Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Гормонально-метаболические нарушения и их коррекция у детей с ожирением

https://doi.org/10.14341/probl11673

Полный текст:

Аннотация

Статья посвящена изучению распространенности, особен­ностей метаболического синдрома (МС) у детей, страдаю­щих различными формами ожирения, и возможности его коррекции. Обследовано 98 детей в возрасте 9-17 лет, из них экзогенно-конституциональное ожирение диагности­ровано у 44, пубертатно-юношеский диспитуитаризм - у 54 детей. Для диагностики МС использовали методы кли­нического обследования: оценку индекса массы тела, ок­ружностей талии и бедер, их соотношения, исследование уровней общего холестерина, триглицеридов, коагулограм­мы, инсулина натощак, стандартный глюкозотолерант­ный тест, определяли отношение глюкоза/инсулин нато­щак. Частота МС у детей с ожирением составила 42,9%. Сочетание 5 компонентов МС: инсулинорезистентности, абдоминального ожирения, гиперлипидемии, гиперкоагуля­ционных изменений и артериальной гипертензии отмечено у 23,8%>, 4 компонентов в разных сочетаниях - у 52,4%, 3 компонентов (неполный МС) - у 23,8% детей.


С целью коррекции выявленных метаболических нарушений у 28 детей старше 13 лет использовали комбинированную терапию: гипокалорийная диета и метформин (сиофор, "Берлин-Хеми"). Применение препарата "Сиофор"у детей с МС в отличие от монотерапии диетой позволило значи­тельно улучшить показатели общего холестерина, фибри­ногена, АД, а также нормализовать ответ на гликемиче­скую нагрузку у большинства больных.

Для цитирования:


Болотова Н.В., Аверьянов А.П., Лазебникова С.В., Дронова Е.Г. Гормонально-метаболические нарушения и их коррекция у детей с ожирением. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(4):22-26. https://doi.org/10.14341/probl11673

For citation:


Bolotova N.V., Averyanov A.P., Lazebnikova S.V., Dronova Y.G. Hormonal and metabolic disturbances and their correction in children with obesity. Problems of Endocrinology. 2003;49(4):22-26. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11673

В последние годы в медицинской литературе все чаще встречается термин "метаболический син­дром", или "синдром X", предложенный G. Reaven в 1988 г. Его основными составляющими считали 4 компонента: висцеральный тип ожирения, сахар­ный диабет типа 2, артериальную гипертензию (АГ) и дислипидемию, в связи с чем он был назван "смер­тельным квартетом". В настоящее время этот пере­чень значительно расширен и включает в себя сле­дующие компоненты: абдоминально-висцеральный тип ожирения, инсулинорезистентность (ИР) и ги- перинсулинемию, нарушение толерантности к глюкозе/сахарный диабет типа 2, дислипидемию, гиперурикемию, гиперандрогению, нарушения в системе гемостаза [10, 14].

Метаболический синдром (МС) - одна из сложнейших медико-социальных проблем совре­менности. Популяционными исследованиями в Европе и США установлено, что около 5-10% взрослого населения имеет проявления МС. По данным австралийских исследователей, указанный синдром охватывает около 30% популяции. Подоб­ных данных, касающихся детей, мы не встретили, хотя начальные признаки метаболических наруше­ний, несомненно, имеются уже в детском возрасте. В связи с этим нами была поставлена задача: изу­чить распространенность и особенности МС у де­тей, страдающих различными формами ожирения, а также возможности его коррекции. Выделение МС на ранних стадиях имеет большое клиническое значение, так как в основе его лежат ИР и сопут­ствующая ей гиперинсулинемия [9], являющаяся причиной многих заболеваний, и только ранняя коррекция метаболических нарушений будет спо­собствовать снижению риска развития сахарного диабета типа 2 и атеросклероза.

Материалы и методы

Обследовано 98 детей и подростков в возрасте 9-17 лет, средний возраст составил 13,67 ± 2,43 года. Среди обследованных было 53 мальчика и 45 девочек. Экзогенно-конституциональное ожире­ние диагностировано у 44 детей, из них простая форма у 12, осложненная у 32; пубертатно-юноше­ский диспитуитаризм - у 54 детей.

У всех детей проводили изучение анамнеза жиз­ни и генеалогических карт, оценку показателей физического развития. Ожирение диагностировали по превышению индекса массы тела (ИМТ = масса (в кг)/рост (в м)2) более 95 перцен­тили для данного возраста [8, 15]. Степень ожире­ния определяли по рекомендациям Ю. А. Князева [2]. Определяли окружности талии (ОТ), бедер (ОБ), отношение ОТ/ОБ, при значениях ОТ/ОБ > 0,8 у девочек и > 0,9 у мальчиков констатировали абдо­минально-висцеральный ("верхний") тип ожире­ния. АД измеряли на правой руке, уровни АД оце­нивали по возрастным критериям [11], повышен­ными считали цифры АД, соответствующие или превышающие 95 перцентили для пола и возраста. Регистрировалась ЭКГ по стандартной методике. Состояние углеводного обмена оценивали по ре­зультатам стандартного глюкозотолерантного теста при пероральной нагрузке глюкозой из расчета 1,75 г/кг массы тела по методике ВОЗ [3]. Уровень гликемии определяли глюкозооксидазным мето­дом на глюкометре "Eksan-g" (Латвия), уровни об­щего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ) - спектрофотометрическим методом. В качестве от­резных точек нормальных, пограничных и высоких значений ОХС применяли критерии Националь­ной образовательной программы по холестерину США для детей и подростков [12]. Нормальными считали уровни ОХС менее 5,2 ммоль/л, значения ОХС 5,2 ммоль/л и более свидетельствовали о ги­перлипидемии (ГЛП). Концентрацию ТГ считали нормальной при значениях менее 2,3 ммоль/л. Оп­ределяли показатели коагулограммы: фибриноген (в г/л), фибринолитическую активность (в %), вре­мя рекальцификации (в с), тромботест (степень). О гиперкоагуляции (ГК) свидетельствовали показа­тели фибриногена более 4 г/л, фибринолитической активности менее 14%, времени рекальцификации менее 60 с, тромботест VII степени. Иммунореак­тивный инсулин определяли радиоиммунологиче- ским методом набором "риоИНС-ПГ-125-Г" (Минск, Беларусь) натощак. Состояние ИР оцени­вали непрямым методом по отношению содержа­ния глюкозы в капиллярной крови (в мг%) к со­держанию инсулина сыворотки (в мкЕД/мл), ИР фиксировали при отношении глюкоза/инсулин ме­нее 6 усл. ед. [4, 5].

Выделяли полную и неполную формы МС. На­личие 2-3 составляющих (в том числе ИР) свиде­тельствовало о неполной форме, 4 нарушений и бо­лее - о полной форме МС.

Статистическую обработку данных, выражен­ных в виде М ± о (стандартная ошибка), проводи­ли методами вариационной статистики: г-тест для определения различия двух групп с "нормальным" распределением признака и критерий Манна- Уитни (Z) для групп с асимметричными данными. Различия считали достоверными при р < 0,05. Кор­реляционный анализ выполняли по методу Спир­мена. Корреляцию считали достоверной при р < 0,05.

Результаты и их обсуждение

При анализе клинических данных выявлено, что 26 детей не предъявляли жалоб и поступили в клинику на обследование после проведения про­филактических осмотров; 13 детей жаловались на избыточную массу тела, остальные 59 детей предъ­являли жалобы на головные боли, повышение АД, жажду, боли в сердце, одышку при физической на­грузке, субфебрильную температуру, нарушение менструального цикла, не связывая эти симптомы с избыточной массой.

При выяснении анамнеза особое внимание об­ращали на наследственность. У 12 (12,2%) наблю­давшихся избыточную массу тела имели оба роди­теля, у 60 (61,2%) - только один (матери в 3 раза чаще, чем отцы). Родственники, страдающие ожи­рением, имелись у 91,8% обследованных. Ожире­ние у родных сибсов отмечено в 5 (5,1%) случаях. Сочетание АГ, ожирения, сахарного диабета типа 2 у кого-либо из родителей выявлено лишь в 4 (4,1 %) случаях, чаще имелось сочетание ожирения и АГ - у 38 (38,8%) родственников наблюдаемых детей. Обращала на себя внимание отягощенность по он­кологическим заболеваниям (рак молочной железы и гениталий у женщин, опухоли щитовидной же­лезы, легких, кишечника, предстательной железы) - у 30 (30,6%) пациентов.

Изучение анамнеза жизни позволило устано­вить неблагополучный перинатальный период у 57 (58,2%) детей. Наиболее часто выявлялись токси­козы беременности (44,9%), угроза невынашива­ния (27,6%), преждевременные роды (17,3%), опе­ративное родоразрешение (15,3%), беременность на фоне ожирения и сахарного диабета типа 2 (8,2%). Анализ питания в раннем возрасте позво­лил установить, что на естественном вскармлива­нии находилось лишь 17 (17,3%) из 98 детей, ос­тальные дети получали неадаптированные молоч­ные смеси или коровье молоко.

Ожирение 1 степени имелось у 12 (12,2%) детей, II - у 51 (52,1%), III - у 35 (35,7%) детей. Значение ИМТ в среднем составило 28,34 ± 3,82 кг/м2 при колебании значений от 23 до 33,6 кг/м2 и у всех де­тей превышало значения 95-го центиля. Абдоми­нальное ожирение (АО) отмечено у 33 (33,7%) де­тей, бедренно-ягодичное - у 12 (12,2%), у 53

7

3

Рис. 1. Частота различных комбинаций компонентов МС (в %) у детей с ИР.

/- ИР. АГ, ГЛП, АО, ГК (23,8%); 2- ИР. АГ, ГЛП, ГК (19,0%); J - ИР, АГ. ГЛП. АО (14,3%); 4- ИР. АГ. АО. ГК (9.5%); 5- ИР. АО. ГЛП. ГК (9,5%); 6- ИР. АГ. ГЛП (16,7%); 7- ИР, АО. ГЛП (7,1%).

(54,1 %) детей имелось равномерное распределение подкожного жирового слоя.

АГ отмечена у 35 (35,7%) детей, ГЛП - у 81 (82,7%), гиперкоагуляционные изменения - у 30 (30,6%). По результатам глюкозотолерантного тес­та у 38 (38,8%) детей имелся "плоский" тип кривой со значениями отношения максимального повы­шения уровня глюкозы крови к гликемии натощак (Гмакс0) менее 1,3. Исследование инсулинемии натощак выявило колебания уровня инсулина от 8,0 до 29,7 мЕД/л, среднее значение составило 15,59 ± 5,96 мЕД/л. При расчете показателя отно­шения гликемии (в мг%) к инсулину натощак у 42 (42,9%) детей в возрасте 12-17 лет установлена ИР, хотя абсолютная гиперинсулинемия (более 28 мЕД/л) обнаружена лишь у 1 ребенка (29,7 мЕД/л).

С учетом ведущей роли, отводимой ИР в фор­мировании МС [9, 14], определена частота различ­ных комбинаций его компонентов в этой группе детей (рис. 1). Полная форма МС в виде сочетания 5 компонентов: ИР, АГ, АО, ГЛП и ГК отмечена у 10 (23,8%) детей, 4 компонентов - у 52,4% детей в различных комбинациях: а) ИР, АГ, ГЛП, ГК - у 8 (19,0%); б) ИР, АГ, ГЛП, АО - у 6 (14,3%); в) ИР, АГ, АО, ГК - у 4 (9,5%); г) ИР, АО, ГЛП, ГК - у 4 (9,5%). Неполный МС с наличием 3 составляю­щих выявлен у 23,8% детей в виде следующих ком­бинаций: а) ИР, АГ, ГЛП - у 7 (16,7%) детей; б) ИР, АО, ГЛП - у 3 (7,1%) детей. У 2 (3,6%) из 56 детей без ИР отмечено сочетание АО, ГЛП и ГК, у 4 (7,1%) - ГЛП и АО.

В табл. 1 приведены данные корреляционного анализа связей между определенными клинико-ла­бораторными показателями и уровнем инсулина. Отмечены достоверная положительная корреляция базального уровня инсулина с ИМТ (г = 0,33), сис­толическим АД - САД (г = 0,32), диастолическим АД - ДАД = 0,33), концентрацией фибриногена (г = 0,32), а также достаточно тесная отрицатель­ная связь гликемии через 2 ч после стандартной на­грузки глюкозой с уровнем инсулина (г = -0,35).

Всем детям с выявленными компонентами МС (в том числе 6 детям с АО и ГЛП, но без ИР) на-

Табл и ца 1 Связь (г) различных показателей МС с уровнем инсулина (" = 42)

Показатель

Инсулин

ИМТ

0,33

ОТ/ОБ

нд

САД

0,32

ДАД

0,33

ОХС

нд

Фибриноген

0,32

Глюкоза натощак

нд

Глюкоза через 2 ч

-0,35

При ме ча ние. Здесь и в табл. 2: нд - различие недос­товерно.

значали сбалансированное умеренно гипокалорий- ное питание. Расчет калорийности проводили с учетом возрастно-половых индивидуальных осо­бенностей; калорийность в среднем составляла 1700-2000 ккал/сут с содержанием жира менее 30% от суточной калорийности рациона, а также с ограничением легкоусвояемых углеводов. Из 48 де­тей, находившихся под наблюдением, 20 (9 девочек и 11 мальчиков) получали только диетотерапию, 28 (13 девочкам и 15 мальчикам) старше 12 лет была назначена комбинированная терапия: диета и мет­формин (сиофор, "Берлин-Хеми") в дозе 500 мг 1 раз в сутки ежедневно в течение 6 мес. Препарат назначали при отсутствии противопоказаний. Группы не различались по возрастному составу, исходным показателям антропометрии и метаболи­ческим характеристикам (табл. 2), свидетельствую­щим о гиперхолестеринемии, гиперкоагуляцион­ных изменениях, ИР.

Выбор метформина связан с его комплексным воздействием на основные патогенетические зве­нья МС: снижением периферической ИР, гиполи- пидемическим эффектом, подавлением глюконео­генеза в печени, воздействием на гемокоагуляцию, а также анорексигенным эффектом [1, 6, 13].

По результатам обследования больных через 6 мес в группе, получавшей комбинированную терапию, отмечено снижение массы тела в среднем на 9,5% (7,45 ± 3,7 кг), ИМТ на 9,9%, отношения ОТ/ОБ на 6,1%, однако различия абсолютных значений антро­пометрических показателей до и после лечения (см. табл. 2) были недостоверны. Наблюдалось отчетли­вое улучшение показателей липидного и углеводно­го обмена, а также системы свертывания крови. Уровень ОХС в среднем снизился на 21,9% и соста­вил 5,02 ± 0,81 ммоль/л (р < 0,001), содержание ТГ в основном нормализовалось и составило 1,0 ± 0,4 ммоль/л (р < 0,01). Уровни гликемии натощак и че­рез 2 ч после углеводной нагрузки повысились (в пределах нормы) и составили 3,7 ± 0,4 ммоль/л (р < 0,001) и 4,01 ± 0,58 ммоль/л (р < 0,001) соот­ветственно. Практически нормализовался показа­тель отношения Гмакс0 - 1,51 ± 0,23 (р < 0,001). У детей и подростков с АГ на фоне лечения сиофором отмечались снижение САД до 118,8 ± 7,28 мм рт. ст. (р < 0,001) и нормализация повышенного ДАД - в среднем до 75,5 ± 5,15 мм рт. ст. (р < 0,01) без назначения гипотензивных препаратов. Этот эф-

Динамика клинико-биохимических показателей ± а) на фоне лечения

Таблица 2

Показатель

Комбинированная терапия (п = 28)

Диетотерапия (л = 20)

Различие между группа­ми через 6 мес

ИСХОДНО

через 6 мес

ИСХОДНО

через 6 мес

Возраст, годы

14,18 + 1,22

14,20 ± 1,24

ИМТ, кг/м2

29,21 ± 4,32

26,78 ± 4,48

29,16 ± 3,51

27,86 ± 3,68

нд

Масса тела, кг

80,0 ± 15,48

74,59 ± 16,04

78,9 ± 12,48

77,4 ± 10,5

нд

ОТ/ОБ

0,89 ± 0,1

0,86 ± 0,07

0,88 ±0,11

0,9 ± 0,09

р < 0,05

САД, мм рт. ст.

129,11 ± 12,48

118,8 ± 7,28**

127,75 ± 12,61

123,3 ± 10,42

р < 0,05

ДАД, мм рт. ст.

80,89 ± 10,01

75,5 ± 5,15*

81,75 ± 9,63

79,0 ± 6,99

нд

ОХС, ммоль/л

6,17 ± 1,18

5,02 ± 0,81**

5,95 ± 1,63

5,73 ± 1,54

р < 0,05

ТГ, ммоль/л

1,62 ± 0,69

1,0 ± 0,4**

1,84 ± 0,63

1,29 ± 0,7*

нд

Фибриноген, г/л

3,77 ± 1,06

2,85 ± 0,58**

3,78 ± 0,82

3,42 ± 0,59

р < 0,01

Гликемия натощак

3,24 ± 0,45

3,7 ± 0,4**

3,21 ± 0,46

3,8 ± 0,7**

нд

Гликемия через 2 ч

3,27 ± 0,44

4,01 ± 0,58**

3,2 ± 0,39

3,82 ± 0,73*

нд

Гммк/Го

1,16 ± 0,18

1,51 ± 0,23**

1,22 ± 0,17

1,23 ± 0.29

р < 0,01

Примечание. * - р < 0,05; ** - р < 0,01.

фект, возможно, обусловлен воздействием метфор­мина на ИР - один из механизмов АГ при МС, что согласуется с другими исследованиями у взрослых пациентов [7].

В группе монотерапии диетой также отмечено снижение показателей: массы тела в среднем на 4,3% (3,9 ± 2,0 кг), ИМТ на 6,7%, однако досто­верных различий от исходных значений, как и в группе комбинированной терапии, не выявлено. Показатель ОТ/ОБ в данной группе детей в сред­нем увеличился до 0,9 ± 0,09 (см. табл. 2) и оказал­ся достоверно выше аналогичного в группе комби­нированной терапии (0,86 ± 0,07; р < 0,05). Отме­чена тенденция к улучшению показателей липид­ного обмена и свертывающей системы. Содержа­ние ОХС и ТГ снизилось до 5,73 ± 1,54 и 1,29 ± 0,7 ммоль/л соответственно, однако уровень ОХС по­сле лечения оставался достоверно выше, чем в группе, получавшей комбинированную терапию < 0,05). Несмотря на снижение уровня фибри­ногена до 3,42 ± 0,59 г/л, его значение на фоне ио­нотерапии диетой значительно превышало показа­тель в группе с комбинированной терапией (р < 0,01). Уровни гликемии натощак и через 2 ч после углеводной нагрузки на фоне диетотерапии повысились до 3,8 ± 0,7 и 3,82 ± 0,73 ммоль/л со­ответственно, но при этом сохранялись низкие значения Гмакс0 (1,23 ± 0,29) - достоверно ниже, чем в группе, получавшей сиофор (р < 0,01). САД на фоне диетотерапии в среднем уменьшилось до 123,3 ± 10,4 мм рт. ст., однако оставалось досто­верно выше, чем при комбинированном лечении (р < 0,05).

При сравнительном анализе динамики показате­лей гликемических кривых в обеих группах (рис. 2) отмечено, что при исходно сглаженных профилях нормализация кривой произошла только в группе, получавшей комбинированную терапию, за счет более высоких (в пределах нормы) (р < 0,01) уров­ней гликемии через 1 ч после нагрузки глюкозой.

При сравнении частоты встречаемости отдель­ных составляющих МС при комбинированном ле­чении и монотерапии (рис.З) отмечено значитель­ное уменьшение удельного веса ГЛП и АГ на фоне лечения сиофором - с 75 до 28,6% и с 71,4 до 14,3% соответственно в отличие от незначительного их снижения при диетотерапии - с 80 до 75% и с 70 до 45% < 0,01, р < 0,02) при исходно примерно одинаковых показателях частоты этих компонен­тов в обеих группах. У всех детей, получавших ком­бинированную терапию, нормализовались показа­тели свертывающей системы, у детей на фоне мо­нотерапии диетой отмечено значительное умень­шение частоты гиперкоагуляционных нарушений - с 60 до 20% (р < 0,02). Достоверность различия конечных показателей в данном случае может быть обусловлена исходно более высокой частотой встречаемости этой составляющей МС в группе де­тей, получавшей монотерапию. Частота АО умень­шилась почти в 2 раза при комбинированном ле-

J

2,5

Натосцак                                  f ч                                2 ч

Рис. 2. Динамика уровня гликемии при углеводной нагрузке на фоне лечения в группах комбинированной терапии и дие­тотерапии.

По оси ординат - гликемия (в ммоль/л).

/ - группа комбинированной терапии до лечения; 2 - группа комбинированной терапии через 6 мес лечения; 3 - группа диетотерапии до лечения; 4 - группа дие­тотерапии через 6 мес лечения.

90 -I

Рис. 3. Динамика компонентов МС (в %) у детей на фоне ле­чения сиофором (п = 28) и монотерапии диетой (п = 20).

/ - лечение сиофором (исходные показатели); 2 - диета (исходные показатели); 3 - лечение сиофором (через 6 мес); 4 - диета (через 6 мес).

чении - с 64,3 до 35,7%, тогда как в группе моно­терапии удельный вес этого компонента немного повысился - с 45 до 50%.

Таким образом, применение сиофора в сочета­нии с диетотерапией при ИР у детей приводило к более выраженному улучшению и нормализации метаболических показателей по сравнению с моно­терапией диетой. Из всех компонентов МС в боль­шей степени отмечено влияние сиофора на уровень ОХС, фибриногена плазмы крови, САД, отноше­ние ОТ/ОБ. Не выявлено значимого преимущества комбинированной терапии по сравнению с моно­терапией диетой в плане влияния на показатели массы тела и ИМТ. Отмечено, что при МС у детей и подростков чаще имеется нарушение углеводного обмена в виде уплощенной гликемической кривой с низкими цифрами гликемии и отношением мак­симального повышения уровня гликемии к глике­мии натощак менее 1,3. Применение сиофора в от­личие от монотерапии диетой приводило к норма­лизации не только исходно сниженных показате­лей глюкозы, но и гликемической кривой в целом.

У всех подростков, получавших сиофор, отмече­на хорошая переносимость препарата, диспепсиче­ских явлений не отмечалось.

Выводы

  1. Распространенность МС при ожирении у де­тей школьного возраста (9-17 лет) составила 42,9%.
  2. Применение препарата "Сиофор" у детей с выявленным МС позволило значительно улучшить клинические и метаболические показатели.

Список литературы

1. Демидова И. Ю., Игнатова Н. Г., Рейдис И. М. // Клин, эндокринол. - 1998. - № 1. - С. 3-27.

2. Князев Ю. А., Картелищев А. В. Ожирение у детей. - М., 1982.

3. Сахарный диабет: доклад исследовательской группы ВОЗ. - М„ 1987.

4. Avignon A., Baegner С., Mariano-Goulart D. et al. // Int. J. Obesity. - 1999. - Vol. 23. - P. 512-517.

5. Caro J. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1991. - Vol. 73, N 4. - P. 691-696.

6. Fendri S., Debussche X., Pue H. et al. // Diabet. Metab. -1993. - Vol. 19. - P. 245-249.

7. Guigliano D., De Rosa N. D., Maro G. et al. // Diabetes Care.- 1993. - Vol. 16, N 9. - P. 1387-1390.

8. Himes J. H., Dietz W. H. Report from Expert Panel on Assessment of Weight and Stature in Adolescents. - Chicago, 1993.

9. Himes J. H., Dietz W. H. // Am. J. Clin. Nutr. - 1994. - Vol. 59. - P. 307-316.

10. Julian-Vague Alessi M. C. // Thrombos. Haemostas. - 1997. - Vol. 78, N 1. - P. 656-660.

11. Levenberg P. B., Elster A. B. Guidelines for Adolescent Preven¬tive Services: Clinical Evaluation and Management Hand¬book. - Chicago, 1995.

12. National Cholesterol Education Program: Report of the Expert Panel on Blood Cholesterol Levels in Children and Adoles¬cents. - 1991.

13. Pemeilo G., Misericordia P., Volpi E. et al. // Diabetes. -1994. - Vol. 43. - P. 920-928.

14. Reaven G. M. // Ibid. - 1988. - Vol. 37. - P. 1595-1601.

15. WHO. Physical Status: the Use and Interpretation of Anthropometry. WHO Technical Report Series No. 854. - Geneva, 1995.


Об авторах

Н. В. Болотова

Саратовский государственный медицинский университет


Россия


А. П. Аверьянов

Саратовский государственный медицинский университет


Россия


С. В. Лазебникова

Саратовский государственный медицинский университет


Россия


Е. Г. Дронова

Саратовский государственный медицинский университет


Россия


Для цитирования:


Болотова Н.В., Аверьянов А.П., Лазебникова С.В., Дронова Е.Г. Гормонально-метаболические нарушения и их коррекция у детей с ожирением. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(4):22-26. https://doi.org/10.14341/probl11673

For citation:


Bolotova N.V., Averyanov A.P., Lazebnikova S.V., Dronova Y.G. Hormonal and metabolic disturbances and their correction in children with obesity. Problems of Endocrinology. 2003;49(4):22-26. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11673

Просмотров: 197


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)