Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Диагностическое значение высокоэффективной жидкостной хроматографии кортикостероидов при заболеваниях гипофизарно-надпочечниковой системы

https://doi.org/10.14341/probl20055169-11

Полный текст:

Аннотация

Доя оценки диагностического значения ВЭЖХ кортикостероидов в биологических жидкостях исследование проведено у 191 человека с различными опухолями коры надпочечников. По данным ВЭЖХ кортикостероидов в биологических жидкостях установлены признаки гормональной активности инциденталом, органического эндогенного гиперкортицизма и зло-качественности образования. Участи больных (15,5%) с инциденталомами коры надпочечников выявлены нарушения сте-роидогенеза, характерные для дефекта 11β-ОН- или 17-ОН-гидроксилазы. Полученные данные позволяют диагностировать нарушения в надпочечниках на ранних этапах заболевания и определять показания к оперативному лечению.

Для цитирования:


Великанова Л.И., Шафигуллина З.Р., Ворохобина Н.В., Сильницкий П.А., Бессонова Е.А. Диагностическое значение высокоэффективной жидкостной хроматографии кортикостероидов при заболеваниях гипофизарно-надпочечниковой системы. Проблемы Эндокринологии. 2005;51(6):9-11. https://doi.org/10.14341/probl20055169-11

For citation:


Velikanova L.I., Shafigullina Z.R., Vorokhobina N.V., Silnitsky P.A., Bessonova Y.A. Diagnostic value of high performance liquid chromatography of corticosteroids in diseases of the pituitary system. Problems of Endocrinology. 2005;51(6):9-11. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl20055169-11

Заболевания, протекающие с нарушением функции гипофизарно-надпочечниковой системы, всегда привлекали пристальное внимание эндокринологов ввиду сложности их диагностики и лечения [2]. В последние годы в связи с развитием современных технологий и диагностических возможностей отмечается значительный рост числа больных с патологией надпочечников, в том числе со случайно выявленными новообразованиями или так называемыми инциденталомами надпочечников [4]. Несмотря на достигнутые успехи в этой области, эндокринологи часто сталкиваются с трудностями в ранней и дифференциальной диагностике эндогенного гиперкортицизма, различных опухолей надпочечников, стертых форм врожденной гиперплазии коры надпочечников (ВГКН). С помощью чувствительных и экспресс-методов иммуноферментного и радиоиммунного анализа не всегда можно решить эти проблемы. Высокоэффективная жидкостная хроматография (ВЭЖХ) дает возможность определять различные стероидные профили крови и мочи, являющиеся наиболее ценными диагностическими тестами заболеваний, связанных с нарушением синтеза и метаболизма стероидных гормонов [11, 14]. Большинство исследований по диагностике заболеваний коры надпочечников посвящено определению уровня кортизола (F) и его метаболитов в моче методом ВЭЖХ- масс-спектрометрии [12, 13] или методом ВЭЖХ- РИА [10]. Безусловный научно-практический интерес имеют разработка методов количественного определения и качественных характеристик индивидуальных кортикостероидов и оценка их дифференциально-диагностической значимости.

Материалы и методы

Обследован 191 больной в возрасте от 25 до 75 лет (средний возраст 49,5 ±1,21 года) с опухолями коры надпочечников: 131 — с инциденталомами, 24 — с синдромом Иценко—Кушинга (СИК) гипофизарного генеза (СИК-ГГ), 16 — с СИК надпочечникового генеза (СИК-НГ) и 16 — со злокачественными опухолями коры надпочечников без клинических проявлений гормональной активности. Контрольную группу составили 25 практически здоровых людей (табл. 1). Среди больных с инциденталомами коры надпочечников преобладали женщины (69,6%), из них большинство (67%) в возрасте 50—60 лет. Диагноз СИК ставили на основании совокупности клинико-анамнестических данных, показателей биохимических, гормональных исследований, методов лучевой диагностики. У части больных диагноз был подтвержден результатами гистологического исследования удаленных опухолей. У всех больных с инциденталомами опухоль была выявлена случайно при проведении ультразвукового исследования или компьютерной томографии органов брюшной полости, предпринятых по поводу других заболеваний.

Таблица 1. Распределение больных по возрасту и полу

Группа обследованных

Число

обследованных

Возраст, годы (медиана 25;

75)*

женщины

мужчины

Контрольная

20

5

29 (18; 44)

Инциденталомы (группа А)

48

31

53 (47; 60)

Инциденталомы (группа Б)

19

2

42 (40; 46)

СИК (субклиническая форма)

27

8

56 (52,5; 63,5)

сик-гг

17

7

47 (42; 55)

сик-нг

12

4

40 (33; 44)

Аденокарциномы

И

5

49 (41; 58)

Примечание. * — 25-й и 75-й перцентили.

Для изучения особенностей стероидогенеза кортикостероидов и метаболизма F у больных с различными заболеваниями коры надпочечников мы оптимизировали условия жидкостной экстракции количественного определения уровней F, кортизона (Е), кортикостерона (В), 11-дезоксикортикостерона (DOC), 11-дезоксикортизола (S) в сыворотке крови, а также экскреции свободного F (FF) и свободного Е (FE) с мочой методом микроколоночной обращенно-фазовой ВЭЖХ [1].

Условия хроматографирования были следующими: хроматограф жидкостный (Чехия), насос НРР 4001, УФ-детектор LCD 2563 (X = 254 нм), колонка Kromasil С-18 150 мм, 5 мкм, изократиче- ский режим элюирования, подвижная фаза 30 и 45% ацетонитрил—вода CH3CN-H2O (1-я часть — 26:74 v/v, 2-я часть — 41:59 v/v), скорость элюента 0,3 мл/мин. Для улучшения разделения стероидов, имеющих близкие времена удерживания, применяли p-циклодекстрин. Предел обнаружения 1—2 нг/мл. Для анализа брали 1 мл сыворотки крови и 2 мл мочи.

Для оценки функционального состояния системы гипофиз—кора надпочечников выполняли функциональные пробы на подавление с 2 и 8 мг дексаметазона в сутки, определяли содержание F и АКТГ в 8 и 20 ч [3]. Топическую диагностику опухолей проводили с использованием методов ультразвукового исследования, компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии надпочечников и области турецкого седла.

Полученные данные обработаны с помощью пакета программ Statistica (версия 5.11) с использованием комплекса непараметрических критериев.

Результаты и их обсуждение

При исследовании функции коры надпочечников с помощью традиционных методов анализа у 74,1% больных с инциденталомами уровни F крови, коэффициенты ритма секреции F и подавления F в пробе с 2 мг дексаметазона находились в пределах колебаний соответствующих показателей в контрольной группе (табл. 2). У 25,9% больных с инциденталомами отмечены нарушения регуляции гипофизарно-надпочечниковой системы. Увеличение коэффициента ритма секреции > 50 выявлено у 11 человек, увеличение коэффициента подавления > 50 — у 15, у 19 больных отмечен уровень АКТГ < 10 пг/мл, что позволило предположить у них субклинический СИК (см. табл. 2). Указанные изменения могут быть обусловлены автономной секрецией F узловым образованием, при этом скорость секреции F недостаточно высока для развития клинических проявлений, но значима для подавления некоторых звеньев оси гипофиз—кора надпочечников [6].

При анализе данных ВЭЖХ у больных с инциденталомами без нарушения регуляции гипофизарно-надпочечниковой системы мы обратили внимание на неоднородность стероидных профилей сыворотки крови и мочи.У большинства больных с инциденталомами (58,6%; группа А) установлены увеличение экскреции FF с мочой до 32,56 ± 5,01 мкг/с (р < 0,02) по сравнению с контрольной группой, увеличение уровня S в сыворотке крови и соотношений F/Е крови и FF/FE мочи (табл. 3), а также качественные изменения стероидного профиля, что может указывать на гормональную активность данных опухолей.

У 15,5% больных с инциденталомами (группа Б) отмечено снижение уровня экскреции FF с мочой до 5,97 ± 0,95 мкг/с (р < 0,05) и соотношения FF/FE мочи до 0,23 ± 0,01 (р < 0,02) при увеличении предшественников стероидогенеза DOC и S. У 85% больных этой группы найдены качественные изменения стероидного профиля, характерные для больных с ВГКН, установленные нами в предыдущих исследованиях. Эти данные дают возможность предположить наличие дефекта ферментов биосинтеза кортикостероидов в самой опухоли или наличие стертых форм ВГКН у данных больных с дефектом 11р-ОН- или 17а-гидроксилазы [8].

Таблица 2. Показатели ритма секреции и подавления F при проведении пробы с 2 мг дексаметазона у больных с опухолями коры надпочечников (М ± т)

Группа обследованных

Fy, нмоль/л

F„ нмоль/л

(F/Fy) • 100%

(F,/Fy) • 100%

Контрольная (л = 25)

391,9 ± 16,8

134,5 ± 11,9

30,9 ± 2,2

14,0 ± 1,1

Инциденталомы (л = 100)

433,3 ± 20,4

169,2 ± 13,5

40,9 ± 3,38

16,9 ± 2,7

Р

0,19

0,25

0,10

0,57

СИК (субклиническая форма) (л = 45)

568,9 ± 40,3

325,6 ± 39,5

56,3 ± 6,5

39,4 ± 7,6

Р

0,00002

0,00006

0,0008

0,0002

СИК (л = 16)

739 ± 64,0

596,8 ± 121,5

78,9 ± 11,1

74,9 ± 8,2

Р

0,00002

< 0,00001

0,00007

< 0,00001

Примечание. Fy — уровень F в 9 ч; FB — уровень F в 21 ч; (F^Fy) ■ 100% — показатель ритма секреции F; (FyFy) • 100% — показатель степени подавления F (отношение уровня F с 2 мг дексаметазона к уровню F в 9 ч). Здесь и в табл. 3: М — среднее значение; т — ошибка среднего; р — достоверность различий с контрольной группой.

Таблица 3. Содержание кортикостероидов в сыворотке крови у обследованных больных (М ± т)

№ п/п

Группа обследованных

Показатель, нг/мл

F/E

F

Е

В

DOC

S

1

Контрольная (л = 25)

63,6 ± 3,26

19,9 ± 1,05

3,8 ± 0,25

3,9 ± 0,44

1,4 ± 0,14

3,3 ± 0,17

2

Инциденталомы (группа А; п — 79)

84,0 ± 5,15

23,1 ± 1,38

6,6 ± 0,72

7,2 ± 1,93

5,1 ± 0,78

4,2 ± 0,21

Р

0,16

0,60

0,24

0,83

0,05

0,02

3

Инциденталомы (группа Б; п - 21)

72,8 ± 10,76

23,6 ± 3,29

8,5 ± 2,73

27,3 ± 11,06

8,7 ± 2,16

3,4 ± 0,36

Р

0,66

0,47

0,16

0,002

0,03

0,89

4

СИК (субклиническая форма; п = 35)

108,4 ± 9,89

21,2 ± 3,72

7,1 ± 0,75

11,2 ± 2,20

9,2 ± 1,68

6,4 ± 0,95

Р

< 0,0001

0,16

0,04

0,03

0,002

0,0005

5

СИК-ГГ (л = 24)

192,5 ± 14,7

23,9 ± 2,07

15,0 ± 2,09

12,4 ± 2,07

10,7 ± 3,24

8,8 ± 0,61

Р

< 0,0001

0,21

0,0004

0,07

0,01

< 0,0001

6

СИК-НГ (л = 16)

134,9 ± 11,4

29,8 ± 3,5

23,9 ± 5,31

18,3 ± 4,61

17,6 ± 6,78

5,03 ± 0,38

Д

< 0,0001

< 0,002

< 0,0001

0,002

< 0,0001

0,009

7

Адренокарциномы (л = 16)

94,7 ± 3,99

26,6 ± 3,20

22,4 ± 6,51

20,7 ± 2,54

43,3 ± 6,4

4,4 ± 0,81

Р

0,008

0,1

< 0,0001

0,004

< 0,0001

0,14

/>4-5

< 0,002

< 0,01

Р5-6

< 0,005

< 0,02

< 0,0001

Субклинический СИК, диагностика которого представляет собой определенные трудности, по данным литературы, встречается в 12—16% при случайно выявленных новообразованиях [9]. Повышенная экскреция с мочой FF до 92,51 ± 13,69 мкг/с (р < 0,0001) и FE до 129,38 ± 14,27 мкг/с < 0,0001), повышенный уровень F, В и S в сыворотке крови, а также увеличение соотношений F/Е крови и FF/FE мочи до 0,75 ± 0,09 (р < 0,0001), качественные изменения стероидного профиля, характерные для СИК, выявленные нами у 25,9% больных с инциденталомами, могут указывать на субклинический СИГ у данных больных. При выявлении гормональных нарушений у пациентов с инциденталомами рекомендуется хирургическое лечение [4, 5].

У больных с СИК уровни F, В и S крови, экскреция FF и FE с мочой, а также соотношения F/E крови и FF/FE мочи достоверно выше, чем у больных с субклиническим СИК (см. табл. 3). У больных с СИК-ГГ соотношение F/Е крови достоверно выше, а уровень В и S достоверно ниже, чем у больных с СИК-НГ (см. табл. 3). Значительное увеличение уровня F крови и экскреции FF и FE с мочой, а также увеличение соотношения F/Е крови и FF/FE мочи, качественное изменение стероидного профиля являются признаками органического эндогенного гиперкортицизма по данным ВЭЖХ и могут быть использованы для его диагностики до проведения пробы с дексаметазоном.

Злокачественный характер новообразования надпочечника был верифицирован при гистологическом исследовании удаленной опухоли. У больных с адренокарциномой обнаружено значительное повышение концентрации S в крови по сравнению с таковой у пациентов с доброкачественными аденомами и увеличение, но в меньшей степени, уровня DOC. У некоторых пациентов с адренокарциномой содержание S достигало 79,2 нг/мл при норме до 1 нг/мл. Качественное изменение стероидного профиля в виде соединения между В и DOC может иметь дополнительное значение при оценке злокачественности образования.

Таким образом, определение количественного и качественного состава кортикостероидов в биологических жидкостях методом обращенно-фазовой ВЭЖХ у больных с заболеваниями гипофизарнонадпочечниковой системы дает возможность осуществить раннюю диагностику патологического процесса в надпочечниках, выработать дифференциально-диагностические критерии при различных опухолях, заподозрить злокачественный процесс в них, что значительно облегчает задачу эндокринологов и хирургов в отношении тактики лечения этих больных.

Выводы

  1. По данным ВЭЖХ признаками гормональной активности инциденталом (58,6%) являются нарушения стероидогенеза, характеризующиеся повышением экскреции свободного кортизола с мочой, уровня S в сыворотке крови, соотношений F/E крови и FF/FE мочи, качественные изменения стероидного профиля.
  2. Снижение экскреции FF с мочой и соотношения FF/FE мочи при увеличении уровня В, DOC и S крови, отмеченное у 15,5% больных с инциденталомами, качественные изменения стероидного профиля могут свидетельствовать о стертой форме ВГКН у данных больных.
  3. При органическом эндогенном гиперкорти- цизме по данным ВЭЖХ установлены повышение уровней F, В, S в сыворотке крови и экскреции FF и FE с мочой, повышение соотношения F/Е крови и FF/FE мочи, качественные изменения стероидного профиля.
  4. При СИК-ГГ увеличение уровня F и соотношения F/Е достоверно выше, чем при СИК-НГ. Высокие уровни В и S характерны для опухолевого поражения надпочечников.
  5. Значительное увеличение содержания S и DOC у больных с новообразованием надпочечников с большой вероятностью может указывать на злокачественный характер опухоли.

Список литературы

1. Великанова Л.И., Карцева Л.А., Бессонова Е.А. // Между-народная конф. по теоретическим вопросам адсорбции и адсорбционной хроматографии: Сборник тезисов докла-дов, 2001. - С. 55.

2. Гончаров Н.П., Кация Г.В., Колесникова Г.В. и др. // Пробл. эндокринол. - 2000. - Т. 46, № 5. - С. 21-25.

3. Синдром Иценко-Кушинга / Под ред. В. Г. Баранова. - М., 1988.

4. Angeli A., Osella G., Аli A., Terzolo М. // Horm. Res. - 1997. - Vol.47. - P. 279-283.

5. Chidiac R.M., Aron D.C. // Endocrinol. Metab. Clin. N. Am. - 1997. - Vol.26. - P. 233-253.

6. Mantero F., Terzolo M., Arnaldi G. et al. // J. Clin. Endocri-nol. Metab. - 1999. - Vol. 85. - P. 637-644.

7. Ozella G., Terzolo M., Boretta G. et al. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1996. - Vol.79. - P. 1532-1539.

8. Reincke M., Peter M., Sippell W.G., Allolio B. // Eur. J. En-docrinol. - 1997. - Vol.136. - P. 196-200.

9. Rossi R., Tauchmanova L., Luciano A. et al. // J. Clin. Endo-crinol. Metab. - 1999. - Vol.85. - P. 1440-1448.

10. Schoneshofer M., Weber В., Oelkers W. et al. // Clin. Chem. - 1986. - Vol.32. - P. 93-96.

11. Suzuki Т., Sakuta H., Nakagawa K. et al. // Nippon Naibunpi Gakkai Zasshi. - 1993. - Vol.69. - P. 1139-1152.

12. Taylor R.L., Machacek D., Singh R.J. // Clin. Chem. - 2002. - Vol.48. - P. 1511-1519.

13. Turpeinen U., Stenman U.H. // Scand. J. Clin. Lab. Invest. - 2003. - Vol.63. - P. 143.

14. Ueshiba H., Segawa M., Hayashi T. et al. // Clin. Chem. - 1991. - Vol.37. - P. 1329-1333.


Об авторах

Л. И. Великанова

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования


Россия


З. Р. Шафигуллина

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования


Россия


Н. В. Ворохобина

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования


Россия


П. А. Сильницкий

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования


Россия


Е. А. Бессонова

Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования


Россия


Для цитирования:


Великанова Л.И., Шафигуллина З.Р., Ворохобина Н.В., Сильницкий П.А., Бессонова Е.А. Диагностическое значение высокоэффективной жидкостной хроматографии кортикостероидов при заболеваниях гипофизарно-надпочечниковой системы. Проблемы Эндокринологии. 2005;51(6):9-11. https://doi.org/10.14341/probl20055169-11

For citation:


Velikanova L.I., Shafigullina Z.R., Vorokhobina N.V., Silnitsky P.A., Bessonova Y.A. Diagnostic value of high performance liquid chromatography of corticosteroids in diseases of the pituitary system. Problems of Endocrinology. 2005;51(6):9-11. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl20055169-11

Просмотров: 136


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)