Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Влияние паратиреоидина на сопротивление мозговых сосудов

https://doi.org/10.14341/probl11463

Полный текст:

Аннотация

Влияние паратиреоидина в различных дозах на цереброваскулярное сопротивление изучали у наркотизированных кошек методом резистографии. Параллельно с этим регистрировались изменения системного артериального давления. Выявлено гипотензивное дозозависимое действие препарата, проявляющееся в первую минуту снижением как артериального, так и перфузионного давления. Снижение перфузионного давления, отражающее падение цереброваскулярного сопротивления, было менее выраженным, чем снижение артериального давления. Указанный паратиреоидный эффект не зависел от его гиперкальциемического эффекта, который проявлялся значительно позже. В основе выявленных гемодинамических сдвигов лежит супрессивное действие экзогенного паратиреоидного гормона на трансмембранное высвобождение ионов кальция в гладкомышечных клетках сосудов. Эти данные могут быть полезны при разработке схем терапевтической коррекции нарушений мозгового кровообращения.

Для цитирования:


Чурсина Я.Ю., Худавердян Д.Н. Влияние паратиреоидина на сопротивление мозговых сосудов. Проблемы Эндокринологии. 1995;41(4):38-41. https://doi.org/10.14341/probl11463

For citation:


Chursina Yu.Y., Khudaverdyan D.N. Parathyroidin effect on cerebrovascular resistance. Problems of Endocrinology. 1995;41(4):38-41. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11463

Проблема фармакологической коррекции расстройств гемоциркуляции в клинике сердечнососудистых заболеваний с созданием адекватных терапевтических схем, индивидуально учитывающих патогенетические механизмы, лежащие в их основе, привлекает внимание многих исследователей. В настоящее время известна важная роль кальция и гормональной системы его регуляции в развитии гипертензии и сопровождающих ее расстройств коронарного и мозгового кровообращения [4]. Показана непосредственная связь нарушенного при недостаточности околощитовидных желез кальциевого обмена с каль- цийзависимыми процессами в тромбоцитах и сосудистой стенке, обусловливающая сдвиги тромбоцитарно-сосудистого гомеостаза в условиях цереброваскулярной патологии [7]. Данные литературы свидетельствуют о гипотензивном характере действия паратгормона (ПТГ) на уровне как центральной гемодинамики [2, 16], так и регионального кровотока (почечного, легочного, мезентериального) [13, 16]. ©писано его положительное влияние при сердечной недостаточности [3]. В связи с изложенным представляло интерес выяснение возможной роли ПТГ в регуляции мозгового кровообращения. Ранее нами было изучено действие ПТГ на вход 45Са2+ в изолированные сегменты основной артерии [5]. В настоящей работе изучали изменение сопротивления

Изменение ПД (темные столбики) и АД (светлые столбики) под влиянием паратиреоидина в дозах 5 (й) и 2 (б) ЕД/кг (я = 4).

мозговых сосудов под влиянием паратиреоидина в условиях целостного организма.

Материалы и методы

Исследования выполнены на 11 кошках массой 2,5-4 кг. Сопротивление мозговых сосудов изучали под нембуталовой анестезией (30 мг на 1 га' массы тела) с помощью метода резистографии в условиях стабилизации перфузионного давления (ПД), позволяющей устранить влияние системного артериального давления (АД) па внутричерепную гемодинамику. Аугопсрфузию головного мозга проводили через челюстную артерию, перфузируемая кровь нагнеталась из бедренной артерии с использованием перистальтического насоса S-32 (Польша), обеспечивающего постоянство объема поступающей в мозговые сосуды крови. Адекватный потребности животного объем перфузии устанавливали так, чтобы уровень ПД соответствовал величине АД либо незначительно превышал его. Катетеры предварительно заполняли физиологическим раствором, животным внутривенно вводили гепарин (1200-1500 ЕД/кг). Параллельно регистрировали системное АД. Паратиреоидин в дозах 2 и 5 ЕД/кг вводили одномоментно при помощи перистальтического насоса. С целью тестирования действия применяемого препарата в отдельной серии экспериментов на наркотизированных кошках исследовали его гиперкальциемический эффект'. Содержание общего кальция в сыворотке крови определяли спектрофотометрически с использованием набора “Chemapol” (Чехия). Статистическую обработку полученных данных производили с помощью /-критерия Стыодента.

Результаты и их обсуждение

При анализе полученных данных обращает на себя внимание как однонаправленность изменений регистрируемых параметров во всех опытах, так и практически полное совпадение абсолютных величин этих изменений. Так, при введении паратиреоидина в дозе 5 ЕД/кг отмечается сни-

Влиянис паратирсодина (5 ЕД/кг) на содержание общего кальция (мМ) в сыворотке крови (л = 3)

Время после введения ПГТ, ч

Содержание общего Са, мМ

0

2,7 ± 0,19

0,5

2,67 ± 0,15

1

2,8 + 0,12

1,5

3,7 + 0,22*

2

4,21 ± 0,35*

3

4,32 ± 0,4*

4

5,27 ± 0,33*

6

4,86 ± 0,28*

7

3,6 ± 0,42*

8

2,9 ± 0,2

* р < 0,01 по сравнению с контролем.

жение ПД на 22-25 мм рт.ст. и АД на 36-40 мм рт.ст. При уменьшении дозы вводимого препарата до 2 ЕД/кг гипотензивный эффект сохраняется, но менее выражен (снижение ПД на 10-12 мм рт.ст., АД — на 20-25 мм рт.ст.). Указанное действие наблюдается на 1 -й минуте после введения и длится в течение 25-30 и 10-12 мин соответственно, после чего наблюдается постепенное восстановление исходных показателей гемодинамики. Усредненные результаты описанных эффектов представлены на рисунке.

Изучение содержания уровня кальция в сыворотке крови показало, что гиперкальциемия начинает проявляться через 1,5 ч после введения паратиреоидина с максимумом сдвигов на 4-4,5 ч. В целом гиперкальциемический эффект препарата длится 6,5 ч. Цифровые значения обнаруженных изменений представлены в таблице.

Как известно, ПТГ может участвовать в регуляции АД за счет как почечных, так и собственно гемодинамических эффектов. Так, в механизме гипотензивного действия ПТГ играют роль диуретический и натрийуретический эффекты гормона, а также снижение возбудимости гладкомышечных клеток (ГМК) сосудов, обусловленное сдвигом трансмембранного градиента кальция при повышении его уровня в крови [2]. Однако в наших экспериментах введение паратирсоидина в кровь исследуемых животных вызывает снижение и АД, и ПД, значительно опережающее во времени развитие его гиперкальциемического эффекта (см. таблицу). Следовательно, выявленный нами феномен, по всей видимости, является результатом прямого влияния ПТГ на сосудистую стенку.

Согласно современным воззрениям, в формировании базального тонуса сосудов принимает участие два типа кальциевых каналов - медленные потенциалзависимые неинактивирующиеся и хемочувствительные потенциалнсзависиммые, через которые даже в нормальных физиологических условиях происходит постоянный увеличенный вход в ГМК ионов кальция, участвующих в активации медленного тонического сокращения сосудов, т.е. в создании их базального тонуса. Закрытие части этих каналов под влиянием различных концентраций гормонов и физиологически активных веществ ведет к понижению базального тонуса, т.е. к формированию вазомоторных реакций в виде расслабления сосуда [9]. Анализ данных литературы свидетельствует о наличии специфических рецепторов для связывания с ПТГ на поверхности сосудистой стенки [11]. ПТГ рассматривается как “эндогенный пептидергический модулятор вольтажзависимых кальциевых каналов” некоторых тканей, в том числе ГМК сосудов, и в повышенных концентрациях вызывает подавление кальциевого тока через медленные потенциалзависимые каналы интактного сосуда [17]. Причем этот эффект является дозозависимым, что коррелирует с полученными нами данными — снижением и АД, и ПД в зависимости от дозы вводимого гормона (см. рисунок). В связи с вышеизложенным уместно отметить, что экзогенное введение различных доз ПТГ, предпринятое в наших экспериментах, в любом случае нарушает состояние физиологической нормы, повышая фоновую концентрацию циркулирующего в крови ПТГ и тем самым создавая предпосылки для изменения базального тонуса сосудов. Следовательно, можно полагать, что выявленный нами “ранний” эффект ПТГ обусловлен его прямым подавляющим действием на трансмембранный вход Са2+ в ГМК сосудов, что обусловливает понижение их базального тонуса с развитием вазодилатации.

Безусловно, при интерпретации полученных данных необходимо учесть, что реакция сосуда отнюдь нс тождественна функциональному поведению только гладкомышечных элементов сосудистой стенки. В настоящее время стало известно, что большое значение в развитии реакции сосуда на тс или иные воздействия, помимо ГМК, имеет и состояние сосудистого эндотелия. Синтез эндотелинов и других физиологически активных веществ с вазоактивной направленностью, продуцируемых сосудистым эндотелием (например, простациклина), является кальцийза- висимым [7, 10], что не исключает возможности участия эндотслийопосрсдованных реакций в реализации действия ПТГ. В этой связи определенный интерес представляет и выявленный в нашей лаборатории факт значительного увеличения уровня вазопрессина в крови под влиянием экзогенного введения ПТГ, по времени совпадающего с его гипотензивным эффектом [6]. Помимо прямого активирующего действия на сократительную активность ГМК сосудов в дозах, превышающих пороговые, вазопрессин стимулирует выработку эндотелина-1 эндотелиальными клетками сосуда [10, 12]. В сочетании с полученными нами данными этот факт интересен сам по себе с точки зрения антагонистического взаимодействия эффектов двух гормонов на уровне сосудистой стенки, где в условиях целостного организма превалирующим оказывается вазодилатирующее действие ПТГ. С другой стороны, будучи мощным вазоконстриктором, эндотелин- [ способен вызывать начальную транзиторную гипотонию [12], активировать высвобождение из эндотелия простациклина и эндотелийрелакси- рующего фактора, тем самым ограничивая свои собственные вазоконстрикторные возможности [15]. Однако и в условиях in vitro, равно как с сохраненным эндотелием, так и без него надпо- роговыс концентрации ПТГ подавляют действие вазопрессина на сократительную активность изолированного сосудистого сегмента. Причем этот эффект также имеет дозозависимый характер [14]. Создается впечатление, что описанный нами гипотензивный эффект ПТГ не содержит в своей основе элемента эндотелийзависимого расслабления. Правомерность этой мысли, бесспорно, нуждается в последующем экспериментальном подтверждении.

Как видно на рисунке, снижение ПД, отражающее уменьшение сопротивления мозговых сосудов, выражено менее значительно, чем АД, при введении любой из применяемых доз паратиреоидина. Следовательно, во-первых, трансмембранный вход Са2+, определяющий формирование базального тонуса мозговых сосудов [1], находится, по-видимому, под меньшим контролем со стороны рецепторов для ПТГ, что подтверждается исследованиями по изучению парат- гормонзависимого входа 45Са2+ в изолированные сегменты бедренной и основной артерий [5]. Во- вторых, полученные данные свидетельствуют о том, что, несмотря на меньшую выраженность, функция мозговых сосудов тем не менее подвержена значительному влиянию ПТГ независимо от его общего гипотензивного эффекта. Этот факт представляет самостоятельный интерес с точки зрения выявленного нами ранее понижения функциональной активности околощитовидных желез у больных с расстройствами мозгового кровообращения [7].

Таким образом, разработанный нами методический подход к проблеме патогенетической коррекции расстройств гемоциркуляции в клинике цереброваскулярных заболеваний [8], помимо учета гипертензионного синдрома, лежащего в основе многих нарушений мозгового кровообращения, может быть логически дополнен данными о дозозависимом влиянии паратиреоидина непосредственно на внутричерепную гемодинамику.

Выводы

  1. Введение паратиреоидина наркотизированным кошкам вызывает дозозависимое снижение АД и ПД на 1-й минуте после введения, в то время как гиперкальциемическ^гй эффект препарата начинает проявляться через 1,5 ч.
  2. Снижение ПД, отражающее уменьшение сопротивления мозговых сосудов, не зависит от общего гипотензивного действия паратиреоидина.
  3. Предполагается, что в основе выявленных сдвигов гемодинамики лежит подавляющее действие экзогенного ПТГ на трансмембранный вход Са2+ в ГМК сосудистой стенки.

Список литературы

1. Гокина Н. И., Гурковская А. В., Шуба М. Ф. // Физиол. жур. СССР. — 1983. — Т. 29, № 6. — С. 684—690.

2. Гулуева Ж. К. Влияние паратгормона и верапамила на водно—солевой обмен и системную гемодинамику у нормотензивных и спонтанно—гипертензивных крыс: Авто— реф. дне.... канд. мед. наук. — Краснодар. 1991.

3. Золоев Г. К., Слеаушкин В. Д. // Бюл. экспер. биол. — 1983. — Т. 96, № 10. — С. 14—16.

4. Худовердян Д. Н., Чурсина Ю. Я., Амроян Э. А., Габриелян Э. С. // Успехи физиол. наук. — 1991. — Т. 22, № 1. — С. 57—76.

5. Худавердян Д. Н., Кишоян К. С., Асратян А. А. и др. // Нейрофизиология. — 1992. — Т. 24, № 1. — С. 113—115.

6. Худавердян Д. Н., Асратян А. А. // Бюл. экспер. биол. — 1993. — Т. 96, № 10. — С. 14—16.

7. Чурсина Ю. Я. Роль околощитовидных желез в сдвигах тромбоцитарно—сосудистого гомеостаза: Дис.... канд. мед. паук. — Ереван, 1986.

8. Чурсина Ю. Я., Амроян Э. А., Худавердян Д. Н. Об учете сдвигов функционального состояния кальцийрегулирующей гормональной системы и связанных с ними нарушений в клинике цереброваскулярных заболеваний: Метод, рекомендации. — Ереван, 1989.

9. Шуба М. Ф. // Физиол. жури. СССР. — 1981. — Т. 27, № 4. — С.533—541.

10. Emori Toshiaki, Ilirata Yukio, Ohta Kazuki et al. // Hypertension. — 1991. — Vol. 18, N2. — P. 165—170.

11. Kawashima Iliroyuki // Biocifem. biophys. Res. Commun. — Vol. 166, N 2. — P. 709—714.

12. Masaki Tomoh, Vanadisawa Masashi, Kimura Sadao, Goto Katsuoshi // J. Cell Biochem. — 1991. — Suppl. 15. — P. 96.

13. Nickels G. A., Metz M. A., Cline W. H. // J. Parmacol. exp. Ther. — 1986. — Vol. 236, N 2. — P. 419—424.

14. Pang P. K. T., Yang M. С. M., Shew R., Tenner T. I. // Blood Vessels. — 1985. — Vol. 22, N 1. — P. 57—64.

15. Val J. // Nature. — 1990. — Vol. 348, N 6303. — P. 673—682.

16. Wang H. H., Drugge E. D., Yen Y. С. // Europ. J. Pharmacol. — 1984. — Vol. 97, N 1. — P. 209—215.

17. Wang R., Karpinski E., Pang P. К. T. // Ibid. — 1990. — Vol. 183, N 4. — P. 1242—1243.


Об авторах

Я. Ю. Чурсина

Ереванский медицинский институт


Армения


Д. Н. Худавердян

Ереванский медицинский институт


Армения


Рецензия

Для цитирования:


Чурсина Я.Ю., Худавердян Д.Н. Влияние паратиреоидина на сопротивление мозговых сосудов. Проблемы Эндокринологии. 1995;41(4):38-41. https://doi.org/10.14341/probl11463

For citation:


Chursina Yu.Y., Khudaverdyan D.N. Parathyroidin effect on cerebrovascular resistance. Problems of Endocrinology. 1995;41(4):38-41. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11463

Просмотров: 142


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)