкое повышение уровней ЛГ и Т в плазме периферической крови в течение 8 ч. Биологическая активность сурфагона и бузерелина практически идентична.

  1. Активирующее влияние сурфагона на гормональную активность семенников носит зависимый от дозы характер, выражающийся биквадратным уравнением вида

lg Y= a (lg X)[1] + b lg X + c,

где Y площадь ответа T за 8 ч; X — доза препарата (в нг на 1 кг массы тела); а, Ь, с — коэффициенты, зависимые от единиц измерения площади ответа, исходного уровня Т и индивидуальных особенностей реакции семенников на введение сурфагона.

  1. Однократное внутривенное введение сурфагона самкам павианов гамадрилов в раннюю фолликулярную фазу индуцирует пролонгированную активацию секреции эстрадиола, более выраженную в дозе 5000 нг/кг. Активирующее влияние сурфагона на фолликулярный стероидогенез может сопровождаться последующими нарушениями в характере и продолжительности МЦ.
  2. Однократное внутривенное введение сурфагона самкам павианов гамадрилов в лютеальную фазу МЦ оказывало лютеотропное действие, а также вызывало активацию секреции эстрадиола, существенно более выраженные при введении препарата в дозе 5000 нг/кг.

Список литературы

1. Гончарова Н. Д., Гончаров Н. П.//Пробл. эндокринол. -1989. -№ 5. -С. 68-72.

2. Инструкция к набору реактивов для радиоиммунологического определения тестостерона в плазме крови/Гончаров Н. П., Кация Г. В., Гончарова Н. Д. и др. -М., 1986.

3. Инструкция к набору реактивов для радиоиммунологического определения прогестерона в плазме крови/Гончаров Н. П., Кация Г. В., Гончарова Н. Д. и др. -М., 1986.

4. Инструкция к набору реактивов для радиоиммунологического определения эстрадиола в плазме крови/Гончаров Н. П., Кация Г. В., Гончарова Н. Д. и др. -М., 1986.

5. Abdalla Н. I., Ahuja К. К., Leonard Т. et al.//Fertil. Steril -1990. -Vol. 53, N 3. -P. 473-478.

6. Furr B. J. A., Woodburn J. R.//J. Endocrinol. Invest. -1988 -Vol. 11, N 7. -P. 535-557.

7. Ghai K., Cara J. F., Rosenfield R. L.//J. clin. Endocrinol Metab. -1995. -Vol. 80, N 10. -P. 2980-2986.

8. Goncharov N. P., Antonichev A. V., Gorluschkin V. M. et al.//Acta endocrinol. -1979. -Vol. 91. -P. 49-58.

9. Ibanez L., Potau N., Zampolli M. et al.//J. clin. Endocrinol. Metab. -1994. -Vol. 78, N 1.-P. 30-35.

10. Jacobs H. S., Porter R., Eshal A., Craft I.//LHRH and its Analogs Contraceptive and Therapeutic Applications/Eds B. H. Vickery, J. J. Nestor. -Lancaster, 1987. -Pt 2. -P. 303.

11. Lejenne В., Barlow P., Puissant F. et al.//Fertil. Steril. -1990. -Vol. 54, N 3. -P. 475-481.

12. Martin K., Santoro N, Hall J. et al.//J. clin. Endocrinol. Metab. -1990. -Vol. 71, N 5. -P. 1080-1086.

13. Sopelak V. M., Williams R. F., Hodgen G. D.//Factors Regulating Ovarian Function/Eds G. S. Greenwald, P. F. Ter-ranova. -New York, 1983. -P. 245-249.

14. Wickings F. J., Qazi M. H., Nieschlag E.//J. Reprod. Fertil. -1979. -Vol. 57. -P. 497-504.

15. Wilks J. W.//Acta endocrinol. -1984.-Vol. 106. -P. 538-543.


Об авторе

Н. Д. Гончарова

Институт медицинской приматологии РАМН


Россия


Рецензия

Для цитирования:


Гончарова Н.Д. Острое влияние агонистов люлиберина на гипофизарную, тестикулярную и овариальную функцию у обезьян. Проблемы Эндокринологии. 1997;43(2):42-45. https://doi.org/10.14341/probl199743242-45

For citation:


Goncharova N.D. Acute effects of agonists of luteinizing hormone releasing factor (LHRF) on the pituitary, testicular, and ovarian function in monkeys. Problems of Endocrinology. 1997;43(2):42-45. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl199743242-45

Просмотров: 174


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)