Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Рецепторы половых гормонов в пролактиномах гипофиза у больных разного пола

https://doi.org/10.14341/probl200753142-46

Полный текст:

Аннотация

Предпринята попытка расшифровать механизм возникновения опухолей гипофиза-пролактином у лиц разного пола. Исследованы вопросы наличия или отсутствия андрогенных рецепторов в опухолях. Анализ концентрации ядерных рецепторов, в частности эстрогенных, показал более высокую их концентрацию в пролактинпозитивных аденомах гипофиза по сравнению с неактивными аденомами гипофиза. Рецепторы андрогенов обнаружены в гонадотропных и лактотропных клетках интактного гипофиза. Анализ концентрации ядерных рецепторов тестостерона в различных морфологических типах аденом гипофиза не выявил отличий в ЛГ/ФСГ-позитивных и пролактинпозитивных опухолях.

Для цитирования:


Бабичев В.И., Марова Е.И., Кузнецова Т.А., Адамская Е.И., Кадашев Б.А., Астафьева Л.И., Яцишина О.Н., Шкарубо А.Н. Рецепторы половых гормонов в пролактиномах гипофиза у больных разного пола. Проблемы Эндокринологии. 2007;53(1):42-46. https://doi.org/10.14341/probl200753142-46

For citation:


Bablchev V.N., Marova E.I., Kuznetsova T.A., Adamskaya E.I., Kadashev B.A., Astafyeva L.I., Yatsishina O.N., Shkarubo A.N. Sex hormone receptors in pituitary prolactinomas. Problems of Endocrinology. 2007;53(1):42-46. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200753142-46

Основными регуляторами секреции пролактина и гонадотропинов являются половые гормоны, в частности эстрогены [3]. Они же являются ведущими факторами, оказывающими влияние на развитие гипофизарных аденом, в частности пролактином [25]. Эксперименты на животных показали, что длительное введение эстрадиола может индуцировать развитие опухолей гипофиза [23]. У людей повышенный риск роста опухолей гипофиза отмечали во время беременности [14], т. е. когда повышен уровень эстрадиола в крови, или при терапии экзогенными эстрогенами [25]. В настоящее время считается, что регуляторное действие эстрогенов опосредуется через эстрогенные рецепторы [11, 22, 29] и если цитоплазматические рецепторы определяют чувствительность ткани к гормонам, то уровень биологического ответа определяется ядер- ными рецепторами [8, И, 18]. Показано также, что андрогены оказывают непосредственное влияние in vitro на различные гипофизарные клетки [16], включая некоторые аденомы гипофиза у людей [8, 10]. Такой ответ на влияние андрогенов предполагает наличие клеточных андрогенных рецепторов в опухолях, однако работ об экспрессии этих рецепторов очень мало и результаты их противоречивы [10, 18, 27]. В связи с этим нами и была проведена работа по изучению роли половых гормонов в возникновении пролактином у особей разного пола.

Концентрация ядерных рецепторов эстрадиола и тестостерона в опухолевых тканях

Таблица 1

Тип опухоли

Возраст, годы

Уровень пролактина, мЕ/мл

Ядерные рецепторы

фмоль на 1 мг ДНК

эстрадиола

тестостерона

Пролактинсекретирующая аденома гипофиза

32

2000-6000

150,9 ± 16,1 (13)

322,9 ± 48,3 (13)

Неактивная аденома гипофиза

44

Менее 2000

97,7 ± 12,2* (31)

312,2 ± 29,1 (35)

Краниофарингиома

96,8 ± 12,0* (25)

343,4 ± 28,6 (28)

Примечание. Здесь и в табл. 2 в скобках — число опухолей. * — р < 0,01 по сравнению с пролактинсекретирующей аденомой гипофиза.

Материалы и методы

Материал для исследования был получен после оперативного вмешательства у 13 больных с пролактинсекретирующей опухолью аденогипофиза (7 женщин и 6 мужчин), у 31 больного с неактивной аденомой гипофиза (НАГ) с умеренной гиперпролактинемией (13 женщин и 18 мужчин), у 32 больных с краниофарингиомой (12 женщин и 20 мужчин). Опухолевую ткань гомогенизировали в 0,01 М ТЕМ-буфере (0,01 М трис-НС1, 0,0015 М ЭДТА, 0,01 М 2-меркаптоэтанол pH 7,4), затем центрифугировали 10 мин при 800g.

Для получения ядерного материала осадок гомогената подвергали дальнейшей гомогенизации в 0,01 М ТЕ-буфере (0,01 М трис-НС1, 0,0015 ЭДТФ pH 6,8). Ядра выделяли по методу Chauveau в модификации В. М. Кедровой и Л. В. Орловой [4], основанной на различии в плотности ядер и остальных клеточных элементов: при центрифугировании в 2,2 М сахарозе при 18 000 g в течение 60 мин ядра оседают на дно, тогда как другие клеточные элементы всплывают.

Для определения способности ядер, выделенных из ткани опухоли, связывать эстрадиол или тестостерон применяли метод Anderson и соавт [5], обеспечивающий обмен эндогенного гормона, находящегося в клеточном ядре, на радиоактивный гормон инкубационной среды. В качестве меченых гормонов использовали 17р-2,4,6,7-ЗН-эстрадиол (ЗН-Э, удельная активность 108,8 Ки/ммоль фирмы "Amersham", Англия) и 1,2,6,7-ЗН-тестостерон (ЗН-Т, удельная активность 90,4 Ки/ммоль, Санкт- Петербург). Пробы ядерной суспензии инкубировали с насыщающими концентрациями ЗН-Э (6Д0-9М) и ЗН-Т (40Д0-9М). Инкубацию осуществляли при 32°С в течение 60 мин. Свободный гормон от связанного с ядрами отмывали дважды ТЕ-буфером (pH 6,8) и осадок переносили 1,5 мл этанола в сцинтилляционные флаконы. Радиоактивность в пробах просчитывали в жидкостносцинтилляционном счетчике SL-30 "Intertech- nigue". Количество связывающих мест в ядрах рассчитывали в фемтомолях на 1 мг ДНК, а содержание ДНК — по методу Burton [9].

Результаты и обсуждение

Анализ полученных данных свидетельствует о том, что концентрация ядерных рецепторов эстрадиола была максимальной в аденоматозных клетках пролактинсекретирующих опухолей гипофиза, составляя 150,9 ± 16,1 фмоль на 1 мг ДНК (табл. 1), и достоверно (р < 0,05) превышала концентрацию рецепторов в НАГ (97,7 ± 12,2 фмоль на 1 мг ДНК). Средняя концентрация эстрогенных рецепторов в опухолевых клетках исследуемых макроаденом гипофиза составила 113,4 ± 69,0 фмоль на 1 мг ДНК. В клетках краниофарингиомы число ядерных эстрадиолсвязывающих мест было ниже (р < 0,05), чем в пролактиноме, но не отличалось от такового в клинически гормонально-неактивной аденоме гипофиза. Концентрация ядерных рецепторов тестостерона была одинаковой как в макроаденомах гипофиза, так и в краниофарингиоме.

Анализ данных о концентрации ядерных рецепторов эстрадиола и тестостерона в аденомах гипофиза в зависимости от пола (табл. 2) показал, что в опухолевой ткани пролактином она не различалась у мужчин и женщин и составила соответственно 149,2 ± 25,1 и 152,4 ±22,7 фмоль на 1 мг ДНК. Более того, у женщин в обоих типах аденом гипофиза концентрация ядерных эстрогенных рецепторов была одинаковой (152,4 ± 22,7 и 125,6 ± 24,5 фмоль на 1 мг ДНК). В отличие от этих данных у мужчин концентрация рецепторов эстрадиола была достоверно ниже (р < 0,05) в НАГ по сравнению с пролактиномой (77,6 ± 9,6 и 149,2 ± 25,1 фмоль на 1 мг ДНК). Не было отмечено различий в числе эстрадиолсвязывающих мест в НАГ у мужчин и женщин. Что касается ядерных рецепторов тестостерона, то мы не обнаружили различий в их концентрации между пролактиномой и аденомой гипофиза как у мужчин, так и у женщин.

Таблица 2

Концентрация ядерных рецепторов эстрадиола и тестостерона в опухолевых тканях в зависимости от пола больного

Тип аденомы гипофиза

Группа

Пол

Ядерные рецепторы, фмоль на 1 мг ДНК

эстрадиола

тестостерона

Пролактинсекретирующая

1

Ж

152,4 ± 22,7 (7)

280,0 ± 51.6 (8)

Неактивная

2

ж

125,6 ± 24,5 (13)

286,2 ±49.6 (14)

Пролактинсекретирующая

3

м

149,2 ± 25,1 (6)

391.5 ± 93.9 (5)

Неактивная

4

м

77,6 ± 9,6* (18)

329,6 ± 6,0 (21)

Примечание. * — р < 0,05 по сравнению с группой 3.

Таблица 3

Распределение опухолей гипофиза в зависимости от концентрации эстрогенных рецепторов

Концентрация эстрогенных рецепторов, фмоль на 1 мг ДНК

| Пролактиномы

НАГ

Менее 100

2

19

Более 100

11

12

Всего опухолей...

13

31

В ходе анализа все исследуемые макроаденомы гипофиза были разделены на две группы: с концентрацией эстрогенных рецепторов более 100 фмоль на 1 мг ДНК, которая рассматривалась как значимая, и менее 100 фмоль на 1 мг ДНК (табл. 3). Детальный анализ полученных нами данных свидетельствует о том, что концентрация ядерных рецепторов эстрадиола была достоверно выше в пролактиномах по сравнению с таковой в НАГ (р = 0,005).

Полученные нами данные находят свое подтверждение в аналогичных исследованиях других авторов [8, 18, 30]. Используя различные методы определения рецепторов стероидных гормонов (иммуно- ферментный, метод конкурентного связывания, гибридизации in situ), большинство авторов утверждают, что эстрогенные рецепторы широко распространены в опухолях гипофиза, хотя в пролактиномах наблюдалась более высокая их экспрессия по сравнению с таковой в других гормонсекретирую- щих опухолях. В своих исследованиях [1,2] мы показали, что концентрация ядерных рецепторов эстрадиола была максимальной в аденоматозных клетках пролактинсекретирующих опухолей гипофиза по сравнению с таковой в других исследованных опухолях (неврином, менингиом, астроцитом, глиом) [1]. Следовательно, можно говорить о корреляции между уровнем пролактина и концентрацией ядерных рецепторов эстрадиола. В некоторых работах [11, 32] была также показана четкая корреляция между продукцией пролактина и экспрессией эстрогенных рецепторов. L. Stefaneanu и соавт. [30] не обнаружили корреляции между экспрессией мРНК эстрогенных рецепторов, содержанием пролактина, размером опухоли или уровнем пролактина в крови. Не вызывает сомнения тот факт, что в этих опухолях секреция пролактина регулируется эстрогенами и анатиэстрогенами. Действительно, антиэстроген тамоксифен снижал уровень пролактина у больных с макропролактиномой [21] и подавлял его секрецию в пролактиномах in vitro [7]. Скорее всего, это его действие опосредовано эстрогенными рецепторами, что подтверждается отсутствием информации о наличии эстрогенных рецепторов в микропролактиномах или положительном влиянии тамоксифена на уровень пролактина в сыворотке.

Ряд авторов полагают, что эстрогенные рецепторы играют важную роль не только в продукции 44

пролактина, но и в пролиферации лактотрофов. Например, длительное введение эстрогена вызывает гиперплазию лактотрофов и аденому гипофиза у грызунов [31]. У людей, по мнению этих авторов, роль эстрогенов в клеточной пролиферации опухоли все еще до конца не ясна. В некоторых работах показано, что рост опухоли стимулируется эстрогенами и тормозится андрогенами. Так, использование пероральных контрацептивов связано с быстрым увеличением размера и секреции некоторых лактотрофных аденом [13], а также при применении эстрогенной терапии в патогенезе лактотроф- ной аденомы при изменении пола с мужского на женский [20].

Однако появились работы, свидетельствующие о том, что эстрогенные рецепторы в дополнение к их общепризнанной роли в качестве эстрогенакти- вированного фактора транскрипции могут непосредственно взаимодействовать с пептидными факторами роста независимо от эстрадиола [17]. Следовательно, эстрогенные рецепторы могут участвовать в клеточной пролиферации и посредством ряда внутриклеточных митогенных путей.

Существенный вклад в решение данной проблемы внесли работы, освещающие механизмы взаимодействия бромкриптина, широко используемого при лечении аденом гипофиза, с эстрогенными рецепторами. В опытах in vitro было показано, что длительное воздействие бромкриптина на пролак- тинсекретирующую аденому гипофиза вызывает заметное снижение (или исчезновение) мРНК эстрогенных рецепторов, которое указывает на подавление транскрипции гена рецепторов эстрадиола. Было показано, что агонист дофамина уменьшает размер опухоли, подавляет выброс и синтез пролактина и вызывает существенное снижение содержания мРНК пролактина [19]. Это свидетельствует о том, что низкий уровень транскрипции гена эстрогенных рецепторов может играть определенную роль в ингибировании продукции пролактина в пролактиномах при введении бромкриптина. Авторы также полагают, что сниженная транскрипция гена рецепторов эстрадиола может выступать в качестве одного из механизмов, объясняющих инволюцию лактотропных клеток аденомы.

На основании полученных результатов и данных литературы можно предположить, что эстрогены играют определенную роль в патогенезе пролактинсекретирующих аденом гипофиза.

Как отмечено выше, у мужчин и женщин с пролактиномами гипофиза концентрация рецепторов эстрадиола была одинаковой. Однако у мужчин обнаружена более высокая концентрация эстрогенных рецепторов в пролактиномах и НАГ. Наши данные совпадают с результатами Н. Nakao и соавт. [24], которые также не обнаружили различий в уровне эстрогенных рецепторов в пролактиноме у мужчин и женщин.

У больных с НАГ, сопровождающейся умеренной пролактинемией, отсутствуют клинические проявления эндокринных расстройств, указывающих на избыточную гормональную секрецию. Хорошо известно, что около 85% НАГ способны секретировать гормоны, главным образом гликопротеиновые.

В случае НАГ, когда секреция гонадотропинов не всегда обнаруживается in vivo, секреция гонадотропинов этими аденомами может быть обнаружена с помощью культуры ткани или иммуногистохимическими методами. Нами было проведено иммуногистохимическое исследование для выявления наличия ядерных эстрогенных рецепторов в различных морфологических типах аденом. Было показано, что неактивные опухоли гипофиза, которые не проявляли иммунореактивности к гонадотропинам, имели самую низкую экспрессию рецепторов. Данные литературы также свидетельствуют о том, что экспрессия рецепторов эстрогенов была обнаружена в гонадотропных гипофизарных опухолях [15, 24]. Результаты проведенных исследований показали, что большинство НАГ были Л Г/ ФСГ-позитивными. Концентрация эстрогенных рецепторов была максимальной в пролактинпозитивных аденомах (114 фмоль на 1 мг ДНК), а в ЛГ/ ФСГ-позитивных аденомах она была ниже и составляла 81 фмоль на 1 мг ДНК. Однако незначительное количество исследований не позволяет говорить о достоверности полученных данных.

Некоторые исследователи не обнаружили эстрогенных рецепторов в НАГ [24, 32]. S. Asa и соавт. [6] в 96 из 99 случаев обнаружили выброс ЛГ, ФСГ или а-субъединицу гликопротеиновых гормонов in vitro. По мнению N. Gittoes и соавт. [12], именно сниженная экспрессия эстрогенных рецепторов может объяснить высокий уровень а-субъединицы в НАГ. Регуляция секреции ЛГ и ФСГ эстрадиолом осуществляется за счет эстрогенных рецепторов, присутствующих в гонадотропинсекретирующих опухолях и НАГ. М. Jaffrain-Rea и соавт. [18] показали, что концентрация цитоплазматических рецепторов эстрадиола в обоих типах аденом была примерно одинаковой, тогда как в пролактиноме она достоверно отличалась от таковой.

Мы не показали различий в концентрации ядерных рецепторов эстрадиола в аденомах гипофиза (НАГ и пролактиномах) с инфильтративным и неинфильтративным характером роста.

Исследования последних лет расширили наши представления о механизмах физиологического действия эстрадиола на гипофизарные клетки через ядерные рецепторы [3]. Эстрогенные клетки работают как димер, модулируя транскрипцию гена. Показано существование двух отдельных, но связанных между собой форм эстрогенных рецепторов а и р с отчетливой тканевой экспрессией [28]. При этом a-форма эстрогенных рецепторов может быть специфическим медиатором действия эстрадиола в лактотрофах, тогда как p-фор.ма рецептора — в гонадотрофах. Авторы полагают, что поскольку эти две формы рецепторов обладают разным биологическим ответом на избирательные модуляторы эстрогенных рецепторов, экспрессия этих форм может влиять на биологические свойства этих опухолей, а также на их способность отвечать на лечение эстрогенами и антиэстрогенами.

Рецепторы андрогенов обнаружены в гонадотропных и лактотропных клетках интактного гипофиза [26]. Обнаруженные нами ядерные рецепторы андрогенов в пролактиномах и НАГ, концентрация которых не различалась в обоих типах аденом, подтверждены в исследованиях М. Jaffrain-Rea и соавт. [18]. Однако W. Saeger и соавт. [27], используя моноклональные антитела к рецепторам андрогенов, не выявили ядерного иммуноокрашивания ни в гонадотропинсекретирующих аденомах гипофиза, ни в НАГ.

Анализ концентрации ядерных рецепторов тестостерона в различных морфологических типах аденом гипофиза не выявил различий в ЛГ/ФСГ- позитивных и пролактинпозитивных опухолях.

Таким образом, концентрация ядерных рецепторов тестостерона не различалась в исследованных опухолях гипофиза. Вероятно, мужские половые гормоны, в частности тестостерон, не играют ведущей роли в патогенезе аденом гипофиза.

Выводы

  1. Концентрация ядерных эстрогенных рецепторов значительно выше в пролактинсекретирующих аденомах гипофиза как у женщин, так и мужчин, чем в клинически гормонально-неактивных аденомах и краниофарингиоме.
  2. Концентрация ядерных рецепторов тестостерона была одинаковой во всех исследованных опухолях гипофиза.

Список литературы

1. Бабичев В. Н., Марова Е. И., Кузнецова Т. А. и др. // Пробл. эндокринол. - 2000. - Т. 46, № 5. - С. 33-35.

2. Бабичев В. Н., Марова Е. И., Кузнецова Т. А. и др. // Бюл. экспер. биол. - 2001. - Т. 131, № 4. - С. 369-372.

3. Бабичев В. Н. // Биомед. химия. - 2005. - Т. 51, вып. 6. -С. 603-616.

4. Кедрова В. М., Орлова Л. В. // Современные методы в биохимии. - М., 1968. - С. 59-71.

5. Anderson J. N., Clark J. H., Peck E. J. // Biochem. J. - 1972. -Vol. 126, N 4. - P. 561-567.

6. Asa S. L., Cheng Z., Ramyar L. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1992. - Vol. 74. - P. 1128-1134.

7. Arafah B. M., Wilhite B. L. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1983. - Vol. 57. - P. 986-992.

8. Asa S. L., Ezzat S. The Cytogenesis and Pathogenesis of Pituitary Adenomas. - New York, 1998.

9. Burton K.A. // Biochem. J. - 1956. - Vol. 62. - P. 315-323.

10. Caronti В., Palladinl G., Calderaro С. et al. // Tumour Biol. - 1995. - Vol. 16. - P. 353-364.

11. Friend K. E, Chiou Y. K, Lopes M. B. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1994. - Vol. 78. - P. 1497-1504.

12. Gittoes N.. McCabe С/J., Verhaeg J. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1997. - Vol. 82. - P. 1960-1967.

13. Grossman A., Besser G. M. // Br. Med. J. - 1985. - Vol. 290. -P. 182-184.

14. Holmgren U., Bergstraund G., Hagenfeldt K., Werner S. // Acta Endocrinol. (Copenh.). - 1986. - Vol. 111. - P. 452-459.

15. Horvath E, Kovach K. // Am. J. Pathol. - 1984. - Vol. 117. -P. 440.

16. Hubert J. F., Thibault I., Turcotte R., Labric F. // Neuroendo-crinology. - 1988. - Vol. 48. - P. 360-366.

17. Jgnar-Trowbridge D. M., Pimentel M., Parker M. G. et al. // Endocrinology. - 1996. - Vol. 137. - P. 1735-1744.

18. Jaffrain-Rea M. L., Petrangeli E, Ortolanl F. et al. // J. Endocrinol. - 1996. - Vol. 151. - P. 175-184.

19. Kovacs K., Stefaneonu L., Horvath E. et al. // Virchows Arch. (Pathol. Anat.). - 1990. - Vol. 418. - P. 439-446.

20. Kovacs K., Stefaneanu L., Ezzat S., Smith H. S. // Arch. Pathol. Lab. Med. - 1994. - Vol. 118. - P. 562-565.

21. Lamberts S. W. J., Verleun Т., Oosterom R. // Neuroendocrinology. - 1982. - Vol. 34. - P. 339-342.

22. Lamberts S. W. J., van Koetsvell P., Verleun T. // Cancer Res. -1987. - Vol. 47. - P. 3666-3671.

23. Lloyd R. V. // J. Pathol. - 1983. - Vol. 113. - P. 198-206.

24. Nakao H., Koda M., Arao M. et al. // Acta Endocrinol. (Copenh.). - 1989. - Vol. 120. - P. 233-238.

25. Petllon F., Vila-Porcile E., Olivier L., Racadot J. // Ann. Endocrinol. - 1970. - Vol. 31. - P. 259-270.

26. Pelletter G. // Histol. Histopathol. - 2000. - Vol. 15. -P. 1261-1270.

27. Saeger W., Schreiber S., Ludecke D. K. // Pathol. Res. Pract. - 2000. - Vol. 196. - P. 771-773.

28. Shupnik M. A., Pitt L. K., Soh A. G. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1998. - Vol. 83. - P. 3965-3972.

29. Sprangen S. A., West N. В., Brenner R. M., Nethea С.L. // Endocrinology. - 1990. - Vol. 126. - P. 1133-1142.

30. Stefaneanu L., Kovacs K., Horvath E. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1994. - Vol. 78. - P. 83-88.

31. Stefaneanu L.. // Endocr. Pathol. - 1997. - Vol. 8. - P. 91-108.

32. Zafar M., Ezzat S., Ramyar L. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1995. - Vol. 80. - P. 3621-3627.


Об авторах

В. И. Бабичев

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия

Лаборатория физиологии эндокринной системы, отделение нейроэндокринологии



Е. И. Марова

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия

Лаборатория физиологии эндокринной системы, отделение нейроэндокринологии



Т. А. Кузнецова

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия

Лаборатория физиологии эндокринной системы, отделение нейроэндокринологии



Е. И. Адамская

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия

Лаборатория физиологии эндокринной системы, отделение нейроэндокринологии



Б. А. Кадашев

Институт нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко РАМН


Россия


Л. И. Астафьева

Институт нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко РАМН


Россия


О. Н. Яцишина

Институт нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко РАМН


Россия


А. Н. Шкарубо

Институт нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко РАМН


Россия


Для цитирования:


Бабичев В.И., Марова Е.И., Кузнецова Т.А., Адамская Е.И., Кадашев Б.А., Астафьева Л.И., Яцишина О.Н., Шкарубо А.Н. Рецепторы половых гормонов в пролактиномах гипофиза у больных разного пола. Проблемы Эндокринологии. 2007;53(1):42-46. https://doi.org/10.14341/probl200753142-46

For citation:


Bablchev V.N., Marova E.I., Kuznetsova T.A., Adamskaya E.I., Kadashev B.A., Astafyeva L.I., Yatsishina O.N., Shkarubo A.N. Sex hormone receptors in pituitary prolactinomas. Problems of Endocrinology. 2007;53(1):42-46. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200753142-46

Просмотров: 336


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)