Preview

Структурные изменения щитовидной железы: результаты скринингового ультразвукового обследования населения Москвы

https://doi.org/10.14341/probl200551536-39

Полный текст:

Аннотация

Для оценки распространенности и структуры тиреоидной патологии в Москве - территории с легким йодным дефицитом - за 14 мес было обследовано 1103 человека (из них 1004 женщины, 99 - мужчин) в случайной выборке. Возраст обследуемых лиц колебался от 17 до 80 лет, средний возраст составил 36,7 года (± 14,05); медиана 37 лет. Обследование включало в себя: клинический осмотр с пальпацией щитовидной железы, краткий сбор анамнеза и ультразвуковое исследование щитовидной железы на портативном аппарате "Mysono" с линейным датчиком 7,5 МГц в режиме реального времени. Среди обследованных лиц эхографические признаки тех или иных изменений щитовидной железы были выявлены в 36% случаев. Наиболее часто встречающейся патологией являлись фокальные изменения ткани щитовидной железы, распространенность которых составила 12,4%. С несколько меньшей частотой встречались узловые образования щитовидной железы - 10,5%. Из них на долю узлового зоба приходится 6%, а многоузлового зоба - 4,5%. Третья группа изменений представлена диффузным снижением эхогенности тиреоидной ткани - 9%. Еще реже выявлялся диффузный зоб, частота которого составила 5%. Небольшой процент обследованных (0,1%) имели в анамнезе операции по поводу того или иного заболевания щитовидной железы.

Для цитирования:


Трошина Е.А., Мазурина Н.В., Галкина Н.В., Мартиросян И.Т. Структурные изменения щитовидной железы: результаты скринингового ультразвукового обследования населения Москвы. Проблемы Эндокринологии. 2005;51(5):36-39. https://doi.org/10.14341/probl200551536-39

For citation:


Troshina Y.A., Mazurina N.V., Galkina N.V., Martirosyan I.T. Thyroid structural changes: results of a screening ultrasound study of a Moscow population. Problems of Endocrinology. 2005;51(5):36-39. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200551536-39

По данным многочисленных исследований проведенных в ЭНЦ РАМН с 1995 по 2004 г практически по всей территории РФ выявлен йодный дефицит различной степени выраженности Результаты популяционных исследований, проведенных в 1999-2001 гг. в Москве, также свидетельствуют о наличии легкого йодного дефицита: медиана экскреции йода с мочой составляла 72—92 мкг/л а частота зоба у школьников — 15,5—7,4% [1,4]. ’

Хорошо известно, что структура тиреоидной патологии во многом зависит от уровня потребления йода в популяции. В странах, где существует дефицит йода, среди заболеваний щитовидной железы (ШЖ) преобладает диффузный (ДЗ) и узловой (УЗ) коллоидный зоб.

В рамках эпидемиологических исследований, оценивающих обеспеченность йодом, во многих регионах РФ определяли частоту зоба у детей школьного возраста по данным как пальпации, так и УЗИ. Распространенность зоба среди школьников на территории РФ варьировала в широких пределах — от 8,5 до 30%. Однако четких данных о распространенности ДЗ среди взрослых в настоящее время нет.

Следствием хронического дефицита йода является высокая распространенность УЗ и многоузлового зоба (МУЗ), особенно в старшей возрастной группе. Если в странах с достаточным потреблением йода распространенность УЗ составляет 5%, то в условиях дефицита йода она может достигать 30— 40% [2]. По данным литературы, в регионах с умеренным йодным дефицитом узловые образования ЩЖ встречаются не менее чем у 1/3 женщин в возрасте старше 30 лет. Таким образом, распространенность УЗ зависит не только от йодного обеспечения, но и от пола и возраста (почти в 2 раза чаще встречается у женщин, чем у мужчин).

Современные ультразвуковые аппараты сдатчиками 7,5 и 10 МГц позволяют обнаруживать не- пальпируемые очаговые изменения ткани ЩЖ (или так называемые фокальные изменения). Минимальный размер выявляемых при эхографии солидных образований составляет 3 мм, жидкостных — 2 мм. Большинство авторов придерживаются точки зрения, согласно которой непальпируемые образования ЩЖ диаметром менее 1 см не имеют клинического значения. Однако в условиях хронического дефицита йода подобные структурные изменения ткани ЩЖ могут быть расценены как доклинические этапы формирования УЗ/МУЗ.

Целью настоящей работы явилось изучение распространенности структурных изменений ЩЖ, определяемых при УЗИ, среди взрослого населения Москвы. Данное исследование было выполнено при поддержке фармацевтической компании "Берлин-Хеми".

Материалы и методы

Для оценки распространенности и структуры тиреоидной патологии в Москве - территории с легким йодным дефицитом - за 14 ^<с.е1Нл?^Ь 2003 г -ноябрь 2004 г.) было обследовано 1103 человека (1004 женщины и 99 мужчин) в случайной выборке. Все обследованные являлись сотрудниками различных предприятий (швейные фабрики) и учебных заведений (учреждения среднего профессионального образования) Москвы и были включены в исследование на добровольной основе. Результаты обследования лиц мужского пола в данной работе не учитывали в связи с небольшой выборкой. Возраст обследуемых колебался от 17 до 80 лет, средний возраст составил 36,7 ± 14,05 года (медиана 37 лет).

Обследование проводили 2 врача-эндокринолога. Оно включало в себя клинический осмотр с пальпацией ЩЖ, краткий сбор анамнеза и УЗИ ЩЖ с последующей записью полученных результатов в анкете. УЗИ ЩЖ проводили на портативном аппарате "Mysono" с линейным датчиком 7,5 МГц в режиме реального времени по стандартному протоколу с указанием размеров и структуры ЩЖ, а также размеров, локализации и структуры узлов при их обнаружении.

Ниже представлены наиболее часто встречающиеся заключения УЗИ ЩЖ: 1) норма; 2) ДЗ — превышение верхнего значения нормального объема ЩЖ (18 мл у женщин, 25 мл у мужчин) более чем на 1 мл; 3) УЗ — наличие солитарного очагового образования размером более 1 см; 4) МУЗ — наличие 2 узловых образований и более; 5) фокальные изменения — наличие 1 очагового образования и/или более размером менее 1 см; 6) диффузные изменения ткани ЩЖ и снижение эхогенности рассматривали как эхографические признаки аутоиммунной патологии ЩЖ. Следует отметить, что выявление при скрининговом УЗИ подобных изменений не может служить основанием для постановки клинического диагноза.

Статистический анализ данных выполняли с помощью программы Biostatistica 4,03. Значимость различий качественных показателей оценивали по критерию х2.

Результаты

Среди обследованных эхографические признаки тех или иных изменений ЩЖ были выявлены в 36% случаев. Структура выявленных изменений представлена на рис. 1.

Как видно из рис. 1, у большинства обследованных (63%) эхографических признаков патологии ЩЖ не выявлено. У 382 (37%) пациентов были обнаружены те или иные изменения структуры ЩЖ.

Наиболее часто встречающейся патологией являлись фокальные изменения ткани ЩЖ, распространенность которых составила 12,4%. С несколько меньшей частотой встречались узловые образования ЩЖ (10,5%), из них на долю УЗ приходится 6%, МУЗ — 4,5%. Третья группа изменений представлена диффузным снижением эхогенности тиреоидной ткани (9%). Еще реже выявляли ДЗ, частота которого составила 5%. Небольшая часть обследованных (0,1%) имели в анамнезе операции по поводу того или иного заболевания ЩЖ.

В нашем исследовании также была подтверждена большая распространенность тиреоидной патологии у женщин (38%) по сравнению с мужчинами (14%).

Структура заболеваний ЩЖ существенно различалась в зависимости от возраста обследованных. Поэтому мы выделили группы пациентов разного возраста (см. таблицу).

Так, среди лиц 17—19 лет в 87,5% случаев размеры и структура ЩЖ соответствовали норме. Структурные изменения ЩЖ были представлены наличием очаговых образований размерами менее 1 см (5,9%). В 4,6% случаев был диагностирован ДЗ.

У 21,5% обследованных в возрасте 20—29 лет были отмечены те или иные структурные изменения ЩЖ. В этой группе достоверно увеличилась частота встречаемости фокальных изменений (до 9,4%) по сравнению с лицами до 20 лет (р < 0,05). Частота диффузного эутиреоидного зоба (ДЭЗ) практически не отличалась от таковой у лиц в возрасте до 20 лет и составила 4,7%. В этой группе были выявлены узлы ЩЖ, частота которых составила 3,7%.

У пациентов 30—39 лет частота встречаемости узловых форм зоба увеличилась до 5,3%. Из них на долю одиночного узла приходится 3,7%, МУЗ — 1,6%; частота фокальных изменений также возросла и составила 12,1%. Что касается ДЗ, то в данной группе частота его составила 7,9%, что достоверно выше таковой у пациентов 17—19 лет (р = 0,036). Нормальная структура ЩЖ выявлена у 70% обследованных.

У пациентов 40—49 лет нормальная структура ЩЖ выявлена в 45% случаев. Патологию обнаруживали достоверно чаще (р < 0,01) по сравнению с группой 20—29 лет, она характеризовалась высокой распространенностью узловых образований, которые составляют 15,8% (УЗ — 8,5%, МУЗ — 7,3%). Также достоверно различались частота снижения эхогенности тиреоидной ткани в сочетании с характерными для АИЗ изменениями структуры железы (15%). Частота фокальных изменений в данной группе достигала показателя 17,9%.

Среди пациентов 50—59 лет нормальная структура ЩЖ отмечена у 46%. Частота узловых форм достигала 20,8%, также преобладали одиночные узлы по сравнению с МУЗ (11,6 и 9,2% соответственно). Фокальные изменения составляли 12,1%, эхографические признаки аутоиммунного поражения ЩЖ - 14,5%.

У лиц старше 60 лет отмечалось преобладание узловых изменений ткани ЩЖ, частота которых составила 27,5%. Примечательно, что в данной группе, как и у пациентов 50—59 лет, многоузловые формы зоба встречались чаще по сравнению с солитарными узлами (15,7 и 11,8% соответственно). Частота фокальных изменений и признаков аутоиммунной патологии ЩЖ составила 17,6 и 23,5% соответственно. Только у 29,4% обследованных имелась нормальная структура ЩЖ.

Как видно из рис. 2, частота фокальных изменений ЩЖ, ДЭЗ и различных форм УЗ коррелируете возрастом. Так, фокальные изменения встречаются во всех возрастных группах, но максимальная распространенность отмечается в старшей возрастной группе. ДЭЗ и различные формы УЗ находятся в обратно пропорциональной зависимости: с увеличением возраста частота встречаемости ДЭЗ снижается, а УЗ, напротив, увеличивается.

Обсуждение

Результаты проведенного нами исследования свидетельствуют о значительной распространенности тиреоидной патологии в женской популяции Москвы — практически у каждой третьей женщины имеются те или иные изменения ЩЖ. Преобладание различных форм УЗ и фокальных изменений в более старшей возрастной группе (старше 40 лет) и, напротив, снижение частоты встречаемости ДЭЗ с увеличением возраста практически отражает основные этапы морфогенеза йоддефицитного зоба. Сходная структура тиреоидной патологии выявляется при обследовании населения, проживающего в странах с легким или умеренным дефицитом йода [5, 7, 9, 10, 12, 14|.

По данным аутопсийного исследования, проведенного под руководством О. В. Зайратьянца в городской клинической больнице № 33 Москвы, распространенность узловых форм зоба составляет 12%, очаговых изменений диаметром менее 1 см и ДЗ — по 16% [3]. Эти результаты также почти полностью совпадают с данными, полученными в ходе нашей работы.

Возможно, меньшая частота встречаемости очаговых изменений ткани ЩЖ размерами менее 1 см связана с техническими характеристиками портативного аппарата, а именно с меньшей разрешающей способностью по сравнению со стационарными аппаратами с датчиками 10 МГц. Так, по данным Hyvinkaa, при использовании ультразвуковых аппаратов с разрешающей способностью 7,5 МГц были случайно обнаружены очаговые изменения ЩЖу27% женщин и 15% мужчин. Использование ультразвуковых аппаратов с разрешающей способностью 10 МГц в небольшом исследовании в Калифорнии выявило очаговые изменения в 67% случаев (у 72% женщин и 41% мужчин). Кроме того, у 48% лиц с узлами, обнаруженными при пальпации, при УЗИ были выявлены дополнительные очаговые изменения, при этом у 72% пациентов диаметр обнаруживаемых узлов был менее 1 см [13].

Значительная распространенность фокальных или зобных изменений ЩЖ и широкое использование УЗИ привели к тому, что практический врач все чаще сталкивается с данной патологией и перед ним возникает дилемма: лечить или наблюдать? В пользу активной курации данной патологии свидетельствуют обеспокоенность пациента, возможность трансформации очагового изменения в узловое образование и онкологическая настороженность. Так, распространенность злокачественных образований среди не пальпируемых узлов по данным биопсии составляет в среднем 1,8-10%, по данным аутопсии - несколько выше - 2,7-24%. В работах, сравнивающих встречаемость рака ЩЖ в образованиях размером более и/ или менее 1 см, распространенность рака была практически одинаковой [8, 11]. В настоящее время тактика в отношении фокальных изменений не определена, поскольку не изучена их потенциальная способность к пролиферации и возможность трансформации в коллоидные узлы. Учитывая большую распространенность данных изменений в йоддефицитных районах, логично предположить, что фокальные изменения — один из начальных этапов формирования МУЗ.

Выводы

  1. Наиболее частой патологией ШЖ среди женской популяции Москвы, встречающейся во всех возрастных группах и увеличивающейся с возрастом, являются фокальные изменения ткани ЩЖ, распространенность которых составила 12,4%.
  2. Распространенность ДЗ в общей популяции составила 5%. С увеличением возраста отмечается тенденция к снижению доли ДЗ в структуре заболеваний ЩЖ и преобладанию узловых форм зоба.
  3. В структуре тиреоидной патологии в обследованной выборке узловые изменения ткани ЩЖ составили 10,5%. Частота узловых форм зоба увеличивается с возрастом и характеризуется преобладанием многоузловых форм у женщин старшей возрастной группы.

Список литературы

1. Анциферов М.Б., Свириденко Н.Ю., Филатов Н.В. // Клин. тиреоидол. - 2004. - Т.2, № 2. - С. 43-48.

2. Деланж Ф. // Thyroid Int. - 2002. - N 5.

3. Зайратьянц О.В. // Материалы 2-го Всероссийского ти-реоидологического конгресса. - М., 2002.

4. Иоддефицитные заболевания в России / Герасимов Г.А., Фадеев В.В., Свириденко Н.Ю. и др. - М., 2002.

5. Aghini-Lombardi F., Antonangeli L., Martina E. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1999. - Vol.84. - P. 561-566.

6. Ezzat S., Sarti D.A., Cain D.R., Braunstein G.D. // Arch. In-tern. Med. - 1994. - Vol.154, № 16. - P. 1838-1840.

7. Furlanetto Т., Peccin S., de 0'Schneider M. et al. // Rev. Assoc. Med. Bras. - 2000. - Vol.46, № 4. - P. 331-334.

8. Hagag P., Strauss S., Weiss M. // Thyroid. - 1998. - Vol.8, № 11. - P. 989-995.

9. Knudsen N., Perrild H., Christiansen E. et al. // Eur. J. Endocrinol. - 2000. - Vol.142. - P. 224-230.

10. Knudsen N., Laurberg, Perrild H. et al. // Thyroid. - 2002. - Vol.12, № 10. - P. 879-886.

11. Papini E., Guglielmi, Bianchini A. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 2002. - Vol.87, № 5. - P. 1941-1946.

12. Rago Т., Chiovato L., Aghini-Lombardi F. et al. // J. Endocrinol. Invest. - 2001. - Vol.24, № 10. - P. 770-776.

13. Ross D.S. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 2002. - Vol.87, № 5. - P. 1938-1940..

14. Timimori E., Pedrinola F., Cavalieri H. et al. // Thyroid. - 1995. - Vol.5. - P. 2-6.


Об авторах

Е. А. Трошина

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Н. В. Мазурина

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Н. В. Галкина

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


И. Т. Мартиросян

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Для цитирования:


Трошина Е.А., Мазурина Н.В., Галкина Н.В., Мартиросян И.Т. Структурные изменения щитовидной железы: результаты скринингового ультразвукового обследования населения Москвы. Проблемы Эндокринологии. 2005;51(5):36-39. https://doi.org/10.14341/probl200551536-39

For citation:


Troshina Y.A., Mazurina N.V., Galkina N.V., Martirosyan I.T. Thyroid structural changes: results of a screening ultrasound study of a Moscow population. Problems of Endocrinology. 2005;51(5):36-39. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200551536-39

Просмотров: 1587


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)