Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Клинико-диагностические аспекты макропролактинемии

https://doi.org/10.14341/probl200854124-28

Полный текст:

Аннотация

В последнее время большой интерес врачей различных специальностей вызывает феномен макропролактинемии (МП), при котором наблюдается несоответствие клинической симптоматики и уровня пролактина (ПРЛ), так как не весь ПРЛ является биологически активным. В связи с этим актуальна проблема диагностики МП. Целью нашего исследования стало выявление высокомолекулярного или big-big-ПРЛ у пациентов с гиперпролактинемией различного генеза и выяснение его клинического значения. Обследовано 387 пациентов с гиперпролактинемией (уровень ПРЛ > 700 мЕд/л): 34 мужчины и 353 женщины. Всем больным проводилась количественная оценка биологически активного мономерного ПРЛ с помощью обработки ПЭГ 6000. Анализ полученных данных показал, что в 19% случаев имела место МП. Из них только у 17 обследованных имелись клинические симптомы заболевания, и этим пациентам требовалось лечение агонистами дофамина. У остальных 56 клинических симптомов гиперпролактинемии не выявлено, и лечения не требовалось. По полученным результатам МП у пациентов с синдромом гиперпролактинемии встречается в 19% случаев. Определение биологически активного ПРЛ и вычисление big-big-ПРЛ при гиперпролактинемии представляют важную диагностическую ценность. Максимально информативным, доступным и экономически оправданным методом оценки биологически активного мономерного ПРЛ в клинической практике является метод преципитации с помощью ПЭГ. Терапия при наличии феномена МП показана лишь в случаях повышения фракции биологически активного ПРЛ.

Для цитирования:


Дзеранова Л.К., Гончаров H.П., Добрачева А.Д., Колесникова Г.С., Гиниятуллина Е.Н., Малышева H.M., Дедов И.И. Клинико-диагностические аспекты макропролактинемии. Проблемы Эндокринологии. 2008;54(1):24-28. https://doi.org/10.14341/probl200854124-28

For citation:


Dzeranova L.K., Goncharov N.P., Dobracheva A.D., Kolesnikova G.S., Giniyatullina Y.N., Malysheva N.M., Dedov I.I. Clinical diagnostic aspects of macroprolactinemia. Problems of Endocrinology. 2008;54(1):24-28. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200854124-28

Макропролактин или big-big-пролактин (ПРЛ) - это чаще всего комплекс молекулы ПРЛ с иммуноглобулином G, который обусловливает состояние "макропролактинемии" (МП) [19]. Его молекулярная масса составляет около 150-170 кД, на его долю приходится в норме от 9 до 21% общего пула ПРЛ. Термин "макропролактинемия" впервые применил R. Jackson и соавт. [14] в 1985 г. для описания случая сочетания гиперпролактинемии и про- лактинсекретирующей аденомы гипофиза; при этом было обнаружено значительное содержание big-big-ПРЛ (85%) в сыворотке крови. Первое сообщение о big-big-ПРЛ было опубликовано в 1974 г. Н. Suh и A. Frantz [24]. Нетипичный случай гиперпролактинемии описан Р. Whittaker и соавт. в 1981 г. [27]. Распространенность МП, по данным ряда авторов, составляет в общей популяции 0,1-0,2% [16, 28]. По результатам других исследований распространенность МП среди пациентов с гиперпролактинемией - 15-30% [9, 15, 11]. Наиболее часто данное состояние встречается у женщин, реже у мужчин; также описаны случаи обнаружения МП у детей и подростков. В исследовании S. Vallette-Kasic [26] было включено 106 пациентов: 96 (90,6%) женщин, 6 (5,6%) мужчин и 4 (3,8%) детей обоих полов. Е. Toldy и соавт. [25] приводят следующие данные: распространенность МП среди пациентов с гиперпролактинемией - 23%; из обследованных 62 пациентов с МП - 59 (95%) женщин, 1 (1,7%) мужчина, 2 (3,3%) детей, а также они указывают на увеличение распространенности МП с возрастом среди женщин: до 30 лет - 16%, от 30 до 45 лет - 28%, после 45 лет - 42%. J. Gybney и соавт. [10] в 2005 г. опубликовали сводную таблицу частоты выявления МП (табл. 1). При МП чаще всего отмечается несоответствие симптомов гиперпролактинемии и уровня общего ПРЛ сыворотки крови. Как правило, уровень ПРЛ высокий, а клинические проявления либо очень скудны, либо вообще отсутствуют. Однако при зна- Таблица 1 Встречаемость МП среди пациентов с гиперпролактинемией Исследование Число пациентов с гиперпролактинемией, участвовавших в исследовании Минимальный уровень ПРЛ для включения в исследование, мЕд/л Встречаемость мп, % Bjoro и соавт., 1995 605 1000 25 Fahie-Wilson и Soule, 1997 69 700 25 Viera и соавт., 1998 1220 540 36 Olukoga и Капе, 1999 180 430 15 Leslie и соавт., 2001 1225 700 26 Smith и соавт., 2002 300 700 24 Hauache и соавт., 2002 113 620 46 Strachan и соавт., 2003 273 700 21 1000 -I чительной гиперпролактинемии с преобладанием big-big-ПРЛ абсолютное содержание низкомолекулярного ПРЛ может значительно превышать норму, что является причиной развития клинической симптоматики. Кроме того, в ряде случаев при тщательном обследовании пациентов становится ясно, что МП может встречаться на фоне уже имеющихся нарушений репродуктивной системы, хотя считается, что сам big-big-ПРЛ не оказывает отрицательного влияния на репродуктивную функцию [3, 5, 7]. Типичная симптоматика гиперпролактинемии, а также образования гипотала- мо-гипофизарной области гораздо реже встречаются среди пациентов с МП. Учитывая тот факт, что микроаденома гипофиза может выявляться у 10% здорового населения без клинических проявлений, неудивительно, что среди пациентов с МП, имеющих объемные образования гипофиза, чаще обнаруживается именно оно [2, 4, 12]. В настоящее время в литературе широко обсуждаются проблемы МП, эта тема актуальна и требует дальнейшего изучения. Диагностика МП в основном осуществляется двумя методами: гель-хроматографии считается эталоном для определения big-big-ПРЛ, труден в исполнении и поэтому не применяется в рутинной практике [18, 20]. С появлением метода ПЭГ-преципитации появилась возможность проводить рутинные скрининговые исследования по определению big-big-ПРЛ в сыворотке крови. ПЭГ - материал, используемый в радиоимму- нологических методах, способен осаждать высокомолекулярный комплекс с иммуноглобулином G, что позволяет использовать его для определения big-big-ПРЛ. Если в сыворотке присутствует big- big-ПРЛ, то он осаждается с 12,5% ПЭГ и таким образом снижается уровень общего ПРЛ. Уровень ПРЛ (общего и низкомолекулярного) в сыворотке до и после ее обработки ПЭГ обычными методами (например, хемолюминесцентным) определяется одновременно. Расчеты процентного распределения big-big-ПРЛ и низкомолекулярного ПРЛ проводят по следующей формуле А = в/С-100%, где А - процентное содержание низкомолекулярного ПРЛ; В - уровень низкомолекулярного ПРЛ после ПЭГ, мЕд/л; С - общий ПРЛ до ПЭГ, мЕд/л. Если процент извлечения низкомолекулярного ПРЛ менее 40, то принято говорить о преобладании big-big-ПРЛ, если более 40% - то низкомолекулярного ПРЛ [1, 14, 21]. По данным Е. Toldy и соавт., о состоянии МП можно говорить, если содержание big-big-ПРЛ в сыворотке крови составляет более 60%. Если же содержание big-big-ПРЛ менее 60%, то состояние расценивается как "истинная гиперпролактинемия" (ИстГ). Содержание ПРЛ, как исходное, так и после обработки ПЭГ, определяют методами иммуноанализа [6]. В настоящее время для этой цели существует большое количество автоматических систем. Как показали Т. Р. Smith и соавт., содержание ПРЛ в одной и той же пробе крови в разных системах различается в 2,3-7,8 раза [23] (рис. 1). Следовательно, выбор системы для анализа ПРЛ имеет большое значение, поскольку этим определяются и показатели исходного уровня гормона, и содержание big-big-ПРЛ. Сейчас основные работы по характеристике МП проводят с использованием систем "Delfia" [22]. При анализе литературы за последние 5 лет было найдено около 300 публикаций (в том числе в Интернете), посвященных феномену МП, что доказывает актуальность данной проблемы. Несмотря на доступность и эффективность определения макропролактина, в нашей стране этот вопрос недостаточно изучен, поэтому, используя данную методику, учитывая опыт зарубежных авторов, мы провели собственное исследование. Цель работы: определить диагностическую значимость исследования молекулярной гетерогенности иммунореактивного ПРЛ, изучить особенности клинических проявлений МП у пациентов с гиперпролактинемией, изучить частоту выявления макропролактинемии с помощью метода ПЭГ-преципитации. Материалы и методы В течение 12 мес в Эндокринологическом научном центре были обследованы 387 пациентов в возрасте от 17 до 66 лет (медиана 32 года) с гиперпролактинемией (уровень ПРЛ выше 700 мЕд/л): 34 мужчины и 353 женщины. Оценивались клинические проявления гиперпролактинемии, проводилось МРТ головного мозга. Определялись уровни общего ПРЛ и биологически активного ПРЛ, вычислялась концентрация big-big-ПРЛ (остающегося после реакции осаждения ПЭГ), высчитывался процент содержания big- big-ПРЛ. Все обследованные были разделены на 2 группы: в 1-й группе пациенты с МП, во 2-й пациенты с ИстГ. 1-я группа включала 6 мужчин и 67 женщин, а 2- я - 28 мужчин и 281 женщину. Среди всех обследованных больных аденомы гипофиза, подтвержденные при МРТ головного мозга, выявлены у 273 пациентов. Из них микроаденомы составили 81% (221 больной), а макроаденомы - 19% (52 пациента). В качестве контрольной группы было обследовано 35 здоровых мужчин в возрасте 25-40 лет и 32 женщины в возрасте 25-45 лет. В группе здоровых мужчин и женщин обработка сыворотки крови ПЭГ приводила к снижению уровня ПРЛ у всех обследованных. У женщин при исходном уровне ПРЛ от 74 до 458 мЕд/л (медиана 255,8) содержание гормона снизилось до 27-390 мЕд/л (медиана 205,1). Содержание big-big-ПРЛ в сыворотке крови женщин группы контроля колебалось от 9,2 до 32,5% (медиана 19,4). У здоровых мужчин при исходном уровне общего ПРЛ 90-420 мЕд/л (медиана 287) обработка сыворотки крови ПЭГ приводила к его снижению до 74-385 мЕд/л (медиана 211,9). Содержание big-big-ПРЛ составляло от 8,2 до 32,5% (медиана 23,2). Таким образом, у здоровых мужчин и женщин обработка сыворотки крови ПЭГ приводила к снижению уровня общего ПРЛ, и содержание big-big-ПРЛ в сыворотке здоровых людей доходило до 32,5%. Исходя из этого показателя (32,5%), были выведены референсные значения для биологически активного ПРЛ, которые составили 74-390 мЕд/л. Этот диапазон соответствует результатам зарубежных исследований [17]. Сывороточный ПРЛ у всех обследованных был определен с помощью метода флуоресценции, отсроченной во времени (Delfia; PerkinEImer Wallac, Turku, Финляндия). Для количественной оценки биологически активного мономерного ПРЛ сыворотки были обработаны ПЭГ 6000. 0,2 мл сыворотки смешивали с равным объемом 25% ПЭГ в буфере (pH 7,4) и оставляли на 30 мин при комнатной температуре. После центрифугирования (1500 g 30 мин) определяли количественный уровень мономерного ПРЛ. Точность процедуры ПЭГ проверили использованием контрольных сывороток в каждом испытании. Статистический анализ провели с использованием теста х2 для качественных данных и критерия Манна-Уитни. Результаты представлены в виде медианы. При проведении попарных сравнений нескольких выборок использовалась коррекция Бонферрони. Результаты и их обсуждение Анализ полученных результатов показал, что в 73 (19%) из 387 случаев гиперпролактинемии выявлена МП (уровень big-big-ПРЛ выше 60%. У 314 (81%) пациентов с ИстГ процент big-big- ПРЛ был ниже 60. На рис. 2 представлено распределение общего ПРЛ в обеих группах больных. Видно, что МП чаще встречается при уровне общего ПРЛ от 700 до 1000 мЕд/л и реже - при уровне ПРЛ выше 3000 мЕд/л. Большая встречаемость МП при уровне общего ПРЛ до 2000 мЕд/л скорее всего обусловлена тем, что при таком уровне общего ПРЛ часто диагностируется идиопатическая гиперпролактинемия. Клиническая характеристика обследованных больных представлена в табл. 2. Как видно из табл. 2, уровень общего ПРЛ повышен, как при ИстГ, так и при МП, а уровень биологически активного ПРЛ в 1-й группе ниже, чем во 2-й. В 1-й группе больных (п = 73) с исходным уровнем ПРЛ от 550 до 14 500 мЕ/л обработка ПЭГ приводила к снижению уровня гормона в среднем на 76% (от 1060 до 244 мЕ/л). Уровень big-big-ПРЛ находился в интервале от 63,4 до 9048 мЕд/л. Содержание низкомолекулярного ПРЛ в некоторых случаях снижалось до уровня ниже чувствительности метода. Примечательно, что только у 17 (23,2%) пациентов имелась клиническая симптоматика заболевания: нарушения менструального цикла отмечались у 8 (11 %) женщин, галакторея - у 2 (2,7%) пациенток, головная боль - у 1 (1,3%) обследованной, нарушения либидо и потенции у всех мужчин (8,2%). По данным МРТ головного мозга в 1-й группе у 7 (9,5%) пациентов выявлены микроаденомы гипофиза, а у 1 (1,3%) - макроаденома. Таблица 2 Клинические, лабораторные и инструментальные данные обследованных больных Клиническая характеристика 1-я группа МП (л = 73) 2-я группа ИстГ (л = 314) Возраст, годы 29,5 (17-46) 32,5 (17-66) Общий ПРЛ, мЕд/л 1060 (671-14550) 1409 (34070-749) Биологически активный ПРЛ, мЕд/л 244 (0-5616) 684 (30-24538) Big-big-ПРЛ, мЕд/л 801 (63,4-9048) 195 (0-15900) Нарушения менструального цикла у женщин, % 11 32 Галакторея, % 2,7 17,8 Нарушения потенции и либидо у мужчин, % 8,2 9 Таблица 3 Клиническая характеристика женщин 1-й группы Пациентка Возраст, годы Клинические симптомы, жалобы на момент обращения Общий ПРЛ, мЕд/л Биологически активный ПРЛ, мЕд/л Big-big- ПРЛ, % МРТ-исследование Терапия 1-Я 26 Галакторея 2789 1137 85,5 Микроаденома гипофиза Каберголин 0,5 мг в неделю 2-Я 36 Олигоменорея 2660 635 76 Норма Каберголин 0,25 мг в неделю 3-я 17 Головная боль, олигоменорея 9415 3225 65,7 Микроаденома гипофиза Каберголин 1 мг в неделю 4-я 27 Увеличение массы тела 4661 1708 63,3 Норма Бромкриптин 2,5 мг в день 5-я 25 Галакторея 2161 710 67 Норма Бромкриптин 1,75 мг в день 6-я 34 Нет 2309 702 69,5 Норма Каберголин 0,25 мг в неделю 7-я 29 Головная боль, галакторея 5147 1359 73,5 Микроаденома гипофиза Каберголин 1 мг в неделю 8-я 37 Головная боль 3991 1517 61,3 Микроаденома гипофиза Бромкриптин 5 мг в день 9-й 32 Нет 2334 732 68,6 Норма Абергин 0,004 г в день 10-я 24 Олигоменорея 3342 971 71 Норма Каберголин 0,25 мг в неделю 11-я 28 Олигоменорея 3404 1200 65 Микроаденома гипофиза Каберголин 0,5 мг в неделю У 56 (76,8%) пациентов клинических проявлений гиперпролактинемии при обследовании не выявлено. Учитывая наличие клинической симптоматики, 17 пациентов с феноменом МП получали терапию агонистами дофамина, 13 больных - каберголин в средней дозе 0,5 мг в неделю, 3 - бромкриптин в дозе от 2,5 до 5 мг в день, 1 - абергин 0,004 г в день (табл. 3 и 4). При контрольном исследовании через 6 мес уровень общего ПРЛ составил 649 мЕд/л (1200- 404 мЕд/л), уровень big-big-ПРЛ - от 367 до 589 мЕд/л (медиана 478 мЕд/л). У женщин на фоне терапии нормализовался менструальный цикл, у мужчин восстановились либидо и эректильная функция. По данным МРТ- исследования головного мозга у 5 из 7 пациентов с микроаденомой гипофиза отмечалась положительная динамика в виде уменьшения размеров аденомы. У пациента с макроаденомой объем опухоли уменьшился от 3,4 до 2,5 мл. Во 2-й группе пациентов с исходным уровнем ПРЛ от 749 до 34 070 мЕд/л обработка ПЭГ приводила к снижению гормона в среднем на 51 % (от 1409 до 684 мЕд/л). Уровень big-big-ПРЛ находился в интервале от 0 до 15 900 мЕд/л. Нарушения менструальной функции наблюдались у 101 (32%) женщины, галакторея - у 56 (17,8%) пациенток, головная боль - у 32 (10%) обследованных, нарушения потенции и либидо - у 28 (9%) мужчин, увеличение массы тела - у 23 (7,3%) пациентов, снижение зрения или сужение полей зрения - у 23 (7,3%) больных. По данным МРТ головного мозга во 2-й группе у 144 (45,8%) пациентов выявлена микроаденома гипофиза, у 64 (20,3%) - макроаденома, а у 105 (33,9%) пациентов изменений структуры гипофиза не обнаружено. В обеих группах частота выявления микроаденом гипофиза была больше, чем макроаденом, хотя при ИстГ аденомы гипофиза встречались чаще, чем при МП. Галакторея, олигоменорея, снижение либидо и потенции были более распространены у пациентов с ИстГ, которые получали терапию агонистами дофамина в индивидуальной дозе с положительным эффектом. По результатам проведенного исследования с использованием разделения сывороток с помощью ПЭГ у пациентов с гиперпролактинемией в 19% случаев выявлена МП. По данным литературы, частота данного феномена составляет от 15 до 35% [8]. При МП, как правило, отмечается повышенный уровень общего ПРЛ, что можно объяснить следующим: 1) комплекс гормона с иммуноглобулином G из- за своих размеров обладает более низким клиренсом, имеет ограничения для проникновения через стенки капилляров, не элиминируется путем клубочковой фильтрации, как обычный гормон; Таблица 4 Клиническая характеристика мужчин 1-й группы Пациент Возраст, годы Клинические симптомы, жалобы на момент обращения Общий ПРЛ, мЕд/л Биологически активный ПРЛ, мЕд/л Big-big-ПРЛ, % М РТ-исследован ие Терапия 1-й 25 Снижение потенции, либидо 2 865 744 74 Норма Каберголин 0,5 мг в неделю 2-й 36 Нет 2 568 793 69 Норма Каберголин 0,25 мг в неделю 3-й Головная боль, снижение по- Макроаденома Каберголин 1,5 мг в неделю 27 тенции, либидо 14 664 5616 61,7 гипофиза 4-й Увеличение массы тела, сни- Норма Каберголин 0,5 мг в неделю 38 жение потенции 2 100 719 65 5-й Галакторея Микроаденома Каберголин 1 мг в неделю 25 3 668 1244 64 гипофиза 6-й Снижение потенции, голов- Микроаденома Каберголин 1 мг в неделю 34 ная боль 5 556 1702 69,5 гипофиза 2) комплекс, возможно, не воздействует на ги- поталамо-гипофизарную систему и общий ПРЛ повышается до тех пор, пока уровень низкомолекулярного ПРЛ не достигнет необходимого для данной системы уровня. Супрессивный эффект дофамина является отсроченным и неполным для big-big-ПРЛ; 3) способность макропролактина связываться с рецепторами гораздо ниже, чем у низкомолекулярного ПРЛ, а его разрушение в органах-мишенях затруднено, что также способствует поддержанию высокого уровня общего количества гормона. В исследовании Н. Gubney и соавт. [10] утверждается, что МП не может быть дифференцирована от ИстГ без определения количественного содержания big-big-ПРЛ. Несмотря на диагностическую ценность реакции осаждения с помощью ПЭГ, необходимо соотнесение лабораторных данных с клинической картиной. Вычисление процентного содержания big-big-ПРЛ помогает установить точный диагноз и сэкономить денежные средства. Клиническая симптоматика у пациентов с МП, как правило, отсутствует. Наличие симптомов и жалоб объясняется одновременным повышением уровня биологически активного ПРЛ, что диктует необходимость проведения терапии. Эффективность лечения контролируют по уровню не только общего ПРЛ, но и биологически активного. Это является обязательным, так как в случаях наличия МП достижение нормопролактинемии происходит не всегда. При нормальном уровне биологически активного ПРЛ в большинстве случаев нет необходимости назначать лечение. Таким образом, разделение сывороток с помощью ПЭГ является ценным диагностическим методом и должно стать рутинным при обследовании больных с гиперпролактинемией. Выводы 1. МП встречается в 19% случаев при синдроме гиперпролактинемии различного генеза. 2. Определение макропролактина должно проводиться пациентам с гиперпролактинемией при несоответствии лабораторных данных и клинической картины, а также при идиопатической гиперпролактинемии. 3. Наибольшая частота макропролактинемии наблюдается при уровне ПРЛ от 700 до 1000 мЕд/л. 4. Максимально информативным, доступным и экономически оправданным методом оценки биологически активного мономерного ПРЛ в клинической практике является метод ПЭГ-преципитации. 5. Терапия дофаминомиметиками при наличии феномена МП показана в случаях повышения фракции биологически активного ПРЛ.

Список литературы

1. Amadori P., Dilberis С, Afarcolla A. et al.//J. Endocrinol. Invest. -2003. -Vol. 26. -P. 148-156.

2. Amadori P., Dilberis C, Мarcolla A.//Eur. J. Endocrinol. -2003. -Vol. 150. -P. 1-3.

3. Andino N. A., Bidot C, Valdes М, Machado A. J.//Fcrtil. and Steril. -1985. -Vol. 44. -P. 600-605.

4. Cattaneo F., Kappeler D., Multer B.//Swiss. Med. Wkly. -2001. -Vol. 131. -P. 122-126.

5. Cattaneo F.A., Fahie-Wilson М. N.//J. Neurosurg. -2001. -Vol. 95. -P. 334-337.

6. Cavaco В., Prazeres S., Santos M. A.//i. Endocrinol. Invest. -1999. -Vol. 22. -P. 203-208.

7. Diver J. M., Ewins I. D., Richard С//Clin. Chem. -2001. -Vol. 47, N 2. -P. 346.

8. Fahie-mison M. N.//Clin. Chem. -1999. -Vol. 45, N 3. -P. 436-437.

9. Fahie-Wilson M.//Clin. Chem. -2003. -Vol.49. P. 1434-1436.

10. Gibney J., Smith T. P., McKenna T. J.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2005. -Vol. 90, N 7. -P. 3927-3932.

11. Cilberto H. Vieira, Teresinha T. Tachibana, Leda H. Obara//Clin. Chem. -1998. -Vol. 44, N 8. -P. 1758-1759.

12. Glezer A., D'Aha С. В., Salgado L. R.//Clin. Endocrinol. (Oxford). -2002. -Vol. 57. -P. 135-139.

13. Ichihara K., Aliyal K.//Rinsho Byori. -1990. -Vol. 38. -P. 667-674.

14. Jackson R. D., Wortsman J., Malarkey W. B.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -1985. -Vol. 78. -P. 346-350.

15. Leslie It., Courtney С. H., Bell P. M., Hadden D. R.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2001. -Vol. 86, N 6. -P. 2743-2746.

16. Malarkey W. В., Jackson R, Wortsman J.//Fertil. and Steril. -1988. -Vol. 50. -P. 413-418.

17. Menendez G. L, Diet Hernandez A. Ciriza de los Rios С et al.//Rev. Clin. Esp. -2003. -Vol. 203, N 10. -P. 459-464.

18. Molitch M. E., Russell E. J.//Ann. Intern. Med. -1990. -Vol. 112.-P. 925-931.

19. Olukoga Adebayo O.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2002. -Vol. 87, N 10. -P. 4833-4834.

20. Pascoe-Lira Dalila, Duran-Reyes Genoveva, Contreras-Herna Iris//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2001. -Vol. 86, N 2. -P. 924-929.

21. Schlechte J. А.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2002. -Vol. 87, N 12. -P. 5408-5409.

22. Schneider W, Marcoutz S., Al-Shammari S., Yago S.//Clin. Biochem. -2001. -Vol. 34. -P. 469-473.

23. Smith T. P., Suliman M. A., Fahie-Wilson N. M.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2002. -Vol. 87, N 12. -P. 5410-5415.

24. Suh H. K., Frantz A. G.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -1974. -Vol. 39. -P. 928-935.

25. Toldy E., Locsei Z, Szabolcs I. et al.//Endocrine. -2003. -Vol. 22, N 3. -P. 267-273.

26. Vallette-Kasic S., Morange-Ramos I., Selint A.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -2002. -Vol. 87, N 2. -P. 581-5S8.

27. Whittaker P. G., Wilcox Т., Lind T.//J. Clin. Endocrinol. Metab. -1981. -Vol. 53. -P. 863-866.

28. Yuen Y. P., Lai J. P., Au K. M. et al.//Hong Kong Med. J. -2003. -Vol. 9. -P. 119-121.


Об авторах

Л. К. Дзеранова

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


H. П. Гончаров

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


А. Д. Добрачева

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


Г. С. Колесникова

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


Е. Н. Гиниятуллина

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


H. M. Малышева

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


И. И. Дедов

ФГУ Эндокринологический научный центр Росмедтехнологий


Россия


Для цитирования:


Дзеранова Л.К., Гончаров H.П., Добрачева А.Д., Колесникова Г.С., Гиниятуллина Е.Н., Малышева H.M., Дедов И.И. Клинико-диагностические аспекты макропролактинемии. Проблемы Эндокринологии. 2008;54(1):24-28. https://doi.org/10.14341/probl200854124-28

For citation:


Dzeranova L.K., Goncharov N.P., Dobracheva A.D., Kolesnikova G.S., Giniyatullina Y.N., Malysheva N.M., Dedov I.I. Clinical diagnostic aspects of macroprolactinemia. Problems of Endocrinology. 2008;54(1):24-28. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl200854124-28

Просмотров: 262


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)