Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Перспективы создания отечественных генно-инженерных препаратов для медицины. Растан - первый отечественный рекомбинантным гормон роста человека

https://doi.org/10.14341/probl200753219-24

Полный текст:

Аннотация

Развитие современной фармакологии невозможно представить без использования методов генетической инженерии (технологии рекомбинантных ДНК). Успехи медицины все более базируются на активном применении белковых препаратов, полученных с помощью технологии переноса наследственной информации (генов) из одного организма в другой.


Появление возможности экспрессировать чужеродные гены в клетках различных организмов (как эукариот, так и прокариот) стало одним из революционных событий в науке последних двух декад XX столетия и заложило основы современной биотехнологии.

Для цитирования:


Габибов А.Г., Пономаренко Н.А., Воробьев И.И., Баирамашвили Д.И., Кнорре В.Д., Шустер А.М., Мартьянов В.А., Крылов И.К., Бурмистров В.А., Дедов И.И., Мирошников А.И. Перспективы создания отечественных генно-инженерных препаратов для медицины. Растан - первый отечественный рекомбинантным гормон роста человека. Проблемы Эндокринологии. 2007;53(2):19-24. https://doi.org/10.14341/probl200753219-24

For citation:


Gabibov A.G., Ponomarenko N.A., Vorobyev I.I., Bairamashvili D.I., Knorre V.D., Shuster A.M., Martyanov V.A., Krylov I.K., Burmistrov V.A., Dedov I.I., Miroshnikov A.I. Prospects for designing Russian gene engineering agents for medicine. Rastan is the first Russian recombinant human growth hormone. Problems of Endocrinology. 2007;53(2):19-24. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200753219-24

Развитие современной фармакологии невозможно представить без использования методов генетической инженерии (технологии рекомбинантных ДНК). Успехи медицины все более базируются на активном применении белковых препаратов, полученных с помощью технологии переноса наследственной информации (генов) из одного организма в другой.

Появление возможности экспрессировать чужеродные гены в клетках различных организмов (как эукариот, так и прокариот) стало одним из революционных событий в науке последних двух декад XX столетия и заложило основы современной биотехнологии. Получение новых лекарств на основе рекомбинантных белков по своей значимости для практического здравоохранения можно сравнить с успехами Дженнера и Пастера в области вакцинации и с открытием в середине XX века эры антибиотиков. Гетерологическая экспрессия белков наряду с расшифровкой генома человека сделала принципиально возможным создание основ для "компенсирующей", или " ингибирующей", терапии белками, закодированными в геноме и произведенными в необходимых количествах другими клетками-хозяевами. Символично, что первые практические успехи, достигнутые с помощью технологии рекомбинантных ДНК., относятся к области молекулярной эндокринологии. В 80-е годы прошлого столетия компании "Genentech" первой удалось получить генно-инженерный инсулин человека в Escherichia coli [6]. К концу первой декады XXI века рынок генно-инженерных препаратов может достичь десятков миллиардов долларов США [14]. Инсулин занимает одно из лидирующих положений в этом секторе (около 15% рынка), уступая лишь эритропоэтину (26% рынка). Вместе с тем рекомбинантные цитокины, колониестимулирующие факторы и рекомбинантные антитела становятся также незаменимыми в практике врача, и уровни их продаж достигают миллиардных отметок [14] (табл. 1).

Тем не менее на пути создания рекомбинантных белковых лекарственных средств есть еще много трудностей как фундаментального, так и организационного характера. Общая стратегия развития современной молекулярной биологии, биохимии, микробиологии обеспечивает создание новых векторов для переноса генетической информации, разработку штаммов усовершенствованных прокариотических клеток, дрожжей, способов поддержания перевиваемых культур клеток млекопитающих, эффективных схем очистки рекомбинантных белков и методов промышленной биотехнологии с использованием крупномасштабных биореакторов. На современном этапе развития медицинской биотехнологии резервы использования прокариотических клеток-хозяев практически исчерпаны. Белки большой молекулярной массы трудно производить в Escherichia coli в биотехнологически оправданных количествах. Для обеспечения своей функциональной активности они требуют адекватной посттрансляционной модификации. В этой связи на повестку дня поставлен вопрос использования эукариотических клеток млекопитающих. В частности, это относится к терапевтическим антителам, факторам свертывания крови, молекулам адгезии. Переход от микроорганизмов к культурам животных клеток удорожает производство белковых продуктов на порядки. Однако все промышленно развитые страны мира активно включились в эту биотехнологическую гонку и пошли по пути создания национальных и транснациональных исследовательских и промышленных центров.

Таблица 1

Рекомбинантные терапевтические белки с объемами продаж более 500 млн $ в год

Наименование продукта

Объем продаж, млн $

Начало продаж, г.

Генно-инженерный инсулин чело-

5340

1982 (США)

века

Гормон роста человека

1760

1985 (США)

Интерферон а

2700

1986 (США)

Эритропоэтин

8800

1989 (США)

ГКСФ

2520

1991 (США+ЕС)

Фактор крови VIII

670

1992 (США)

Интерферон р

2200

1993 (США)

Глюкоцереброзидаза

740

1994 (США)

Фолликулостимулирующий гормон

1000

1995 (ЕС)

Фактор крови Vila

630

1996 (ЕС)

Особого внимания в работе с рекомбинантными белками и продвижении их на рынок требуют вопросы биобезопасности и патентной чистоты. Белковая молекула, произведенная в чужеродной клетке-хозяине, может быть выделена с примесями, в том числе с фрагментами ДНК клетки-хозяина, ее белками, полисахаридами и эндотоксинами. Применение препаратов с указанными контаминациями чревато серьезными осложнениями в области иммунопатологии [15].

На фармацевтическом рынке присутствуют как оригинальные препараты, так и дженерики — воспроизведенные копии оригинальных препаратов. Ситуация с химически синтезированными препаратами достаточно понятная: в большинстве стран по истечении срока патентной защиты на оригинальный препарат другие компании могут предлагать дженерик после стандартной демонстрации его биологической эквивалентности и безопасности.

В отношении так называемых биодженериков, т. е. аналогов биосинтетических препаратов, вопрос "оригинальности" и "воспроизведенности" является более сложным. Многие такие лекарства представляют собой точные биосинтетические копии обычных белков человека и поэтому не могут полностью рассматриваться как оригинальные препараты. Как правило, патентная защита биосинтетических препаратов распространяется на способ производства, но при универсальности методик, заложенных в фундаментальные основы молекулярной и клеточной биологии, заранее предусмотренные изменения в схеме получения биодженерика обеспечивают патентную чистоту препарата. В то же время демонстрация биоэквивалентности биодженерика — достаточно сложная задача. В этой связи практическому врачу важно понимать возможные отличия биодженериков от оригинальных препаратов, связанные со способом их получения и реализацией системы контроля качества субстанции и готовой лекарственной формы.

Биотехнологическая промышленность России в "дорекомбинантную эру" находилась на одном из передовых рубежей. Научный потенциал нашей страны позволял сделать эффективный переход к промышленному освоению технологии рекомбинантных ДНК, чего, к сожалению, не случилось по известным политическим и экономическим причинам. Сегодня фармацевтические генно-инженерные белки, являясь весьма дорогостоящей составляющей страховой медицины в развитых странах, практически недоступны для нашего населения из-за высокой стоимости и несовершенства организационных структур национального здравоохранения. В то же время современные тенденции к улучшению лекарственного обеспечения, в том числе рекомбинантными препаратами, обеспечивают возрастающую финансовую нагрузку на бюджет здравоохранения и также ограничивают количество пациентов, которые могут получить терапию такими лекарствами. Создание отечественной платформы производства этих препаратов позволит внести значительный вклад в решение проблемы биобезопасности России, а также заложить основы импортозамещения. Уже предприняты первые попытки сократить отставание в биотехнологии от ведущих промышленно развитых государств, наметившееся в последние годы. Создание и внедрение отечественной технологии производства инсулина явились знаковым событием для нашей страны [1, 4, 5]. Обеспечение "биотехнологической самостоятельности" России является первоочередной составляющей отечественной медицины и биологии. В Институте биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова (ИБХ РАН) в содружестве с научными учреждениями РАМН и при участии компаний "Мас- терклон" и "Фармстандарт" ведутся активная разработка и внедрение в производство целой линии генно-инженерных белковых препаратов медицинского назначения. В настоящее время на разных стадиях разработки находятся 20 генно-инженерных препаратов, в том числе инсулин человека (ин- суран), гормон роста человека (соматотропин), гранулоцитарный колониестимулирующий фактор (ГК.СФ), гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМК.СФ).

В этом ряду особое место занимает препарат "Растан" — рекомбинантный гормон роста человека, второй после инсулина (Инсуран®) препарат, произведенный в ИБХ РАН. В 2006 г. "Растан" был разрешен к применению в РФ и производится в виде лиофилизата для приготовления раствора для подкожного введения во флаконах по 4 ME (1,3 мг). Интерес к нему обусловлен потребностями детской эндокринологии [9], а также наметившимися в последнее время тенденциями применения его и в других областях медицины [12, 13].

Известно, что патология роста занимает третье место в структуре детской эндокринной патологии. Задержка роста — это гетерогенное состояние, сопровождающее многие эндокринные, соматические и генетические заболевания. Наиболее выраженные клинические проявления и тяжелый прогноз заболевания имеют дети, страдающие соматотропной недостаточностью [16].

Определение аминокислотной последовательности соматотропина — гормона роста человека (ГРЧ) и клонирование кодирующего участка его гена позволили в начале 80-х годов XX века произвести первые препараты рекомбинантного гормона роста человека (рГРЧ) для применения в медицинской практике [8, 11]. Осуществляя комплексный подход к проблеме, коллектив авторов задался целью получить патентно-чистый препарат, не отличающийся по качеству и терапевтической эффективности от зарубежных аналогов, производимых ведущими фармацевтическими компаниями, организовать его производство, доклинические и клинические исследования.

Основные этапы исследований, на основе которых создавалась технология производства активной фармацевтической субстанции рГРЧ, включали:

  • конструирование плазмиды и создание штамма-продуцента;
  • разработку лабораторного метода получения субстанции соматотропина;
  • разработку опытно-промышленной технологии выделения и очистки рГРЧ;
  • разработку методов контроля и создание стандарта качества на субстанцию рГРЧ;
  • доклинические и клинические испытания рГРЧ.

Конструирование плазмиды и создание штамма- продуцента рГРЧ

В данном проекте перед нами стояла задача сконструировать плазмиду, детерминирующую синтез рекомбинантного белка, и создать высокопродуктивный бактериальный штамм-продуцент, позволяющий получать рекомбинантный соматотропин с высоким выходом и по упрощенной технологии [3].

В ходе решения этой задачи нами была сконструирована плазмида pESl-б (рис. 1), кодирующая полипептид с последовательностью рГРЧ и состоящая из: Ndel/ XhoII-фрагмента ДНК плазмиды рЕТ22Ь(+), содержащего промотор и терминатор транскрипции Т7-РНК-полимеразы, усилитель трансляции гена 10 фага Т7 и ген 0-лактамазы, а также NdeI/XhoI-фрагмента ДНК, содержащего последовательность искусственного гена рГРЧ. Эта плазмида несет в качестве генетического маркера ген 0-лактамазы, определяющей устойчивость трансформированных плазмидой pESl-б клеток Е. coli к ампициллину. На основе полученной плазмидной конструкции был создан штамм-продуцент Е. coli BL21(DE3)/pESl-6, обеспечивающий синтез рГРЧ в количестве 60—70% от суммарного содержания белка клеток. Уровень экспрессии рГРЧ не изменялся в ходе шести последовательных циклов культивирования, таким образом, полученный штамм пригоден для крупномасштабной ферментации.

В ходе выполнения этой части работы удалось, на наш взгляд, обеспечить ряд преимуществ предлагаемой конструкции. Во-первых, в использовании при химико-ферментативном синтезе гена соматотропина максимально широкого набора кодонов, являющихся оптимальными для продукции белка в Е. coli, расположение которых в синтетическом гене устраняет возможность образования на синтезируемой мРНК протяженных "шпилек", потенциально ингибирующих трансляцию. Во-вторых, применение для биосинтеза рекомбинантного белка оптимальных регуляторных элементов, контролирующих его экспрессию: Т7-1ас промотора для предотвращения базальной экспрессии гена до момента начала индукции и высокого уровня транскрипции соответствующей мРНК при индукции, высокоэффективного терминатора транскрипции Т7 и блока различных стоп-кодонов, исключающих биосинтез удлиненных вариантов рекомбинантного соматотропина. В-третьих, преимущество предлагаемого штамма Е. coli заключается в использовании бактерий с фенотипом Lon ОтрТ, что исключает возможность протеолитического расщепления синтезируемого de novo рекомбинантного соматотропина и загрязнения выделяемого белка наиболее активными протеазами Е. coli.

Полученный штамм-продуцент Escherichia coli BL21(DE3)/pESl-6 является суперпродуцентом. При индукции изопропилтио-0-D-галактозидом происходит эффективный биосинтез рекомбинантного соматотропина, который накапливается в клетках в количестве более 60% суммарного белка бактерий.

Разработка лабораторного метода получения субстанции рГРЧ

Важнейшим этапом любого биотехнологического производства является создание лабораторного регламента. Нам необходимо было разработать высокоэффективный метод получения рГРЧ, отвечающего всем требованиям Европейской и Американской фармакопей.

Полученный штамм-продуцент Е. coli BL21(DE3)/pESl-6 обладал продуктивностью 300 мг целевого белка в литре культуры при выращивании в колбах. Синтезируемый рГРЧ, содержащий дополнительный остаток метионина на N- конце молекулы — [Met-ЦрГРЧ, был практически полностью локализован во фракции нерастворимых белков [2] в составе так называемых "телец включения" (ТВ). Локализация целевого белка в ТВ существенно облегчает его первичную очистку, однако требует проведения процедуры рефолдинга — восстановления набора дисульфидных связей и пространственной структуры белка вне живой клетки.  .

Для разработки эффективной методики рефолдинга целевого продукта из ТВ был применен многофакторный анализ процесса [7], позволяющий одновременно оценивать влияние многих параметров процесса на выход целевого белка и его основные свойства. Общая схема рефолдинга, использованная нами для рГРЧ, включала растворение ТВ при помощи денатурирующего агента гуа- нидинхлорида, химическое восстановление дисульфидных связей при помощи дитиотреитола и последующее формирование дисульфидных связей, характерных для нативного соматотропина человека.

Полученный путем рефолдинга метионин-рГРЧ выделяли солевым осаждением с последующей анионообменной хроматографией, с градиентом концентрации NaCl при pH 9,0 (рис. 2). Полученный полупродукт обладал чистотой > 95% по данным белкового гель-электрофореза.

Поскольку при цитоплазматической экспрессии белков в Е. coli первым аминокислотным остатком всегда является метионин, получаемый рГРЧ также содержал дополнительный N-концевой остаток метионина. Удаление этого остатка является абсолютно необходимой процедурой, поскольку рГРЧ с N-концевым метионином проявляет иммуногенность [10], что может потенциально привести к появлению у пациентов антител, нейтрализующих вводимый рГРЧ, и потере эффективности заместительной терапии.

Для удаления N-концевого остатка метионина нами была выбрана лейциновая аминопептидаза Aeromonas proteolitica, использование которой позволяет практически полностью отделять остаток метионина без детектируемого накопления продуктов расщепления последующих амидных связей.

Процесс отщепления остатков метионина контролировали при помощи изократической обра- щеннофазовой высокоэффективно жидкостной хроматографии (ОФ ВЭЖХ). Было показано, что при проведений гидролиза в соотношении фермент — субстрат 1:1000 при концентрации [Met-l]pTP4 4 мг/мл в течение 8 ч пик [Met-ЦрГРЧ на хроматограмме не выявлялся, что соответствовало уровню гидролиза более 96%.

Полученный рГРЧ подвергали окончательной очистке при помощи препаративной ОФ ВЭЖХ на носителе с привитыми группами С4 в градиенте концентрации н-пропанола при pH 7,0 и последующей гель-фильтрации.

Разработка опытно-промышленной технологии выделения и очистки рГРЧ

Создание стабильного высокопроизводительного штамма — продуцента соматотропина и разработка технологии его культивирования позволили разработать опытно-промышленную технологию получения фармакопейной субстанции рГРЧ из ТВ. Как уже было отмечено выше, одной из основных задач исследования было максимально полно использовать накопленный опыт по созданию технологии выделения и очистки субстанции генноинженерного инсулина человека, в том числе и аппаратурного оформления процесса, на тех стадиях, на которых это позволяет коэффициент масштабирования.

Процесс получения субстанции соматотропина состоит из трех основных этапов: получения рекомбинантного белка (РБ) — Met-соматотропина в мономерной форме (включая восстановление и ре- натурацию РБ с последующей его очисткой), получения рГРЧ из РБ ферментативным отщеплением N-концевого аминокислотного остатка метионина и очистки соматотропина с получением фармакопейной субстанции. Технологическая схема получения субстанции рГРЧ представлена на рис. 3.

Были проведены 20-кратное масштабирование процесса ферментации штамма-продуцента и оптимизация процессов рефолдинга и очистки. В ходе рефолдинга применялось аппаратурное оформление процесса, ранее разработанное для технологии производства инсулина. Перед этой стадией обессоливали раствор денатурированного рГРЧ на колонке с сефадексом G-25 для удаления денатурирующего агента.

Ферментативное отделение N-концевого аминокислотного остатка метионина производили под действием лейциновой аминопептидазы Aeromonas proteolitica, как это было описано выше, но время реакции было значительно уменьшено для снижения уровня образования побочных продуктов. Выход на стадии достигал 82%.

Для последующей очистки рГРЧ был использован декстрановый сорбент с привитыми группами С4, н-пропанол заменили на более экономичный и менее токсичный этанол. В результате получили рГРЧ фармакопейной чистоты по основным показателям нормативной документации. Выход на стадии составил 79%.

На завершающей стадии получения субстанции рГРЧ использовали гель-фильтрацию, отделяя препарат от номинируемых низко- и высокомолекулярных примесей и переводя рГРЧ в фармакопейный раствор. Выход составлял около 96%, содержание номинируемых примесей соответствовало требованиям Фармакопейной статьи предприятия (ФСП).

Разработка методов контроля и создание стандарта качества на субстанцию рГРЧ

В соответствии с отечественными и международными требованиями к производству лекарственных препаратов в ходе наших дальнейших исследований был разработан стандарт качества на субстанцию рГРЧ — ФСП 42-0549-5553-04 — "Соматотропин человеческий", 2004 г.

Характеристики, заложенные в национальный стандарт качества рГРЧ, непринципиально отличаются от таковых для субстанции инсулина, поскольку и тот и другой препарат создан на основе методов рекомбинантных ДНК, и характер номинируемых примесей отличается незначительно и определяется в основном физико-химическими свойствами соответствующих белков.

В табл. 2 приведены некоторые показатели качества созданного нами национального стандарта субстанции рГРЧ в сравнении с требованиями Британской фармакопеи.

Из табл. 2 видно, что субстанция соматотропина, так же как и АФС других генно-инженерных белков, должна быть охарактеризована качественно и количественно (показатели "подлинность" и "количественное определение"). Для определения первого показателя дополнительно используется метод ионообменной ВЭЖХ, а биологические методы не применяются. Количественное определение проводится методом эксклюзионной ВЭЖХ.

Так же хроматографически определяют родственные белки, в основном различные дезамидированные формы рГРЧ, высокомолекулярные примеси — димеры и полимеры соматотропина, расщепленную форму гормона. Примеси, номинируемые этими показателями, могут образовываться как при нарушении технологического процесса производства субстанции, так и при ее хранении.

Характерными для генно-инженерных фармацевтических белков показателями качества субстанции соматотропина являются содержание иммунореактивных примесей и содержание ДНК клеток штамма-продуцента. Для определения иммунореактивных примесей нами был разработан и внедрен метод твердофазного иммуноферментного анализа. Содержание иммунореактивных примесей не должно превышать 3 нг/мг соматотропина.

Остаточную ДНК штамма-продуцента определяют с помощью метода гибридизации, для чего используют биотинилированную ДНК клеток хозяина и ее реакцию взаимодействия с конъюгатом стрептавидина и щелочной фосфатазы. Содержание остаточной ДНК не должно превышать 10 пг/мг рГРЧ.

Доклинические и клинические испытания рГРЧ

Доклинические испытания включали в себя исследования острой и субхронической токсичности, а также доклинической эффективности, которые показали, что препарат "Растан" не отличается от зарегистрированного в РФ препарата "Генотро- пин®" (Pharmacia&Upjohn) по активности и безопасности у животных.

Изучение клинической эффективности и безопасности препарата "Растан" проводилось под руководством проф. В. А. Петерковой в Институте детской эндокринологии Эндокринологического научного центра РАМН — ЭНЦ РАМН (дир. — акад. И. И. Дедов). Полученные в ходе исследования данные позволяют судить о высокой эффективности и безопасности препарата "Растан®", не уступающих зарубежным аналогам.

Таким образом, научными коллективами ИБХ РАН и ЭНЦ, РАМН при поддержке российских фармацевтических компаний "Мастерклон" и "Фармстандарт" разработан и внедрен в клиническую практику первый отечественный рекомбинантный препарат гормона роста человека. Подобные проекты не только свидетельствуют о высоком потенциале отечественной фундаментальной науки, но и крайне необходимы практическому здравоохранению для обеспечения пациентов современными высокоэффективными лекарственными препаратами.

Список литературы

1. Баирамашвили Д. И. // Рос. хим. журн. - 2005. - Т. 49, № 1.-С. 34-45.

2. Воробьев И. И., Пономаренко Н. А., Александрова Е. С. и др. // Биотехнология. - 2005. - № 5. - С. 44-48.

3. Габибов А. Г., Пономаренко Н. А., Воробьев И. И. и др. Рскомбинантная плазмидная ДНК pESl-6, кодирующая полипептид соматотропин, и штамм Escherichia coli BL21(DE3)/pESl-6-пpoдyцeнт рекомбинантного соматотропина. - Пат. 2233879 РФ, 2004.

4. Гусаров Д. А., Востриков В. В., Ручко Е. А., Баирамашвили Д. И. // Биотехнология. - 2006. - № 2. - С. 44-49.

5. Патрушев Л. И., Баирамашвили Д. И., Мирошников А. И. Штамм бактерий Escherichia coli BL-07 - продуцент проинсулина человека. - Пат. 2267534 РФ, 2006.

6. Chen G. Q., Gоиаих Е. // Ргос. Natl. Acad. Sci. USA. - 1997. - Vol. 94, N 25. - P. 13431-13436.

7. Clark A. J., Adeniyi-Jones R. O., Knight G. et al. // Lancet. - 1982. - Vol. 2, N 8294. - P. 354-357.

8. Cronin M. J. // J. Pediatr. - 1997. - Vol. 131, N I, Pt 2. - P. S5-S7.

9. Darendeliler F., Hindmarsh P. C., Brook С. G. // Horm. Res. -1990. - Vol. 33, N 2-4. - P. 128-136.

10. Kaplan S. L., Underwood L. E., August G. P. et al. // Lancet. -1986. - Vol. 1, N 8483. - P. 697-700.

11. Le H. V., Trotta P. P. // Bioprocess Technol. - 1991. - Vol. 12.-P. 163-181.

12. Lombardi G., Colao A., Ferone D. et al. // Horm. Res. - 1997. -Vol. 48. - Suppl 4. - P. 38-42.

13. Low J. F., Herndon D. N., Barrow R. E. II Lancet. - 1999. - Vol. 354, N 9192. - P. 1789.

14. Rader R. A. // Biopharmaceutical products in the US Europe an markets. 5-th ed. Rockwill, 2005.

15. Schmetzer O., Moldenhauer G., Riesenberg R. et al. // J. Immunol. - 2005. - Vol. 174, N 2. - P. 942-952.

16. Vimраni G. V., Vimpani A. F., Lidgard G. P. et al. // Br. Med. J. - 1977. - Vol. 2, N 6084. - P. 427-430.


Об авторах

А. Г. Габибов

Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН


Россия


Н. А. Пономаренко

Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН


Россия


И. И. Воробьев

Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН


Россия


Д. И. Баирамашвили

Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН


Россия


В. Д. Кнорре

Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН


Россия


А. М. Шустер

3AO "Мастерклон"


Россия


В. А. Мартьянов

3AO "Мастерклон"


Россия


И. К. Крылов

ООО "Фармстандарт"


Россия


В. А. Бурмистров

ООО "Фармстандарт"


Россия


И. И. Дедов

ГУ Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


А. И. Мирошников

Институт биоорганической химии им. академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН, Москва


Россия


Для цитирования:


Габибов А.Г., Пономаренко Н.А., Воробьев И.И., Баирамашвили Д.И., Кнорре В.Д., Шустер А.М., Мартьянов В.А., Крылов И.К., Бурмистров В.А., Дедов И.И., Мирошников А.И. Перспективы создания отечественных генно-инженерных препаратов для медицины. Растан - первый отечественный рекомбинантным гормон роста человека. Проблемы Эндокринологии. 2007;53(2):19-24. https://doi.org/10.14341/probl200753219-24

For citation:


Gabibov A.G., Ponomarenko N.A., Vorobyev I.I., Bairamashvili D.I., Knorre V.D., Shuster A.M., Martyanov V.A., Krylov I.K., Burmistrov V.A., Dedov I.I., Miroshnikov A.I. Prospects for designing Russian gene engineering agents for medicine. Rastan is the first Russian recombinant human growth hormone. Problems of Endocrinology. 2007;53(2):19-24. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200753219-24

Просмотров: 915


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)