Preview

Сравнительная оценка критериев метаболического синдрома у женщин в климактерическом периоде

https://doi.org/10.14341/probl200854311-14

Полный текст:

Аннотация

Цель работы - сравнительная оценка частоты метаболического синдрома (МС), диагностированного по критериям NCEP А ТР III (2002) и IDF (2005) у женщин в климактерическом периоде. В исследование случай-контроль включены 849 женщин с нормальной массой тела, избыточной массой тела и ожирением. Оценены антропометрические параметры, уровни глюкозы, показатели липидного обмена. В группе женщин с избыточной массой тела МС значимо чаще диагностировался по критериям IDF, чем по критериям NCEP АТР III (х2 = 9,283; р =0,002). По частоте сердечно-сосудистых заболеваний и их осложнений различий не выявлено. Заключение: у женщин с избыточной массой тела критерии IDF позволяют выявить большее число лиц с повышенным кардиоваскулярным риском, чем критерии NCEP АТР III.

Для цитирования:


Изможерова Н.В., Попов А.А., Тагильцева Н.В., Казулина Е.В., Гаврилова Е.И., Фоминых М.И., Санникова О.Ю. Сравнительная оценка критериев метаболического синдрома у женщин в климактерическом периоде. Проблемы Эндокринологии. 2008;54(3):11-14. https://doi.org/10.14341/probl200854311-14

For citation:


Izmozherova N.V., Popov A.A., Tagiltseva N.V., Kozulina Y.V., Gavrilova Y.I., Fominykh M.I., Sannikova O.Yu. Comparative assessment of criteria for metabolic syndrome in menopausal women. Problems of Endocrinology. 2008;54(3):11-14. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200854311-14

Наличие метаболического синдрома (МС) увеличивает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и их осложнений в 3 раза [10]. В период менопаузы происходит накопление абдоминальной жировой ткани [2, И], и, следовательно, возрастает актуальность первичной профилактики ССЗ в группах повышенного риска. Однако критерии МС существенно различаются [9, 16].

Целью настоящей работы явилась сравнительная оценка частоты МС, диагностированного по критериям NCEP ATP III (2002) (the National Cholestrol Education Program Adult Treatment Panel III — национальная образовательная программа по лечению атеросклероза у взрослых, 3-й пересмотр) и по критериям IDF (2005) (the International Diabetes Federation — Международная федерация диабета), у женщин в климактерическом периоде (КП).

Материалы и методы

В исследование случай—контроль на условиях добровольного информированного согласия включены 849 жительниц Екатеринбурга, пришедших на терапевтический прием в период менопаузы, медиана возраста 52 года (48; 55). Медиана длительности менопаузы составила 2 года (0; 7). В 1-ю

%

gg МС ATP III МС IDF

Частота постановки диагноза МС по критериям NCPE ATP III и IDF в зависимости от массы тела, х2 = 4,498; df = 2; р = 0,106.

группу вошли 283 женщины с нормальной массой тела (индекс массы тела — ИМТ < 24,9 кг/м2), во 2-ю группу — 283 пациентки с избыточной массой тела (ИМТ > 25 < 29,9 кг/м2), в 3-ю — 283 женщины с ожирением (ИМТ > 30 кг/м2), подобранные по возрасту, времени наступления менопаузы, продолжительности постменопаузы. Обследование включало клинический осмотр, измерение артериального давления, массы тела, роста, окружности талии (ОТ), окружности бедер (ОБ) с последующим вычислением ИМТ и соотношения ОТ/ОБ. Тяжесть климактерических расстройств оценивали с помощью модифицированного менопаузального индекса (ММИ) [4]. Выраженность нейровегета- тивных, обменно-эндокринных и психоэмоциональных симптомов оценивали по 4-балльной системе (от 0 до 3 баллов). Сумма баллов по группам составляет значение ММИ. Значения ММИ до 10 баллов по шкале нейровегетативных симптомов расценивали как отсутствие климактерического синдрома (КС), от 11 до 20 баллов — как КС легкой степени, от 21 до 30 баллов — как КС средней степени тяжести, от 31 балла — как тяжелый КС. Диагноз МС устанавливали на основании критериев NCEP ATP III [16] ис использованием критериев IDF 2005 [9]. Диагностику артериальной гипертензии (АГ), стабильной стенокардии, хронической сердечной недостаточности (ХСН) проводили согласно российским рекомендациям последних пересмотров. Нарушения углеводного обмена оценивали на основании классификации ВОЗ 1999 г. Содержание общего холестерина (ОХС), холестерина липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) и триглицеридов (ТГ) определяли ферментативным способом на анализаторе Cobas Integra ("Roche"). Коэффициент атерогенности (КА) рассчитывали по формуле: КА = ОХС/ЛПВП. Уровень холестерина липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) и холестерина липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП) рассчитывали по формуле Фрид- вальда. Кровь для исследования брали натощак в 8 ч из локтевой вены после 14-часового голодания.

Статистическую обработку проводили с помощью пакета программ Statistica for Windows 5.0, используя критерий Манна—Уитни, данные приведены в виде медианы, 25-го и 75-го процентилей. Достоверность различий частот в группах оценивали с помощью критерия %2. Коэффициент согласия к (каппа-статистика) рассчитывали с помощью статистического пакета Epicalc.

Проведение исследования одобрено этическим комитетом центральной городской больницы № 6 Екатеринбурга.

Результаты и их обсуждение

Группы женщин с нормальной, избыточной массой тела и ожирением значимо не различались по возрасту, времени наступления менопаузы, длительности постменопаузы. Частота постановки диагноза МС по критериям NCEP ATP III и IDF не различалась (см. рисунок). Показатель каппа-статистики (к) составил в целом по группе 0,706 ± 0,026 (95% доверительный интервал (ДИ) 0,654 — 0,758), что расценивается как хорошая степень согласия.

Внутри групп женщин с нормальной массой тела и ожирением различий в частоте МС также не выявлено (р = 0,351; р = 0,930 соответственно). В группе женщин с нормальной массой тела к = 0,625 ± 0,111 (95% ДИ 0,407—0,842), в группе лиц с ожирением к = 0,784 ± 0,039 (95% ДИ 0,407— 0,842). При этом более половины пациенток с ожирением имели полный набор критериев МС. Но в группе женщин с избыточной массой тела МС значимо чаще диагностировался по критериям IDF, чем по критериям NCEP ATP III (у2 = 9,283; df = 1; р = 0,002), при этом к = 0,582 ± 0,052 (0,480—0,683), т. е. степень согласия при использовании разных диагностических критериев снижалась.

У 75 из 283 женщин с избыточной массой тела МС был диагностирован при использовании как

Таблица 1

Антропометрические данные и показатели тяжести КС (Me, 25-й и 75-й процентили)

Показатель

Группа 1 (л = 75)

Группа 2 (п = 44)

Р*

Возраст, годы

52,0 (50,0; 57,0)

53,0 (50,0; 55,0)

0,810

Длительность постменопаузы, годы

0,0 (0,0; 0,0)**

0,0 (0,0; 1,0)**

0,675

Масса тела, кг

72,0 (68,5; 77,0)

71,0 (65,7; 74,0)

0,082

ИМТ, кг/м2

28,4 (26,9; 29,0)

26,9 (25,9; 27,9)

< 0,001

ОТ, см

91,0 (88,0; 94,0)

84,5 (81,5; 87,0)

< 0,001

ОБ, см

107,0 (103,0; 113,0)

105,0 (102,0; 109)

0,104

ОТ/ОБ

0,84 (0,81; 0,87)

0,79 (0,78; 0,82)

< 0,001

Нейровегетатив- ные симптомы, баллы

16(11; 19)

14 (10; 17)

0,300

Обменно-эндокринные симптомы, баллы

4 (3; 7)

5 (3; 6)

0,519

Психоэмоциональные симптомы, баллы

10 (7; 13)

8 (6; 12)

0,052

ММИ, баллы

29 (22; 40)

29 (23; 31)

0,332

Примечание. * — значимость различий по критерию Манна—Уитни; ** — перименопаузальный период.

Таблица 2

Показатели углеводного и липидного обмена (Me, 25-й и 75-й процентили)

Показатель

Группа 1 (л = 75)

Группа 2 (л = 44)

Глюкоза натощак, ммоль/л ОХС, моль/л ХС ЛПВП, ммоль/л ТГ, ммоль/л ХС ЛПНП, ммоль/л

5,20 (4,4; 6,0)

5,80 (5,10; 6,80)

1,10 (0,87; 1,35)

1,95 (1,39; 2,55)

3,71 (3,05; 4,82)

ХС ЛПОНП, ммоль/л 0,89 (0,63; 1,16) КА               5,15 (4,09; 7,84)

5,50 (4,7; 5,9)       0,567

6,05 (4,9; 7,05)     0,710

1,43 (1,09; 1,64) < 0,001 1,72 (1,24; 1,94) 0,013

3,83 (3,00; 4,69) 0,960 0,79 (0,56; 0,89) 0,013

4,15 (3,56; 5,49) 0,003

Примечание. * — значимость различий по критерию Манна—Уитни.

критериев NCEP ATP III, так и IDF (группа 1). У 44 женщин МС выявлен только по критериям IDF (группа 2). Между группами не обнаружено различий по возрасту, длительности постменопаузы, по тяжести клинических проявлений КС, оцененного с помощью ММИ, но они значимо различались по ИМТ, ОТ и соотношению ОТ/ОБ с большими значениями в группе 1 (табл. 1).

При сравнении показателей липидного и углеводного обмена значимо более низкие значения ХС ЛПВП выявлены в 1-й группе. Уровни ТГ, ХС ЛПОНП и КА у них также были выше (табл. 2).

Группы не различались по частоте ССЗ и их осложнений (табл. 3), хотя частота АГ, ИБС и ХСН имела тенденцию к увеличению в 1 -й группе женщин.

Полученные нами результаты еще раз подтверждают высокую частоту МС у женщин в КП [6]. В 2005 г. Международной федерацией диабета (IDF) были предложены новые критерии постановки диагноза МС, обязательным условием которых является абдоминальное ожирение (АО) [9], поскольку для риска развития кардиоваскулярной патологии имеет значение не степень ожирения, а характер распределения жировой ткани [13]. АО относится к независимым факторам риска развития ССЗ [1, 3, 8]. Перераспределение жировой ткани с преимущественным отложением в абдоминальной области характерно для женщин в КП, даже без выраженной прибавки массы тела [15]. В группе пациенток с нормальной массой тела и ожирением возможно использование как критериев NCEP ATP III, так и IDF, поскольку частота постановки диагноза при этом значимо не меняется, что подтверждает каппа-статистика. Выбор критериев МС становится наиболее важным в группе женщин с избыточной массой тела, у которых мас-

Таблица 3

Частота сердечно-сосудистых заболеваний и осложнений

Группа

Группа 1

(л = 75)

Группа2

(л = 44)

х2

Р

АГ

69

35

2,856

0,091

ИБС

20

5

3,046

0,081

ХСН

33

12

2,813

0,093

Нарушения углеводного обмена

11

6

0,004

0,949

Сосудистые катастрофы

7

2

0,353

0,552

са тела является пограничной между нормой и патологией и не всегда оценивается врачами как фактор риска развития ССЗ и сахарного диабета 2-го типа. Определение АО по ОТ — простой и доступный метод, который позволяет при сочетании еще с двумя критериями определить наличие или отсутствие МС (IDF, 2005).

К настоящему времени неоднократно предпринимались попытки сравнить критерии диагностики МС NCEP ATP III и IDF [5, 7, 12, 14, 18]. Использование последних в большинстве работ показало увеличение распространенности МС, но не частоты развития сахарного диабета 2-го типа и ССЗ [5, 7, 18]. Хотя имеются данные и о том, что критерии NCEP ATP III также не обеспечивают возможности учесть всех пациентов с риском развития ССЗ [14]. Нами не получено различий по частоте ССЗ, сосудистых катастроф и нарушений углеводного обмена между пациентками с избыточной массой тела и диагнозом МС по критериям NCEP ATP III и IDF, однако известно, что большинство осложнений ССЗ у женщин развивается в более старшем возрасте [17].

Таким образом, использование критериев IDF представляется более актуальным в группе женщин с избыточной массой тела, так как позволяет включить в диспансерные группы наблюдения большее количество пациентов с повышенным кардиоваскулярным риском, чем при использовании критериев NCEP ATP III.

Выводы

  1. Частота диагностирования МС у женщин с нормальной массой тела и ожирением не различается в зависимости от использования критериев NCPE ATP III и IDF.
  2. При избыточной массе тела критерии IDF позволяют диагностировать МС значимо чаще, чем критерии NCEP ATP III.
  3. Не получено различий по частоте ССЗ, нарушений углеводного обмена и сосудистых катастроф между группами пациенток с диагнозом МС по критериям NCPE ATP III и IDF.

Список литературы

1. Григорян О. Р., Чернова Т. О., Анциферов М. Б. // Пробл. рспродук. - 2001. - № 4. - С. 53-61.

2. Дедов И. И., Бутрова С. А., Дзгоева Ф. X. // Ожирение и метаболизм. - 2004. - № 2. - С. 19-24.

3. Мельниченко Г. А., Пышкина Е. А. // Тер. арх. - 2001. - № 12.-С. 5-8.

4. Сметчик В. П., Ткаченко //. М., Глезер Г. А., Москаленко Н. П. Климактерический синдром. - М., 19S8.

5. Athyros V. С, Canotakis Е. S., Bathianaki М. et al. // Hellenic J. Cardiol. - 2005. - Vol. 46, N 6. - P. 3S0-386.

6. Carr M. С // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 2003. - Vol. 86, N 6.-P. 2404-2411. .

7. Earl Ford S. // Diabetes. Care. - 2005. - Vol. 28. - P. 2745-2749.

8. Harris M. M., Stevens J., nomas N. // Obesety. Res. - 2000. -Vol. 8, N7.-P. 516-524.

9. International Diabetes Federation: The IDF consensus worldwide definition of the metabolic syndrome / International Diabetes Federation.- 2005.- Available from: www.idf. Org/wcbdata/docs/ IDF_metasyndrome_definition. pdf. Accessed 1 July 2005.

10. Isomaa В., Almgren P., Tuomi Т., Forsen B. // Diabetes. Care. - 2001. - Vol. 24, N 4. - P. 683-689.

11. Kaplan N. М. // J. Clin. Hypertens. - 2004. - Vol. 6, N 12. -P. 716-719.

12. Miyakl К., Нага Н., Naito M. еt al. // J. Occup. Hlth. - 2006. -Vol. 48, N 2. - P. 134-140.

13. Ozbey N.. Sencer Ј., Molvalillar S., Orhan Y. // Endocrinol. J. -2002. - Vol. 49, N 4. - P. 503-509.

14. Saety С. Н., Koch L., Schmid F. ct al. // Diabetes Care. - 2006. - Vol. 29, N 4. - P. 901-907.

15. Spencer С. P., Godsland I. F., Stevenson J. C. // Gynecol. Endocrinol. - 1997. - Vol. 11, N 5. - P. 341-355.

16. Third Report of the National Cholesterol Education Program (NCEP) Expert Panel on Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Cholesterol in Adults (Adult Treatment Panel III) final report // Circulation. - 2002. - № 106. - P. 3143-3421.

17. Wilson P. W., D'Agostino R. В., Sullivan L. // Arch. Intern. Med. - 2002. - Vol. 162, N 16. - P. 1867-1872.

18. Zimmet P., Maglicno D., Matsuzawa Y. et al. // J. Atheroscler. Thromb. - 2005. - Vol. 12, N 6. - P. 295-300.


Об авторах

Н. В. Изможерова

Уральская государственная медицинская академия; Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


А. А. Попов

Уральская государственная медицинская академия; Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


Н. В. Тагильцева

Уральская государственная медицинская академия; Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


Е. В. Казулина

Уральская государственная медицинская академия; Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


Е. И. Гаврилова

Уральская государственная медицинская академия; Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


М. И. Фоминых

Уральская государственная медицинская академия; Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


О. Ю. Санникова

Институт иммунологии и физиологии УрО РАН


Россия


Для цитирования:


Изможерова Н.В., Попов А.А., Тагильцева Н.В., Казулина Е.В., Гаврилова Е.И., Фоминых М.И., Санникова О.Ю. Сравнительная оценка критериев метаболического синдрома у женщин в климактерическом периоде. Проблемы Эндокринологии. 2008;54(3):11-14. https://doi.org/10.14341/probl200854311-14

For citation:


Izmozherova N.V., Popov A.A., Tagiltseva N.V., Kozulina Y.V., Gavrilova Y.I., Fominykh M.I., Sannikova O.Yu. Comparative assessment of criteria for metabolic syndrome in menopausal women. Problems of Endocrinology. 2008;54(3):11-14. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200854311-14

Просмотров: 11


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)