Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Динамика концентрации тиреоидных гормонов в крови после полной или частичной тиреоидэктомии у крыс

https://doi.org/10.14341/probl11744

Полный текст:

Аннотация

Операция полной или частичной тиреоидэктомии адаптирована применительно к взрослым животным, что позволило добиться приемлемого уровня смертности (менее 5%) во время и после хирургического вмешательства. У интактных, ложно- оперированных крыс и у животных с удаленной на 100, 75, 50 и 25% щитовидной железой в разные сроки проведено сравнительное исследование концентрации тиреоидных гормонов в крови. На основании полученных данных утверждается, что функция щитовидной железы обладает значительной устойчивостью к механическому повреждению и высоким потенциалом восстановления. Делается вывод о том, что заключение о повреждении железы на основании изучения концентрации в крови тиреоидных гормонов после воздействия на организм различных патогенетических факторов может быть сделано лишь при получении типичной картины их временной динамики. Предлагается тотальной тиреоидэктомией называть полное удаление видимой части железы с последующим применением тиреостатических средств, позволяющим добиться атироксинемии, субтотальной - полное удаление видимой части железы, сопровождающееся выраженной и продолжительной гипотироксинемией, а частичной - удаление любого фрагмента железы.

Для цитирования:


Шкуматов Л.М., Прядко К.А., Крылова И.И., Корвин-Кучинская Л.С., Багель И.М. Динамика концентрации тиреоидных гормонов в крови после полной или частичной тиреоидэктомии у крыс. Проблемы Эндокринологии. 2001;47(6):39-41. https://doi.org/10.14341/probl11744

For citation:


Shkumatov L.M., Pryadko K.A., Krylova I.I., Korvin-Kuchinskaya L.S., Bagel I.M. Time course of thyroid hormone concentration in the blood of completely or partially thyroidectomized rats. Problems of Endocrinology. 2001;47(6):39-41. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11744

Гормоны щитовидной железы (ЩЖ) у позвоночных участвуют в регуляции процессов обмена веществ, гисто- и морфогенеза. Так, у млекопитающих тиреоидная недостаточность на стадии эмбриогенеза оказывает тератогенное действие, проявляющееся во внутриутробной гибели или в необратимых нарушениях развития тканей зарождающегося организма. Во взрослом состоянии стойкая гипо- или гиперфункция ЩЖ вызывает микседему или тиреотоксикоз соответственно. Как правило, у людей клиническим формам тиреоидной патологии соответствует лабораторный (определяемый по динамике концентрации тиреоидных гормонов в крови или по накоплению радиоактивных изотопов йода в ЩЖ) гипер- или гипотиреоз. У взрослых лабораторных животных, в частности у крыс, тиреоидные дисфункции не имеют ярко выраженной клинической картины. Определение функционального состояния ЩЖ у крыс прижизненно, в условиях моделирования ее гипо- или гиперфункции, по-видимому, возможно на основании измерения концентрации гормонов: тироксина (Т4), трийодтиро- нина (Т3), тиреоидстимулируюшего гормона гипофиза, рили- зинг-факторов гипоталамуса. Наиболее простой способ моделирования гипофункции - хирургическая экстирпация ЩЖ. Однако даже после полного удаления ЩЖ у крыс тиреоидные гормоны из крови полностью не исчезают: через 1 мес после вмешательства уровень Т4 в крови составляет 50-60%, а Т3 - 80-100% от уровня соответствующих контролей [4, 8, 12]. Удаление 2/3 железы вызывает лишь непродолжительное (7-10 дней) и не очень сильное (на 15- 40%) снижение концентрации обоих гормонов [6, 7]. Следовательно, с уменьшением повреждения железы реакция со стороны концентрации тиреоидных гормонов в крови также уменьшается. Поэтому можно предположить, что существует такой объем ЩЖ, удаление которого не приведет к статистически значимым изменениям концентрации тиреоидных гормонов в крови. Обычно операцию тиреоидэктомии производят у молодых животных, так как они ее лучше переносят, чем взрослые. Поэтому одной из целей настоящей работы было адаптировать метод полной и частичной тиреоидэктомии к взрослым крысам, добившись приемлемого уровня смертности, а также изучить динамику концентрации тиреоидных гормонов (Т. и Т4) в крови крыс в послеоперационный период после удаления различных объемов ЩЖ. Материалы и методы Операцию истинной и ложной тиреоидэктомии проводили под общим наркозом (у-оксибутират натрия, 1,5 г/кг, внутрибрюшинно). Все манипуляции с животными и ЩЖ при ложной операции были такие же, как и при истинной операции, за исключением перевязывания сосудов и удаления железы. Серия А. Интактных, ложнооперированных и тиреоидэкто- мированных крыс забивали на 2, 7, 14, 21 и 28-е сутки после операции. Сыворотку крови, полученную обычным способом, отбирали в пластмассовые микроконтейнеры и использовали немедленно или хранили до использования при - 20"С. Серия Б. У тиреоидэктомированных и ложнооперированных крыс кровь в количестве 0,4-0,5 мл брали прижизненно из надрезанного кончика хвоста 1-2 раза в неделю в пластиковые микропробирки, содержащие 100 ЕД гепарина. Пробирки немедленно центрифугировали 3 мин при 6000 g. Полученную плазму использовали для определения немедленно или хранили при -20°С. Серия В. У крыс удаляли 100% ЩЖ (1-я группа), 75% (2-я группа), 50% (3-я группа) или 25% ЩЖ (4-я группа). 4-я и 5-я группы были группами адекватного (ложнооперированные животные) и интактного контроля. Кровь у этих животных брали 1-2 раза в неделю из надрезанного кончика хвоста. Концентрацию гормонов в образцах определяли наборами для радиоиммунологического анализа РИА-Т4-ИПР и РИА-Т,- ИПР (ХОП ИБОХ НАН Республики Беларусь). Динамика концентрации в экспериментальных группах на рис. 1 выражена в процентах относительно интактного контроля, значение которого принято за 100%. Результаты определения концентрации тиреоидных гормонов обрабатывали статистически. Достоверность результатов оценивали с использованием критерия Стьюдента. Разницу между средними арифметическими концентрации тиреоидных гормонов в разных группах считали статистически достоверной при р < 0,05. Результаты и их обсуждение Паращитовидные железы (ПЩЖ), которые у крысы расположены в толще ЩЖ, также удаляют при экстирпации последней. Если ПЩЖ не пересаживать в другое место, то сохранить их не представляется возможным [2]. Следовательно, обычно операция тиреоидэктомии является операцией паратиреоидти- реоидэктомии. Начальные этапы мы проводили так же, как описано в руководстве Я. М. Кабака [2], с учетом некоторых моментов, отраженных в работе [3]. Как отмечено автором последней работы и что имело место в начале наших исследований, при проведении массовых операций часто наблюдается падеж животных. Среди возможных причин гибели во время и после операции следует назвать механическую асфиксию, обильные кровотечения, грубые нарушения минерального (кальциевого) обмена, пневмонии и др. Хорошее освещение операционного поля, использование лупы, а также очень осторожная работа режущим инструментом практически исключили гибель животных от асфиксии. Несмотря на то что в ходе операции ПЩЖ также удаляли, проявления гипопаратиреоза (судороги) мы наблюдали только у 2 из 40 тиреоидэктомированных животных. Однако в дальнейшем, чтобы полностью исключить возможные нарушения минерального обмена, крысам в качестве питья давали 0,2% СаС1,. Как показала практика, "тугая тампонада" [3] останавливает кровь во время операции, но кровотечения могут возобновиться во время выхода из наркоза, особенно при работе со взрослыми животными. Чтобы исключить это осложнение, на сосуды ЩЖ накладывали 4 шелковые лигатуры на a.thyreoidea cranialis и a.thyreoidea caudalis (рис. 2). Вместе с последней часто перевязывали и лежащую рядом v.thyreoidea. Операционную рану тщательно ушивали и обильно припудривали порошком белого стрептоцида (исключает нагноения). Операции проводили в теплое время года, животных оберегали от сквозняков. Перечисленные меры позволили снизить падеж животных до приемлемого уровня менее 5%. Концентрации Т, и Т4 в крови - весьма лабильный показатель. У интактных животных колебания их концентрации (отношения максимальных значений к минимальным) достигают 2 раза и более [9. 10]. Следовательно, при изучении каких-либо воздействий на концентрацию тиреоидных гормонов требуется одновременный адекватный контроль. Сравнение динамики концентрации гормонов у ложнооперированных и интактных животных (серия А) показало, что статистически значимые изменения концентрации Т4 после ложной операции наблюдались на 2-е и 28-е сутки. По-видимому, изменения, особенно в ранние сроки, могут быть обусловлены либо последствием наркоза, либо послеоперационным состоянием животных. Поскольку использованный в качестве наркоза у-оксибутират натрия не вызывает достоверных изменений в концентрации тиреоидных гормонов (см. таблицу), более вероятным является второе предположение. С учетом высказанных Концентрация Т3 и Т4 (в нмоль/л) в крови крыс через 2 и 6 сут после применения у-оксибутирата натрия (1,5 г/кг) без оперативного вмешательства Время после применения у-оксибути- рата натрия Т3 контроль опыт контроль опыт 2 0,67 ± 0,01 0,60 + 0,05 37,8 ± 4,0 30,7 ± 1,7 6 0,63 ± 0,06 0,50 ± 0,07 35,3 + 6,5 26,7 ± 3,6 замечаний для целей сравнения мы в дальнейшем использовали группу ложнооперированных животных. Тиреоидэктомия вызывает закономерные изменения концентрации тиреоидных гормонов в крови. Уже на 2-е сутки после тиреоидэктомии уровень Т4 снижается примерно на 40% по сравнению с таковым у ложнооперированных животных. В этот срок разница концентрации Т4 в крови ложнооперированных и тиреоидэктомированных животных еще статистически недостоверна. Однако гипотироксинемия продолжает прогрессировать, и на 7-е сутки уровень Т4 в крови тиреоидэктомированных животных более чем в 3 раза ниже, чем у ложнооперированных. К 28-м суткам разница уменьшается и вновь становится статистически недостоверной. Меньшая разница концентрации Т4 у ложнооперированных и тиреоидэктомированных животных на 28-е сутки может свидетельствовать либо о восстановлении тиреоидной функции в этой экспериментальной группе либо о том, что у них сохранилось большое количество тироцитов. Чтобы проверить, какое из этих предположений более вероятно, была выполнена серия Б: и у ложнооперированных, и у тиреоидэктомированных животных кровь брали прижизненно. Полученные результаты сходны с таковыми в серии А и свидетельствуют в пользу восстановления тиреоидной функции [8], подтверждаемого также данными морфологических исследований [1, 5]. Полное или частичное удаление ЩЖ (серия В) приводит к сходной динамике концентрации Т4 (см. рис. I, а, б). Во всех группах наблюдается снижение уровня гормона в 1-ю неделю после операции, некоторое повышение к концу 2-й недели и повторное снижение в дальнейшем. При этом уменьшение концентрации Т4 в крови ложнооперированных животных в 1 -ю декаду после операции, по-видимому, является реакцией организма на травму. На рис. 1 видно, что удаление 25% объема органа практически не усиливает гипотироксинемической реакции на операционную травму. Это усиление имеет место при удалении 50-100% объема железы и обычно пропорционально величине удаленного фрагмента. Изменения концентрации Т3 имеют сходный, но менее выраженный характер. Заметное снижение содержания гормона (на 40-60% в зависимости от объема резекции) наблюдается только в начальный период, тогда как уже через I нед и в последующем разница становится статистически недостоверной, а во 2, 3, 4-й группах можно говорить о полной нормализации. Через 1 мес ив 1-й группе значения не отличаются от контрольных. Известно, что Т, попадает в кровь не только из железы, но и из других тканей (печень, почки, селезенка и др.), где при дейодировании Т4 образуется по данным разных авторов [11, 15], от 20 до 80% циркулирующего Т3. Это объясняет различия послеоперационной динамики концентрации Т, и Т4 и дает основание утверждать, что динамика концентрации Т4 в большей мере, чем Т3, способна характеризовать состояние или степень поражения ЩЖ. Как мы уже отмечали, с уменьшением величины удаленного фрагмента ЩЖ уменьшается типичная реакция концентрации Т4 (выраженность и продолжительность гипотироксинемии) [4, 6-8]. Надо полагать, что существует такой объем железы, удаление которого уже не скажется заметным образом на концентрации Т4 в крови. Из наших данных следует, что этот объем составляет менее 50% величины интактной железы, так как в этом случае достоверных различий концентрации Т4 в крови оперированных и ложнооперированных животных не наблюдали (см. рис. 1,6). Следовательно, аккуратное удаление всей видимой ЩЖ у крыс сопровождается довольно глубокой и продолжительной (21 сут) гипотироксинемией. К 28-м суткам разница в концентрации Т4 у тиреоидэктомированных и ложнооперированных животных уменьшается, а концентрация Т. уже не различается. Возможно, восстановление уровня Т3 происходит за счет активации дейодирования Т4 в тканях организма с последующим выходом Т3 в кровь. Тенденция к нормализации уровня Т, свидетельствует в пользу того, что активируется пролиферация тироцитов, которые могли сохраниться на культях сосудов ЩЖ, либо их экстироидальных популяций. По-видимому, во избежание путаницы, следует уточнить терминологию, относящуюся к оценке радикальности операции тиреоидэктомии, по крайней мере в эксперименте. На основании динамики тиреоидных гормонов тотальной тиреоидэктомией следует называть полное удаление видимой части ЩЖ с последующим применением мощных химических тиреостатиков [12] или радиоактивных изотопов йода [13, 14], что позволяет добиться атиреоза. Полное удаление видимой части ЩЖ без применения тиреостатиков следует называть субтотальной тиреоидэктомией, а удаление любой части железы - частичной тиреоидэктомией. Заключение Таким образом, проведенные исследования подтверждают мнение о том, что ЩЖ обладает значительной устойчивостью к воздействию поражающих факторов, в частности к механическому повреждению, и значительным потенциалом восстановления тиреоидной функции [ I, 8, 5]. В связй с этим о поражении ЩЖ на основании изменений концентрации тиреоидных гормонов в крови можно говорить лишь в том случае, когда наблюдается их типичная динамика: вначале снижение, а затем частичная или полная нормализация. При этом следует иметь в виду, что таковая наблюдается при подавлении не менее 25-50% структурно-функционального потенциала железы. Это имеет место при хирургическом удалении такого объема органа или при введении около I МБк131 I [8, 9].

Список литературы

1. Алешин Б. В., Бриндак О. И., Мамина В/ В. // Пробл. эндокринол. - 1987. - № 6. - С. 67-72:

2. Кабак Я. М. Практикум по эндокринологии. - М., 1968.

3. Корлэтяну А. Н. // Пробл. эндокринол. - 1987. - № 1. - С. 51-53.

4. Косовский М. И., Каткова С. П., Мирахмедов М. М., Ра- химджанов Р. Т. // Там же. - 1989. - № 3. - С. 50-54.

5. Павлов А. В., Александров Ю. К., Доборджгенидзе Т. Р., Миро Т. Л. // Там же. - 1997. - № 1. - С. 34-36.

6. Рящиков С. Н., Глумова В. А. // Бюл. экспер. биол. - 1989. -Т. 107, № 3. - С. 353-356.

7. Рящиков С. И., Глумова В. А., Трусов В. В. // Пробл. эндокринол. - 1989. - № 1. - С. 83-86.

8. Шкуматов Л. М., Крылова И. И., Маркова А. Г., Багель И. М. // Радиац. биол. Радиоэкол. - 1994. - № 3. - С. 386-390.

9. Шкуматов Л. М., Крылова И. И., Маркова А. Г., Багель И. М. // Вопр. мед. химии. - 1996. - № 2. - С. 111 - 114.

10. Шкуматов Л. М., Крылова И. И. // Радиац. биол. Радиоэкол. -1999. - № 6. - С. 650-654.

11. Chanoine J. Р., Braverman L. Е., Fatwell А. Р. et al. // J. Clin. Invest. - 1993. - Vol. 91. - P. 2709-2713.

12. Dubaniewicz A., Kacluba-Uscilko H., Nazar K., Budohoski L. // Biochem. J. - 1989. - Vol. 263. - P. 243-247.

13. Escobar-Morreale H. F, Obregon M. J., Hernandez A. et al // Endocrinology. - 1997. - Vol. 138. - P. 2559-2568.

14. Robert M. Q., Herrera E. // Am. J. Physiol. - 1988. - Vol. 255. - P. E280-E286.

15. Silva J. E., Matthews P. // Endocrinology. - 1984. - Vol. 114. - P. 2394-2405.


Об авторах

Л. М. Шкуматов

Институт радиобиологии НАН Республики Беларусь


Беларусь


К. А. Прядко

Институт радиобиологии НАН Республики Беларусь


Беларусь


И. И. Крылова

Институт радиобиологии НАН Республики Беларусь


Беларусь


Л. С. Корвин-Кучинская

Институт радиобиологии НАН Республики Беларусь


Беларусь


И. М. Багель

Институт радиобиологии НАН Республики Беларусь


Беларусь


Для цитирования:


Шкуматов Л.М., Прядко К.А., Крылова И.И., Корвин-Кучинская Л.С., Багель И.М. Динамика концентрации тиреоидных гормонов в крови после полной или частичной тиреоидэктомии у крыс. Проблемы Эндокринологии. 2001;47(6):39-41. https://doi.org/10.14341/probl11744

For citation:


Shkumatov L.M., Pryadko K.A., Krylova I.I., Korvin-Kuchinskaya L.S., Bagel I.M. Time course of thyroid hormone concentration in the blood of completely or partially thyroidectomized rats. Problems of Endocrinology. 2001;47(6):39-41. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11744

Просмотров: 61


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)