Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Влияние инсулиновой нагрузки на некоторые гормонально-метаболические параметры у больных с гипоталамическим синдромом

https://doi.org/10.14341/probl11487

Полный текст:

Аннотация

Обследовано тридцать два человека в возрасте от 18 до 28 лет с гипоталамическим синдромом и 64 здоровых мужчины, сопоставимых по возрасту. Инсулиновую пробу проводили в 3 этапа: до и через 30 и 120 мин после внутривенной инфузии 0,15 ЕД инсулина на кг массы тела; на всех этапах инсулиновой пробы показатели спирографии отражали состояние гиперметаболизма, связанного с повышенным энергопотреблением и меньшей эффективностью утилизации кислорода. Измерения гормонов: АКТГ, СТГ и гидрокортизона в крови и адреналина, норадреналина, дофамина и ДОФА в моче указывали на снижение регуляторной функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и симпатоадреналовой систем у пациентов с гипоталамическим синдромом. Временная зависимость ИРИ, уровня глюкозы, пирувата и лактата в плазме крови пациентов с гипоталамическим синдромом свидетельствовала о снижении толерантности к инсулину и глюкозе и нарушении утилизации глюкозы в качестве энергетического субстрата.

Для цитирования:


Соколов E.И., Заев А.П., Хованская Т.П., Жижина С.А., Петрин С.В., Разин А.С., Филонов В.К. Влияние инсулиновой нагрузки на некоторые гормонально-метаболические параметры у больных с гипоталамическим синдромом. Проблемы Эндокринологии. 1995;41(6):16-19. https://doi.org/10.14341/probl11487

For citation:


Sokolov Y.I., Zayev A.P., Khovanskaya T.P., Zhizhina S.A., Petrin S.V., Razin A.S., Filonov V.K. Insulin loading and some hormonal metabolic parameters in patients with the hypothalamic syndrome. Problems of Endocrinology. 1995;41(6):16-19. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11487

В проводимых нами в последние годы исследованиях особое внимание уделяется изучению роли гормонального дисбаланса и изменений гомеостаза глюкозы в развитии патологии различных органов и систем. Большой интерес в этом плане представляют исследования нарушений регуляторной функции гипоталамуса, в частности при заболевании, известном под названием "гипоталамический синдром" (ГТС), характеризующемся эндокринными, обменны-

Сравнительные показатели метаболизма у больных ГТС и здоровых людей на разных этапах инсулиновой пробы ± т)

Больные ГТС

Здоровые люди

. Показатель

этап исследования

I 1

- П

ш

I

5 1

III

ОК, мд/мин

435,4 ± 48,2

558,0 ± 32,9

620,3 ± 74,0

283,8 ± 26,25***

403,1 ± 28,3*'***

425,7 ± 31,2****

КП, мл/удар

4,775 ± 0,51

6,95 ± 0,55*

7,75 ± 0,92*

3,85 ± 0,7

5,67 ± 0,91

6,63 ± 1,11*

ОК/м, мл/(мин • кг)

4,571 ± 0,582

5,948 ± 0,37

6,464 ± 0,69

5,25 ± 0,53

7,35 ± 0,31*'**

7,76 ± 0,5*

ОУК, мд/мин

301,76 ± 28,56

334,0 ± 15,11

316,85 ± 42,3

183,4 ± 14,18***

225,2 ± 12,7*’***

209,1 ± 15,8***

МОД, л/мин

•12,72 ± 2,04

18,36 ± 1,08*

20,11 ± 3,31

10,88 ± 0,92

14,75 ± 0,39*’***

15,14 ± 1.64*

ДК, ед.

0,64 ± 0,016

0,6 ± 0,031

0,51 ± 0,043*

0,646 ± 0,025

0,558. ± 0,021*

0,49 ± 0,01*'**

ЧД в 1 мин

20,7 ± 2,84

26,6 ± 2,78

20,98 ± 2,54

15,62 ± 1,19

16,63 ± 1,58***

15,28 ± 1,05

ЧСС в 1 мин

84,6 ± 3,41

81,7 ± 4,08

81,2 ± 4,68

69,43 ± 2,75***

69,03 ± 3,05***

61,8 ± 2,95***

ПРИ, мкЕД/мл

26,47 ± 3,31

80,1 ± 8,82*

30,5 ± 6,65**

14,282 ± 2,59***

57,12 ± 10,82*

17,01 ± 3,35**

Г, ммоль/л

5,516 ± 021

2,73 ± 0,3*

5,1 ± 0,28**

4,676 ± 0,09***

2,041 ± 0,24*

4,87 ± 0,23**

ПВК, мкмоль/л

138,11 ± 17,2

105,4 ± 18,9

71,31 ± 15,6*

82,2 ± 13,7***

99,78 ± 7,14

8^,11 ± 8,81

МК, ммодь/л

0,601 ± 011

0,631 ± 0,164

0,643 ± 0,1^3

0,475 ± 0,07

0,582 ± 0,13

0,596 ± 0,08

А, нг/мин

13,64 ± 1,11

82,1 ± 18,5*

32,6 ± 4,19***

5,334 ± 1,4***

26,456 ± 4,32****

29.33 ± 2,7*

НА, нг/мин

18,5 ± 1,73

80,74 ± 13,26*

40,36 ± 7,58*'**

7,221 ± 2,05***

20,868 ± 2,48*'***

19,704 ± 4,0*'***

ДА, нг/мин

163,4 ± 11,31

546,6 ± 55,4*

333,7 ± 25,4*-**

269,5 ± 63,2

475,5 ± 64,9*

687,0 ± 109,1****

ДОФА, нг/мин

39,07 ± 2,68

137,1 ± 29,23*

64,6 ± 7,13*'**

9,658 ± 1,83***

32,846 ± 44,32*'***

24,62 ± 3,46*'***

АКТГ, пг/мл

24,72 ± 2,62

30,28 ± 7,13

25,84 ± 3,57

30,65 ± 4,51

59,75 ± 7,95*'***

38,0 ± 4,64**'***

СТТ, нг/мл

1,03 ± 0,13

11,487 ± 2,77*

2,854 ± 0,6*'**

1,372 + 0,11

31,2 ± 6,38*'***

23,43 ± 4,19****

К, нмоль/л

788,4 ± 91,1

1032,8 ± 96,45

788,4 ± 85,6

815,4 ± 141,5

1426,1 ± 119,0*'***

1130,3 ±.118,2**^*

П р имечание . Достоверность различий показателей: одна звездочка — от базального уровня, две — III этапа от II (внутри данной группы обследуемых), три — группы здоровых от группы больных ГТС на данном этапе исследования.

ми, трофическими и вегетативными расстройствами. Было показано, что у больных ГТС в покое- имеют место метаболические изменения, свидетельствующие о снижении утилизации глюкозы и увеличении роли липидов в энергообеспечении организма, повышении потребления кислорода и уменьшении эффективности его использования, а при велоэрго- метрии отмечаются снижение толерантности к физической нагрузке, уменьшение коронарного резерва и максимального потребления миокардом кислорода [3, 6].

Материалы и методы

Для выяснения особенностей функционирования организма и резервных возможностей регуляторных систем у больных ГТС в условиях стресса мы провели инсулиновую пробу (внутривенное введение утром натощак 0,15 ЕД инсулина на 1 кг массы тела) — один из наиболее информативных тестов, используемых для характеристики активности гипога;инм(Ы1'ипофизщи1о^надпочечниковой и симпатико- адреналовой систем (соответственно ГГНС и САС). Исследование проводили в три этапа: до введения инсулина и через 30 и I20 мин после его введения. Обследовано 18 мужчин в возрасте 18—28 лет с ярко выраженными симптомами ГТС: ожирение, высокорослость, дистрофические полосы растяжения на коже, траизиторная гипертония. Контрольную группу составили 24 здоровых мужчин того же возраста.

Определяли объем потребленного кислорода (ОК) и выделенной углекислоты (ОУК) в 1 мин, дыхательный коэсффи- циент (ДК) — отношение ОУК к ОК, кислородный пульс (КП), отношение ОК к массе тела (ОК/м), минутный объем дыхания (МОД), число дыханий (ЧД) и частоту сердечных сокращений (ЧСС) в 1' мин — методом спирографии (аппарат "Эргоойсис-крин" фирмы "Эгер", Германия); уровень глюкозы (Г) в плазме — глюкозооксидазным методом; уровень иммунореактивного инсулина (ПРИ) в плазме, кортизола (К), соматотропного (СТТ) и адренокортикотропного (АКТГ) гормонов в крови — радиоиммуиологическим методом; содержание в крови пировиноградной и молочной (ПВК и МК соответственно) кислот, экскрецию с мочой адреналина (А), норадреналина (НА), дофамина (ДА) и диоксифенилаланина (ДОФА) — флюорометрическим методом.

Результаты и их обсуждение

Как видно из таблицы, ГТС характеризовался повышенным газообменом в легких на всех этапах инсулиновой пробы: значительное увеличение по сравнению со здоровыми людьми О К, ОУК, ЧСС свидетельствовало о состоянии гиперметаболизма. Состояние повышенного газообмена в покое у больных ГТС, с одной стороны, было связано с увеличенной массой тела: ОК у больных на I этапе в 1,5 раза превышал соответствующий показатель у здоровых людей, в то время как ОК/м был в пределах контрольных цифр. Также не различались в покое и показатели КП в обеих группах, из чего следует, что необходимый для жизнеобеспечения ОК у больных ГТС достигался тахикардией в результате существенного напряжения сердечной деятельности.

Реакция газообмена на экзогенный инсулин у здоровых, лиц и больных ГТС была неодинакова. У здоровых чувствительность к инсулину очень высока — это проявилось повышением большинства исследуемых показателей через 30 мин после введения инсулина, многие из которых (ОК, КП, ОК/м, ОУК, МОД, ДК) не возвращались к исходному уровню и через 2 ч. У больных достоверно реагировали на введенный инсулин МОД (увеличением на II этапе), ДК (снижение которого по отношению к фоновому показателю проявлялось достоверно лишь на III этапе) и КП. В группе больных сохранялись значительно более высокими, чем у здоровых людей, показатели ОК, ОУК и ЧСС до конца исследования.

Данные спирографии свидетельствовали о нарастании гиперметаболизма в условиях стресса, создаваемого инсулиновой нагрузкой, что отражает усиление окислительных процессов для обеспечения более высоких энергетических затрат у больных ГТС. Однако отмеченное нами у больных ITC повышение до 79,6 ± 16,0 мг% содержания свободных жирных кислот (СЖК) в плазме крови (у здоровых людей 37,7 ± 2,93 мг%), оказывающих разобщающее действие на процессы окислительного фосфорилирования [8], может в определенной степени объяснить снижение эффективности использования кислорода для процессов энергообразования. Сниженные по сравнению со здоровыми людьми величины ДК в покое у больных ГТС и выявленные у данных больных изменения липидного спектра плазмы крови свидетельствуют о более активном использовании липидов (СЖК) в качестве энергетических субстратов [13]. После введения инсулина на фоне гипогликемии и на этапе восстановления отмечалось снижение' ДК .как у здоровых людей, так и у больных ГТС до одинакового уровня, что обусловлено усилением использования липидов для -энергообеспечения у представителей обеих групп, определяемым, в частности, выраженным липолитическим эффектом активизированных гипогликемией контринсулярных гормонов.

Представление о характере обменных процессов при ГТС дополняет анализ биохимических исследований.

Известно, что при экспериментальном повреждении вентромедиальной области гипоталамуса обнаруживаются гипертрофия островков Лангерганса и гиперинсулинемия [9]. В наших исследованиях у больных ГТС выявлена относительная гиперинсулинемия в покое: уровень ИРИ почти вдвое превышал соответствующий показатель у здоровых людей. В дальнейших исследованиях абсолютные показатели содержания ИРИ у больных и здоровых лиц статистически не различались, однако интенсивность нарастания уровня ИРИ на фоне гипогликемии у больных ГТС достоверно меньше, чем у здоровых (в 3 и 4 раза соответственно). Подобное повышение базального уровня ИРИ и менее выраженное, чем у здоровых 'людей, изменение его в ходе нагрузочных проб выявлено при ишемической болезни сердца [1, 4, 7, 12, 14], ожирении [15, 16] и ряде других заболеваний, при которых инсулинорезистентность периферических тканей сочетается с нарушением углеводного обмена.

Как видно из таблицы, исходная концентрация Г у больных ГТС была достоверно выше, чем у здоровых людей. Гипогликемический эффект после введения инсулина был выражен как у здоровых, так и у больных ГТС. Известно, что при гипоталамической тучности по мере увеличения размеров адипоцитов снижается их чувствительность к инсулину и уменьшается число рецепторов инсулина не только в жировых клетках, но и в гепатоцитах, миоцитах, моноцитах и пр [2]. Нами отобраны только те больные ГТС, у которых при введении инсулина концентрация глюкозы снизилась более чем на 50%.

В ходе исследования выявлялись особенности функционирования регуляторных гормональных систем у больных ГТС. Базальный уровень А, НА и ДОФА у больных ГТС значительно превышал контрольные цифры, отражая гиперактивность САС в покое. Реакция САС на инсулиновую нагрузку в обеих группах характеризовалась максимальной стимуляцией на II этапе исследования, но на III этапе в группе здоровых лиц экскреция катехоламинов поддерживалась на уровне предыдущего этапа, а у больных ГТС отмечено снижение функциональной активности всех звеньев САС вдвое. В целом нарушение деятельности САС у данных больных проявлялось как изменением уровня ее активности, так и нарушением функциональных возможностей, что вызывало расстройства вегетативного равновесия, а также способствовало недостаточности регуляторных и компенсаторных реакций.

Реакция ГГНС на инсулиновую нагрузку у больных ГТС также имела ряд особенностей. Исходный уровень АКТГ, К и СТГ у этих больных не отличался от такового у здоровых людей. На фоне гипогликемии у больных ГТС практически не наблюдалось увеличения выработки АКТГ и К, в то время как у здоровых лиц содержание этих гормонов резко возрастало и достоверно отличалось более высокой активностью ГГНС на II и III этапах исследования. У больных ГТС отмечалось также менее значимое по сравнению со здоровыми людьми увеличение концентрации СТГ на II этапе и достоверное снижение ее против предыдущего этапа через 2 ч. Следовательно, инсулиновая гипогликемия как провокационный тест на секреторный резерв СТГ [5, 11] выявила у больных ГТС снижение резервных возможностей секреции этого анаболического гормона, играющего важную роль в восстановительной стадии стрессорной реакции. Необходимо .также учитывать и тот факт, что СТГ дает один из самых мощных липолитических эффектов, и выявленное у больных ГТС снижение секреторного резерва этого гормона может иметь определенное значение в преобладании у них процессов липогенеза.

Снижение активации ГГНС в условиях инсулинового стресса у больных ГТС следует оценивать с учетом большой роли этой системы в адаптационных процессах, а также пермиссивного эффекта глюкокортикоидов, которые резко меняют чувствительность многих тканей к р-ад- ренергической стимуляции, увеличивают плотность рецепторов в некоторых тканях, повышают сопряжение рецептора с аденилатцикла- зой [10].

Резкое возрастание энергозатрат организма при ГТС сопровождалось снижением в 2 раза содержания ПВК через 120 мин после введения инсулина, что наряду с повышенным потреблением кислорода свидетельствует об усилении у этих больных процессов аэробного окисления. Значительное накопление ПВК (исходно достоверно превышающее показатель у здоровых людей) при высоком ОК указывает на торможение окислительного декарбоксилирования пирувата и последующих превращений метаболитов в цикле Кребса. Повышенное содержание ПВК может быть обусловлено как усилением процессов глюконеогенеза, включающим превращение лактата в ПВК с последующим образованием триозофосфатов, используемых для синтеза глюкозы, так и интенсивным протеканием реакций переаминирования, ведущих к образованию ПВК из аминокислот. Возможность протекания альтернативного метаболического превращения триозофосфатов в липиды позволяет в определенной мере объяснить синдром тучности у больных с данной патологией, обусловленный повышением активности (особенно при наличии относительной гипергликемии и гиперин- сулинемии) процессов липогенетического пути превращения триозофосфатов, образующихся как при распаде глюкозы, так и в реакциях глюконеогенеза из лактата и пирувата. Об уменьшении использования глюкозы с энергетической целью свидетельствуют изменения липидного спектра крови у этих больных, в частности повышение концентрации СЖК (глюко- зожирно-кислотный цикл Рэндла). Последовательное снижение уровня ПВК у больных ГТС в ходе инсулиновой пробы может быть связано с антикатаболическим действием инсулина, тормозящим у данных больных изначально более активные процессы глюконеогенеза, а также с усилением утилизации ПВК по пути липогенеза через стадию триозофосфатов, достаточно интенсивного у больных ГТС в покое и особенно доминирующего в условиях инсулиновой нагрузки.

Выводы

  1. Изменения показателей спирографии на этапах инсулиновой пробы у больных ГтС отражают состояние гиперметаболизма, связанного как с повышенными энергозатратами вследствие ожирения, так и с меньшей эффективностью использования кислорода.
  • У больных ГТС отмечался дисбаланс в важнейших адаптационных гормональных систем в ходе инсулиновой пробы — менее значимое по сравнению со здоровыми людьми повышение уровня АКТГ, К, СТГ в крови больных ГТС, свидетельствующее о сниженной активности ГГНС; гиперэкскреция с мочой катехоламинов и их предшественника ДОФА исходно и менее продолжительная реакция повышения их уровня в ответ на введение инсулина у больных ГТС свидетельствует о нарушении функциональных возможностей САС, ведущих к расстройству вегетативного равновесия, снижению регуляторных и компенсаторных реакций.
  • Динамика содержания Г, ПРИ и ПВК в крови больных ГТС при инсулиновой пробе указывает на нарушение процессов превращения глюкозы по пути, связанному с энергообразованием.

Список литературы

1. Ахметова Б. С. // Вопросы патологии эндокринной системы. — Алма-Ата, 1984. — С. 88—91.

2. Дильман В. М. Четыре модели медицины. — Л., 1987.

3. Заев А. П., Жижина С. А. // Физиология человека. — № 1. — С. 153—156.

4. Лазарева С. А., Симиренко Л. Л., Бондарь Т. H. и др. // Научно-технический прогресс в кардиологии. — Харьков, 1986. — С. 143—444.

5. Марова Е. И., Арапова С. Д. // Пробл. эндокринол. — 1975. — № 6. — С. 36— 42.

6. Мухитдинова Г. Н. Функциональное состояние сердечнососудистой системы у больных с гипоталамическим синдромом: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. — Ташкент, 1982.

7. Пименов Л. Т., Лещинский Л. А., Трусов В. В. // Клин, мед. — 1986. — № 7. — С. 86—91.

8. Скулачев В. П. Биоэнергетика: Мембранные преобразователи энергии. — М., 1989.

9. Теппермен Дж, Теппермен X. Физиология обмена веществ и эндокринной системы. Вводный курс. — М., 1989.

10. Davies А. О, Lefkowit-.P. J. //Ann. Rev. Physiol. — 1984. — Vol. 46. — P. 119.

11. Edwards C. R., Resser G. M. // Clin. Endocr. — 1974. — Vol. 3. — P. 475—505.

12. Fink R. J., Kolterman O. G., Griffin J, Ohesky J. M. // J. clin. Invest. —1983. — Vol. 71, N 6. — P.

13. Golay A., Schutz Y, Meyer H. U. et al. // Diabetes. — 1982. — Vol. 31. — P. 1023—1028.

14. Minaker K. L, Rowe J. W, Young J. B. et al. // Metabolism. — 1982. — Vol. 31, N 12. — P. 1181—1 184.

15. Nosadini R., Del Prato S., Tiengo A. et al. // J. clin. Endocr. — 1983. — Vol. 57, N 7. — P. 529—536.

16. Wajechenberg В. L., Gianella-Neto D., Lerario A. C. et al. // Hormone Res. — 1988. — Vol. 29, N 1. — P. 7—13.


Об авторах

E. И. Соколов

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко


Россия


А. П. Заев

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко


Россия


Т. П. Хованская

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко


Россия


С. А. Жижина

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко


Россия


С. В. Петрин

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко




А. С. Разин

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко


Россия


В. К. Филонов

Московский медицинский стоматологический институт им. Н. А. Семашко


Россия


Рецензия

Для цитирования:


Соколов E.И., Заев А.П., Хованская Т.П., Жижина С.А., Петрин С.В., Разин А.С., Филонов В.К. Влияние инсулиновой нагрузки на некоторые гормонально-метаболические параметры у больных с гипоталамическим синдромом. Проблемы Эндокринологии. 1995;41(6):16-19. https://doi.org/10.14341/probl11487

For citation:


Sokolov Y.I., Zayev A.P., Khovanskaya T.P., Zhizhina S.A., Petrin S.V., Razin A.S., Filonov V.K. Insulin loading and some hormonal metabolic parameters in patients with the hypothalamic syndrome. Problems of Endocrinology. 1995;41(6):16-19. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11487

Просмотров: 214


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)