Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Клинико-морфологическая характеристика фолликулярных опухолей щитовидной железы у лиц молодого возраста, проживающих на загрязненной радионуклидами территории

https://doi.org/10.14341/probl20004667-12

Полный текст:

Аннотация

В статье представлена клинико-морфологическая характеристика фолликулярных опухолей щитовидной железы у лиц молодого возраста после аварии на Чернобыльской АЭС. Проведенное исследование показало, что чаще (89,4%) встречаются фолликулярные аденомы щитовидной железы, реже — фолликулярный рак. Большинство пациентов (89,4%) являются лицами женского пала. Не обнаружено особенностей морфологического строения опухолей в зависимости от клинического течения, размера опухали и толщины собственной капсулы. Данные радиоизотопного исследования свидетельствуют о том, что большинство опухолей (63,9%) являются "холодными". В 14,9% случаев выявлено многоузловое поражение щитовидной железы. В 14,9% опухолей выявлен их оксифильноклеточный состав. Формирование сосочковых структур отмечено в 52,4% фолликулярных аденом. Необходимо проведение эпидемиологических и молекулярно-генетических исследований для выяснения возможной роли радиационного фактора в возникновении морфологических изменений ткани щитовидной железы от очаговой гиперплазии до опухолевой трансформации.

Для цитирования:


Абросимов А.Ю., Ильин А.А., Румянцев П.О., Северская Н.В., Двинских Н.Ю., Терентьев О.Р. Клинико-морфологическая характеристика фолликулярных опухолей щитовидной железы у лиц молодого возраста, проживающих на загрязненной радионуклидами территории. Проблемы Эндокринологии. 2000;46(6):7-12. https://doi.org/10.14341/probl20004667-12

For citation:


Abrosimov A.Yu., Ilin A.A., Rumyantsev P.O., Severskaya N.V., Dvinskikh N.Yu., Terent'ev O.R. Clinical and morphological characteristics of follicular thyroid tumors in young people living in a territory contaminated with radionuclides. Problems of Endocrinology. 2000;46(6):7-12. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl20004667-12

Термином "фолликулярная опухоль щитовидной железы" (ФОЩЖ) обозначают инкапсулированные новообразования, имеющие фолликулярноклеточное происхождение, которые на этапе предоперационной диагностики трудно дифференцировать между фолликулярной аденомой (ФА) и фолликулярным раком (ФР) щитовидной железы (ЩЖ) [1, 3, 5, 6]. В соответствии с требованиями Международной гистологической классификации опухолей ЩЖ ВОЗ (1988 г.) единственным критерием, позволяющим проводить дифференциальную диагностику ФА и ФР, является наличие инвазии в собственную капсулу и(или) кровеносные сосуды при раке [6, 7].

В настоящее время отмечено резкое увеличение заболеваемости раком ЩЖ, что объясняют воздействием радиоактивных изотопов йода, имевшим место после аварии на Чернобыльской АЭС (ЧАЭС). Наиболее интенсивный рост заболеваемости отмечен у лиц детского возраста; подавляющее большинство злокачественных опухолей имеет гистологическое строение папиллярного рака [3, 4, 10, 11, 15].

Вместе с тем имеются публикации, свидетельствующие о том, что ионизирующее излучение может индуцировать развитие не только злокачественных, но и доброкачественных опухолей, к которым относятся ФА, и неопухолевых заболеваний ЩЖ [9— 11, 13, 16].

Рис. I. Распределение больных по возрасту.

а — возраст пациентов на момент аварии на ЧАЭС; б — возраст пациентов на момент установления диагноза.

По осям ординат — число случаев; по осям абсцисс — возраст (в годах). Светлые столбики — ФА; темные столбики — ФР.

Нами предпринято исследование ФОЩЖ у лиц молодого возраста, проживающих на загрязненных радионуклидами территориях России, с целью изучения клинико-морфологической характеристики и выявления возможных особенностей доброкачественных (ФА) и злокачественных (ФР) опухолей после аварии на ЧАЭС.

Материалы и методы

Проанализированы клинические данные, а также изучено морфологическое строение ФОЩЖ у 47 пациентов, проживающих в Брянской, Калужской, Орловской и Тульской областях России. Проведены радиоизотопное и ультразвуковое исследования. Радиоизотопное сканирование шеи осуществлено в 47 случаях: у 45 пациентов с 99"’Тс и у 2 больных со l3lI. В зависимости от возраста и массы тела пациента внутривенно вводили 25—74 Мбк ""’Тс-пертехнетата (сканирование выполняли через 30 мин после введения радиофармакологического препарата) или 300—600 Кбк 1311 per os (сканирование проводили через 24 ч). Ультразвуковое исследование выполняли на аппаратуре с высокой разрешающей способностью Тошиба SAL-240 А (Япония), оснащенной 7,5 МГц секторным датчиком с водной насадкой. Все пациенты были обследованы и оперированы в клинике Медицинского радиологического научного центра РАМН с января 1995 г. по январь 1999 г.

Гистологическое исследование операционного материала проводили на парафиновых срезах, окрашенных гематоксилином и эозином. Гистологические заключения были представлены в соответствии с критериями Международной гистологической классификации опухолей ВОЗ [7].

Результаты и их обсуждение

Среди 47 пациентов, включенных в исследование, было 5 (10,6%) лиц мужского и 42 (89,4%) — женского пола. Жителей Брянской области было 25 Калужской — 10, Орловской — 1, Тульской — 11 человек. На момент аварии на ЧАЭС пациенты были в возрасте от 0 до 16 лет, а на момент операции — от 10 до 29 лет. Распределение больных по возрасту на момент аварии и на момент установления диагноза представлено графически (рис. 1). Как видно на рис. 1, большинство пациентов на момент аварии на ЧАЭС были в возрасте от 2 до 5 лет, а на момент установления диагноза — от 12 до 15 лет. Следует отметить, что 1 пациент родился после Чернобыльской аварии (июнь 1986 г.) и был включен в наше исследование в связи с возможностью внутриутробного воздействия радиоактивных изотопов йода.

Удельная плотность загрязнения по i3lI населенных пунктов проживания пациентов на момент аварии приведена в табл. 1. Как видно из табл. 1, 33 из 47 пациентов проживали на территориях с удельной плотностью загрязнения более 1 Ки/км2.

У 13 пациентов поводом для обращения к врачу послужила локальная деформация шеи, выявленная либо самим больным, либо его родителями. В остальных 34 случаях опухоль была выявлена при профилактическом осмотре (эхографически или при осмотре эндокринолога). Временной интервал от выявления узла (узлов) до оперативного лечения составил от 1 мес до 8 лет: у 26 пациентов — менее 6 мес, у 21 пациента — более 6 мес. Среди последних рост узла отмечался в 15 случаях, размер узла не менялся в 5, уменьшился в 1 случае. У 11 пациентов проводили гормональную терапию L-тироксином в супрессивных дозах.

Пальпация позволила установить наличие эластичных или упругоэластичных образований.

Поданным лабораторного исследования все пациенты находились в эутиреоидном состоянии: у 45 пациентов в периферической крови гормоны ЩЖ и тиреотропный гормон гипофиза (ТТГ) были в пределах нормы, у 2 больных отмечено снижение уровня ТТГ до 0,07 и 0,14 мЕ/мл.

Суточная экскреция йода с мочой колебалась от 2,48 до 28,71 мкг/дл.

Радиоизотопное исследование. У 12 (25,5%) больных очаговой патологии не выявлено — опухоли не имели сканографического отображения. В 5 (10,6%) случаях опухоли активно накапливали радиофармакологический препарат и были "горячими", а в 30 (63,9%) — "холодными".

Ультразвуковое исследование. По данным эхографического исследования ФОЩЖ чаще имели овальную или округлую форму. Лишь в 2 случаях образования имели неправильную форму, что объяснялось склеротическими изменениями. Контуры опухолей были четкими в 40, нечеткими — в 7 случаях. Распределение ФОЩЖ по состоянию их внутренней эхоструктуры в зависимости от размера представлено в табл. 2. Как следует из табл. 2. структура узлов была расценена как однородная в 51,1% случаев, неоднородная — в 48,9%. Вторичные изменения в опухолях наиболее часто были представлены кистозной дегенерацией (21 случай), реже наблюдались склероз и оссификация (2 случая).

Объем оперативного лечения. Гемитиреоидэктомия выполнена 39 больным, тотальная тиреоидэктомия — 3, гемитиреоидэктомия с резекцией противоположной доли — 2, резекция ЩЖ — 3 пациентам.

Морфологическая характеристика ФОЩЖ. Макроскопическое исследование позволило установить наличие одиночных узловых образований в 40 (85,1%) случаях, а в 7 (14,9%) наблюдениях имели место 2 узловых образования и более. Размер образований имел достаточно широкие пределы колебания — от 4 до 60 мм в диаметре. Толщина капсулы варьировала от 0,1 до 2,2 мм.

Гистологическое исследование выявило наличие доброкачественных ФОЩЖ в 42 (89,4%) случаях, в 5 (10,6%) случаях обнаружен ФР, характеризующийся наличием инвазии в собственную капсулу (2 случая) и в кровеносные сосуды (3 случая).

Мы не обнаружили особенностей морфологического строения ФОЩЖ в зависимости от клинического их проявления, размеров узла, определенных методом пальпации и с помощью ультразвукового исследования, и толщины собственной капсулы, определенной ультразвуковым исследованием, равно как не обнаружили особенностей строения опухолей в зависимости от результатов радиоизотопного исследования.

Гистологическая характеристика ФА. Одиночные опухоли диагностированы в 36 случаях, множественные поражения ЩЖ — в 5. В 1 случае име-

Табл и ца I

Удельная плотность поверхностного загрязнения по 1311 населенных пунктов проживания больных

Показатель

Удельная плотность загрязнения по 131|, Ки/км2

< 1

1-4,9

5-19,9

20-49,9

> 50

Число случаев

14

11

19

2

1

Примечание. Удельная плотность загрязнения по ”'1 (в Ки/км2) населенных пунктов приведена согласно данным реконструкции удельного поверхностного загрязнения изотопом 1311 территорий Российской Федерации вследствие аварии на ЧАЭС [2|.

ло место сочетание ФА и папиллярной микрокарциномы. Последняя явилась случайной гистологической находкой при исследовании окружающей аденому ткани ЩЖ. •

Гистологическое строение опухолей несколько различалось: обнаружены опухоли, имеющие преимущественно нормофолликулярное (11 случаев), микрофолликулярное (4), макрофолликулярное (3), трабекулярное (2), сосочковое (3) и смешанное (19) строение. В связи с тем что обнаружение в ФА сосочковых структур вызывает необходимость проведения дифференциальной диагностики с папиллярным раком (ПР), особое внимание было уделено изучению аденом, строение которых характеризуется наличием сосочкового компонента. Папиллярные структуры были обнаружены в 22 (52,4%) случаях (рис. 2, а). При этом лишь в 3 случаях опухоли имели исключительно сосочковое строение, а в остальных отмечено очаговое формирование сосочков. Следует отметить, что строение ядер опухолевых клеток в участках, имеющих сосочковую архитектуру, было характерным для ФОЩЖ, а не для ПР (рис. 2, б). Оксифильноклеточный состав ФА был обнаружен в 5 (11,9%) случаях. Опухоли имели микрофолликулярное и трабекулярное строение. Среди множественных поражений ЩЖ обнаружено сочетание 2 ФА ЩЖ и более в 4 случаях, узлового зоба и ФА в 1 случае. При изучении строения ФА в случаях сочетанной патологии наличие сосочковых структур обнаружено в 4 наблюдениях.

Очаговая лимфоидная инфильтрация в ткани ЩЖ и на границе с опухолью обнаружена в 3 случаях.

Гистологическая характеристика ФР. ФР ЩЖ обнаружен в 5 наблюдениях: в 3 выявлены одиночные поражения, в 2 имело место сочетание ФР с

Таблица 2

Распределение фолликулярных опухолей 1ЦЖ по состоянию внутренней эхоструктуры в зависимости от размера

Размер опухоли, см

Число наблюдений

Внутренняя эхоструктура

однородная

неоднородная

абс.

%

абс

1 %

абс. |

%

< 1

6

12,8

6

12,8

0

0

1-2

14

29,8

9

19,2

5

10,6

2-3

16

34,0

8

17,0

8

17,0

> 3

11

23,4

1

2,1

10

21,3

Всего...

47

100,0

24

51,1

23

48,9

Рис. 2. Гистологическое строение ФА ЩЖ.

а — фолликулярная опухоль, окруженная фиброзной капсулой; отмечается формирование сосочковых структур; окраска гематоксилином и эозином. Ув. 90; б — клетки опухоли имеют правильную круглую форму, равномерное распределение ядерного хроматина; окраска гематоксилином и эозином. Ув. 340.

ФА (в одном из них была также диагностирована папиллярная микрокарцинома).

Гистологическое строение ФР несколько отличалось. Микрофолликулярное, трабекулярное и солидное строение отмечено в 4 случаях, а в 1 наблюдении зарегистрировано смешанное макрои микрофолликулярное строение. Обращал на себя внимание преимущественно оксифильноклеточный состав опухолей в 2 случаях (в одном из которых обнаружено сочетание ФА и ФР из оксифильных клеток).

Очаговая лимфоидная инфильтрация в ткани ЩЖ и на границе с опухолью обнаружена в 1 случае из числа сочетанного поражения.

Изучение ФОЩЖ после Чернобыльской катастрофы затрагивает вопросы эпидемиологии, клинической и морфологической диагностики, выявления возможных особенностей гистологического строения и поиска структурных изменений, связанных с воздействием ионизирующей радиации.

Значительный рост заболеваемости раком ЩЖ детей и подростков из пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы районов Беларуси, России и Украины отмечен многими авторами [3, 4, 10, 11, 15]. Вместе с тем известно, что ионизирующее излучение может индуцировать развитие не только злокачественных, но и доброкачественных опухолей и неопухолевых заболеваний ЩЖ [9—11, 13, 16]. Наряду с известным из литературы фактом развития ПР ЩЖ в результате воздействия ионизирующего излучения в последние годы исследуется возможность развития ФОЩЖ, а также многоузловых неопухолевых поражений и хронического тиреоидита |9—11]. Использование различных методов исследования позволило сделать вывод об увеличении относительного риска развития доброкачественных опухолей и неопухолевых заболеваний у лиц, подвергшихся воздействию ионизирующей радиации [12]. При этом отмечено 4-кратное увеличение относительного риска развития злокачественных опухолей ЩЖ и 2-кратное увеличение риска развития доброкачественных поражений ЩЖ [13]. В когортном исследовании наиболее строгая взаимосвязь между поглощенной дозой и развитием опухоли ЩЖ обнаружена при использовании клинического обследования пациентов по сравнению с данными, полученными путем опроса [12]. Нами проведено клиникоморфологическое изучение ФОЩЖ, развившихся улиц молодого возраста, проживающих в районах России, загрязненных радионуклидами вследствие аварии на ЧАЭС. Несмотря на то что отсутствуют данные об индивидуальных дозах облучения ЩЖ, мы располагаем косвенными свидетельствами возможного воздействия радиации, так как большинство (70,2%) пациентов проживали на территориях с удельной плотностью поверхностного загрязнения 13Ч более 1 Ки/км2.

Подавляющее большинство опухолей, включенных в исследование, классифицировано нами как доброкачественные (ФА). Распределение пациентов, у которых диагностированы аденомы, по полу и возрасту показало, что большинство (37) пациентов, включенных в исследование, были лицами женского пола, что значительно отличается от результатов аналогичных исследований доброкачественных поражений ЩЖ у белорусских детей и подростков, где соотношение лиц женского и мужского пола составило 3:1. В нашем исследовании это соотношение составило 7,4:1. Возраст пациентов на момент аварии в нашем исследовании также отличался от аналогичных показателей в обследовании белорусских детей. Следует отметить, что ФА обнаружены нами у лиц, которым на момент аварии было 0—1 год, а также у 1 пациента, родившегося после аварии на ЧАЭС, в то время как в белорусской серии исследований не отмечено ни одного случая доброкачественных поражений ЩЖ у лиц, которым на момент аварии было менее 2 лет (10, 11]. Максимальное число случаев рака ЩЖ, напротив, обнаружено у белорусских детей, которым на момент аварии было 0—1 год, с последующим плавным снижением числа случаев с увеличением возраста [11]. Вероятно, на развитие доброкачественных или злокачественных опухолей ЩЖ после воздействия ионизирующей радиации могут влиять и другие внешние (недостаток йода) и внутренние (стимуляция со стороны ТТГ, уровень пролиферативной активности эпителия ЩЖ) факторы.

Изучение ФОЩЖ показало, что ультразвуковое и радиоизотопное исследования, а также оценка гормонального статуса не могут служить основой для постановки окончательного диагноза. Только применение гистологического метода позволило провести дифференциальную диагностику доброкачественных (ФА) и злокачественных (ФР) ФОЩЖ, а также неопухолевых поражений ЩЖ. Гистологическая диагностика ФОЩЖ сопряжена с известными трудностями, заключающимися в необходимости исследования достаточно большого числа кусочков опухоли, особенно ее периферических отделов, для исключения (ФА) или подтверждения (ФР) возможной инвазии. Из 47 случаев ФОЩЖ, включенных в наше исследование, в 5 нами установлено наличие инвазивного роста, что позволило классифицировать опухоли как злокачественные (ФР).

Проведенное нами морфологическое исследование позволило выявить некоторые особенности строения ФОЩЖ, которые заключаются в наличии многоузлового поражения (14,9%), высокой частоте обнаружения сосочковых структур как одного из компонентов строения ФА (52,4%), а также оксифильноклеточном составе опухолей (14,9%).

Макроскопическое исследование установило наличие множественного поражения ЩЖ в 7 случаях, гистологическое изучение выявило сочетание 2 ФА и более (4 случая), ФА и ФР (1 случай), ФА, ФР и папиллярной микрокарциномы (1 случай), ФА и папиллярной микрокарциномы (1 случай), ФА и узлового зоба (1 случай). Мы не имеем возможности сравнить частоту многоузлового поражения ЩЖ в нашем исследовании с аналогичным показателем в белорусской серии, так как в доступных нам публикациях приводятся данные о сочетании злокачественных опухолей с доброкачественными и неопухолевой патологией ЩЖ, а также сведения о частоте доброкачественных поражений (опухолей и неопухолевой патологии). Сочетанное поражение ЩЖ (многоузловой зоб, аденоматозные узлы, ФА, лимфоцитарный тиреоидит, диффузная гиперплазия) среди белорусский детей и подростков обнаружено в 49% наблюдений (111. В белорусской серии исследований доброкачественных поражений ЩЖ обнаружены ФА (15%), аденоматозные узлы с кистообразованием и формированием сосочковых структур (30%), многоузловой зоб (30%), диффузная гиперплазия (3%), диффузная гиперплазия с атипией и узлообразованием (8%), лимфоцитарный тиреоидит (10%), киста (2%) 110].

Как следует из данных литературы |8, 10, 11], наряду с указанными выше нозологическими формами поражения ЩЖ после воздействия ионизирующего излучения можно ожидать следующие изменения в ткани железы: фиброз, лимфоидную инфильтрацию, атрофию фолликулов, оксифильноклеточную метаплазию, изменения сосудистого русла, атипию ядер, очаговую эпителиальную гиперплазию. Частота встречаемости указанных изменений, по мнению разных авторов, несколько различается. По данным, приведенным в монографии V. LiVolsi [8], наиболее частым признаком воздействия ионизирующей радиации на ткань ЩЖ являются фиброз и изменение сосудистого русла. По данным других авторов, изучавших патологию ЩЖ у белорусских детей 110, 11], наиболее часто встречается очаговая эпителиальная гиперплазия с формированием сосочковых структур. Нами не обнаружено выраженных склеротических изменений ткани железы, изменений сосудистого русла или выраженной лимфоидной инфильтрации. Было отмечено наличие оксифильноклеточных опухолей ЩЖ, однако частота их невелика (14,9%). Обращало на себя внимание присутствие в большинстве аденом сосочковых структур (52,4%), которые чаще располагались в виде отдельных очагов, а в 3 случаях были преобладающим компонентом опухоли. Наличие папиллярных структур в доброкачественных поражениях ЩЖ позволило предположить, что эти структуры могут являться предшественниками сосочков ПР |11|. На наш взгляд, это предположение требует доказательств. Более вероятно то, что на фоне очаговой пролиферации фолликулярного эпителия ЩЖ, о чем свидетельствует формирование сосочковых структур, воздействие ионизирующей радиации повышает вероятность молекулярно-генетических изменений в клетках, в частности перестроек Ret-онкогена, которые могут быть связаны с последующим развитием ПР. Учитывая полученные нами результаты и данные литературы, представляется правомерным сделать заключение о том, что воздействие ионизирующей радиации способно индуцировать развитие комплекса структурных изменений ЩЖ — от очаговых пролиферативных до неопластических. Подавляющее большинство ФОЩЖ, обнаруженных в нашем исследовании, было представлено доброкачественными (ФА), значительно меньше было злокачественных опухолей (ФР). Отмеченное резкое увеличение числа случаев ПР ЩЖ у детей после Чернобыльской катастрофы и относительно небольшое число случаев ФР можно объяснить более высокой вероятностью развития радиационно-индуцированного ПР (чем ФР) или более длительным латентным периодом ФР [15], а также сочетанием двух этих причин.

Достижения молекулярной биологии позволяют предположить связь между перестройкой Ret-онкогена и развитием ПР [3, 4]. Напротив, ФОЩЖ, как правило, не демонстрируют указанную перестройку, для них наиболее характерны мутации Ras-онкогена [3|. Вместе с тем молекулярно-генетические механизмы развития индуцированных радиоактивным излучением опухолей и неопухолевых поражений ЩЖ интенсивно исследуются в настоящее время. Очевидно, что дальнейший прогресс в изучении молекулярно-генетических событий, происходящих в клетках ЩЖ в результате воздействия ионизирующего излучения, позволит в будущем понять значение наблюдаемых на микроскопическом уровне морфологических изменений от очаговой гиперплазии до опухолевой трансформации.Проведенное исследование показало, что ФОЩЖ, в большинстве случаев представленные ФА (89,4%), в 89,4% наблюдений обнаружены у лиц женского пола. Возраст пациентов на момент аварии на ЧАЭС был от 0 до 16 лет, а на момент операции — от 10 до 29 лет. Не обнаружено особенностей морфологического строения опухолей в зависимости от их клинического течения, размера опухоли и толщины капсулы. Данные радиоизотопного исследования свидетельствуют о том, что большинство опухолей (63,9%) не накапливает радиофармпрепарат("холодные" узлы). "Горячие" узлы, обнаруженные в 10,6% случаев, имели разное гистологическое строение, но во всех случаях были представлены аденомами. В 14,9% случаев выявлено многоузловое поражение ЩЖ. Обнаружено сочетание 2 ФА и более; ФА и ФР; ФА, ФР и папиллярной микрокарциномы; ФА и папиллярной микрокарциномы; ФА и узлового зоба. В 14,9% случаев опухоли имели оксифильноклеточный состав. Формирование сосочковых структур отмечено в 52,4% ФА. Необходимы дополнительные эпидемиологические и молекулярно-генетические исследования для выяснения возможной роли радиационного фактора в возникновении морфологических изменений в ткани ЩЖ — от очаговой гиперплазии до опухолевой трансформации.

Список литературы

1. Майор Н. Н., Цодикова Л. Б. // Арх. пат. — 1996. — Т. 58, № 2. С. 74-78.

2. Питкевич В. А., Дуба В. В.. Чекин С. Ю. // Радиация и риск. — 1993. — Вып. 3. — Прил. 1.

3. Рак щитовидной железы у детей (последствия аварии на Чернобыльской АЭС) / Демидчик Е. П., Цыб А. Ф., Лушников Е. Ф. и др. — М., 1996.

4. Тронько Н. Д., Богданова Т. И. Рак шитовидной железы у детей (последствия Чернобыльской катастрофы). — Киев, 1997.

5. Ультразвуковая диагностика заболеваний шитовидной железы / Цыб А. Ф.. Паршин В. С., Нестайко Г. В. и др. — М„ 1997.

6. Хмельницкий О. К. // Арх. пат. — 1993. — Т. 55, № 5. — С. 5-11.

7. Hedinger Ch., Williams Е. D., Sobin L. H. International Histological Classification of Tumours. — 2-nd Ed. — Berlin, 1988.

8. LiVolsi V. A. // Main Problems in Pathology / Ed. J. L. Bennington. — Philadelphia, 1990.

9. Nagataki S., Shibata Y., Inoue S. et al. // J. A. M. A. — 1994.Vol. 272, N 5. P. 364-370.

10. Nikiforov Y. E., Heffess C. S., Korzenko A. V. et al. // Cancer.1995. Vol. 76, N 5. P. 900-909.

11. Nikiforov Y. E., Gnepp D. R., Fagin J. A. // J. Clin. Endocrinol. Metab. 1996. Vol. 81, N 1. P. 9-14.

12. Pottern L. M., Kaplan M. M.. Larsen P R. et al. // J. Clin. Epidemiol. — 1990. — Vol. 43. N 5. — P. 449—460.

13. Ron E., Modan B., Preston D. et al. // Radial. Res. — 1989. — Vol. 120. P. 516-531.

14. Rosai J., Carcangiu M. L., DeLellis R. A. // Atlas of Tumor Pathology / Eds J. Rosai, L. H. Sobin. — Washington, 1992.

15. Williams D. // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 1996. — Vol. 81, N 1. P. 6-8.

16. Wong F. L., Ron E., Gierlowski T. Schneider A. V. // Am. J. Epidemiol. 1996. Vol. 144, N 8. P. 728-733.


Об авторах

А Ю. Абросимов

Эндокринологический научный центр


Россия


А. А. Ильин

Медицинский радиологический научный центр


Россия


П. О. Румянцев

Эндокринологический научный центр


Россия


Н. В. Северская

Медицинский радиологический научный центр


Россия


Н. Ю. Двинских

Медицинский радиологический научный центр


Россия


О Р. Терентьев

Медицинский радиологический научный центр


Россия


Для цитирования:


Абросимов А.Ю., Ильин А.А., Румянцев П.О., Северская Н.В., Двинских Н.Ю., Терентьев О.Р. Клинико-морфологическая характеристика фолликулярных опухолей щитовидной железы у лиц молодого возраста, проживающих на загрязненной радионуклидами территории. Проблемы Эндокринологии. 2000;46(6):7-12. https://doi.org/10.14341/probl20004667-12

For citation:


Abrosimov A.Yu., Ilin A.A., Rumyantsev P.O., Severskaya N.V., Dvinskikh N.Yu., Terent'ev O.R. Clinical and morphological characteristics of follicular thyroid tumors in young people living in a territory contaminated with radionuclides. Problems of Endocrinology. 2000;46(6):7-12. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl20004667-12

Просмотров: 85


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)