Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Иммунологические аспекты аутоиммунного тиреоидита

https://doi.org/10.14341/probl11341

Полный текст:

Аннотация

Аутоиммунный тиреоидит (АИТ) относится к одной из важнейших и актуальных проблем современной эндокринологии в связи с неизученностью этиологии, недостаточной ясностью патогенетических механизмов, отсутствием объективных и надежных методов диагностики, включая иммунологические.


Последнее десятилетие характеризуется появлением фундаментальных работ, посвященных иммунологии аутоиммунных заболеваний щитовидной железы. Данные нуждаются в обобщении, критическом анализе, поскольку выводы авторов нередко отличаются противоречивостью.


АИТ занимает первое место среди заболеваний щитовидной железы. По данным В. И. Литвинова, АИТ наблюдается у 20—40 % взрослого населения, по данным зарубежных авторов, у 7,2 % детского. В 90 % случаев гипотиреоз у взрослых обусловлен аутоиммунными процессами, из которых на долю АИТ приходится 70 %.


Распространенность заболевания связана прежде всего с катастрофическим ухудшением экологии. Имеются отдельные исследования, позволяющие предполагать, что факторы, связанные с урбанизацией, могут способствовать возникновению АИТ. М. Podleski и соавт, Н. И. Романюк, И. Д. Левит выявили большую заболеваемость АИТ городского населения по сравнению с сельским. Широко изучается влияние йода на заболеваемость АИТ: дефицит микроэлемента способствует ее снижению, а избыток— повышению. В возникновении АИТ значительна роль радиации. Так, на территориях, пораженных радиацией в результате аварий, АИТ зарегистрирован в 2 раза чаще (19,2% против 8,8 % на незаряженной территории). Н. В. Ромашкан и соавт. связывают рост заболеваемости АИТ с нарастающей общей аллергизацией населения, значительной распространенностью в последнее время вирусных инфекций, усиливающих аутоиммунизацию. На функцию щитовидной железы, на периферический фенотип Т-клеток и их функцию влияет курение. Никотин может повреждать клетки щитовидной железы и освобождать в кровь тиреоглобулин, а также непосредственно влиять на функцию Т-супрессоров.


К настоящему времени существуют три гипотезы патогенеза АИТ: антигенное повреждение щитовидной железы, дефект специфических Т-супрессоров, нарушение регулирующей функции тиреотропного гормона. Ни одна из гипотез не является окончательно подтвержденной. Не исключено, что все три механизма участвуют в возникновении и формировании аутоиммунного специфического процесса, клинически проявляясь различными стадиями и формами заболевания.

Для цитирования:


Калинин А.П., Потемкина Е.Е., Пешева Н.В., Рафибеков Д.С. Иммунологические аспекты аутоиммунного тиреоидита. Проблемы Эндокринологии. 1994;40(1):56-58. https://doi.org/10.14341/probl11341

For citation:


Kalinin A.P., Potemkina Y.Y., Pesheva N.V., Rafibekov D.S. Immunologic aspects of autoimmune thyroiditis. Problems of Endocrinology. 1994;40(1):56-58. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11341

Аутоиммунный тиреоидит (АИТ) относится к одной из важнейших и актуальных проблем современной эндокри­нологии в связи с неизученностью этиологии, недостаточ­ной ясностью патогенетических механизмов, отсутствием объективных и надежных методов диагностики, включая иммунологические.

Последнее десятилетие характеризуется появлением фун­даментальных работ, посвященных иммунологии аутоиммун­ных заболеваний щитовидной железы. Данные нуждаются в обобщении, критическом анализе, поскольку выводы авторов нередко отличаются противоречивостью.

АИТ занимает первое место среди заболеваний щито­видной железы. По данным В. И. Литвинова |5], АИТ на­блюдается у 20—40 % взрослого населения, по данным за­рубежных авторов, у 7,2 % детского. В 90 % случаев гипо­тиреоз у взрослых обусловлен аутоиммунными процессами, из которых на долю АИТ приходится 70 %.

Распространенность заболевания связана прежде всего с катастрофическим ухудшением экологии. Имеются отдель­ные исследования, позволяющие предполагать, что факто­ры, связанные с урбанизацией, могут способствовать возник­новению АИТ. М. Podleski и соавт. [26], Н. И. Романюк [7], И. Д. Левит [3] выявили большую заболеваемость АИТ городского населения по сравнению с сельским. Широко изучается влияние йода на заболеваемость АИТ: дефицит микроэлемента способствует ее снижению, а избыток— повышению. В возникновении АИТ значительна роль радиа­ции. Так, на территориях, пораженных радиацией в резуль­тате аварий, АИТ зарегистрирован в 2 раза чаще (19,2% против 8,8 % на незаряженной территории) [4]. Н. В. Ромаш- кан и соавт. [8] связывают рост заболеваемости АИТ с на­растающей общей аллергизацией населения, значительной распространенностью в последнее время вирусных инфекций, усиливающих аутоиммунизацию. На функцию щитовид­ной железы, на периферический фенотип Т-клеток и их функцию влияет курение [15, 29]. Никотин может повреждать клетки щитовидной железы и освобождать в кровь тирео­глобулин, а также непосредственно влиять на функцию Т-супрессоров.

К настоящему времени существуют три гипотезы пато­генеза АИТ: антигенное повреждение щитовидной железы, дефект специфических Т-супрессоров, нарушение регулирую­щей функции тиреотропного гормона. Ни одна из гипотез не является окончательно подтвержденной. Не исключено, что все три механизма участвуют в возникновении и форми­ровании аутоиммунного специфического процесса, клинически проявляясь различными стадиями и формами заболевания.

Для подтверждения диагноза, дифференциальной диа­гностики между АИТ и диффузным токсическим зобом, учитывая доминирующую роль иммунологических расстройств в течении АИТ, непосредственное участие антигенов гисто­совместимости в нарушениях иммунного гомеостаза, актуаль­ным представляется углубленное изучение HLA-системы. У больных АИТ чаще встречаются фенотип В13, В35 и гаплотип А2-В13; HLA В16 является протектором в отно­шении АИТ [6].

Вероятно, экспрессия антигена HLA DR на тиреоцитах допускает передачу Т-хелперам аутоантигенов, индуцирую­щих В-лимфоциты к продукции аутоантител [13]. Известно, что у-интерферон является индуктором экспрессии антигена HLA DR на тиреоцитах. На основании этого сделано пред­положение, что любая вирусная инфекция, сопровождаю­щаяся выбросом у-интерферона, может провоцировать «эндокринный аутоиммунитет». С другой стороны, ряд авто­ров считают, что экспрессия антигена HLA-DR на тиреоци­тах есть вторичная реакция в процессе передачи тиреоид­ного антигена уже сенсибилизированным к тиреоидному антигену лимфоцитам, что способствует процессу стиму­ляции и активации Т-лимфоцитов [22]. Наибольший интерес исследователей вызывает гипотеза, объясняющая форми­рование аутоиммунного процесса наличием дефекта в имму­нологическом надзоре, в частности, нарушением функции Т-супреесоров, причем патогенетическое значение имеет снижение уровня Т-супрессоров в ткани щитовидной желе­зы [33].

  1. Kidd и соавт. [24], R. Volpe [34], J. Hamburger [20] полагают, что при генетически обусловленном дефиците иммунного ответа спонтанно либо под влиянием биологиче­ских (инфекция, интоксикация, медикаменты и т. д.) или психологических стрессов уменьшается активность Т-супрес­соров, что позволяет «запретным клонам» лимфоцитов выживать.

Специальные исследования последних лет «...акценти­ровали внимание на вилочковой железе как на эндокринном органе, от функции которого зависит иммунная толерант­ность, они также показали, что аутоиммунные заболевания по существу представляют первичные нарушения в иммуно- регуляторной системе» [1].

Существует точка зрения, согласно которой аутоиммун­ное поражение тимуса является основой всех аутоиммунных процессов гуморального типа [9]. Практически при всех за­болеваниях с аутоиммунным компонентом в тимусе обнару­живаются проявления аутоиммунного тимита с инфильтра­цией периваскулярных пространств, накоплением В-лимфо- цитов и зародышевых центров, отложением иммунных комплексов, поражением эпителия и лимфоцитов. В этом определенную роль, вероятно, играет универсальное пред­ставительство в нем тканевых антигенов, как полагают, связанное с индукцией аутотолерантности. Возможна такая последовательность событий: аутоиммунное поражение ти­муса влечет за собой снижение продуцирования гормонов тимуса и ослабление активности наиболее чувствительных к их дефициту клеток Т-супрессоров; ослабление супрессии способствует дальнейшей генерализации аутоиммунного про­цесса.

Снижение активности Т-супрессоров обусловливает ин­дукцию антителообразования В-лимфоцитами, что подтверж­дается обнаружением у пациентов антител к тиреоглобули- НУ (ТГ) [2] и микросомальному антигену (МАГ). У 90 % пациентов с АИТ выявлены циркулирующие антитела к МАГ [27]; по мнению авторов, антитела к МАГ имеют боль­шее патогенетическое значение, чем антитела к ТГ. Появле­ние аутоантител свидетельствует о развитии органоспеци­фической аутоагрессии, поскольку установлено, что антите­ла к МАГ связывают комплемент (в отличие от антител к ТГ), а значит, непосредственно участвуют в комплемент- зависимой цитотоксичности [12, 21, 22, 29]. Авторы указан­ных работ выявили корреляционную зависимость цитоток­сического эффекта от титра антител к МАГ.

Помимо антителозависимой цитотоксичности в пора­жении тиреоцитов участвуют периферические К-лимфоци- ты [10]. Авторы находят увеличение количества К-клеток при тиреоидной деструкции у больных АИТ. По данным R. Amino [II]. процент и абсолютное количество К-клеток коррелировали с величиной сывороточного тиреоидного гор­мона. Роль К-клеток в развитии АИТ окончательно не ясна, что требует дальнейших иммунологических исследований.

Сведения о роли и функциональной активности есте­ственных киллеров (ЕК) при АИТ противоречивы. Исполь­зование моноклональных антител к мембранному рецептору EK (CD16) позволяет типировать эти клетки. Одни авторы указывают на значительное повышение активности ЕК [6], другие не отмечают изменений функций ЕК при АИТ [28]. R. Amino и соавт. регистрировали увеличение количества Leu+7+клеток (ЕК) во время обострения АИТ. При болез­ни Грейвса, также относящейся к органоспецифическим аутоиммунным заболеваниям, по данным большинства авторов, количество ЕК значительно снижается, что позво­ляет использовать данный тест с дифференциально-диагно­стической целью.

У пациентов с АИТ выявлены различные типы наруше­ний иммунного гомеостаза, что, вероятнее всего, зависит от стадии болезни. В прогрессировании заболевания важное значение имеют лимфокины, лимфотоксины. При АИТ обна­ружены значительные количества лимфотоксинов TNF-0 или свободного медиатора ЕК цитотоксичности [19]. у-Ин- терферон, интерлейкин-2 и др. играют важную роль в раз­витии АИТ [25, 32, 37]. В доступной литературе мы не нашли сообщений, касающихся определения этих факто­ров при АИТ. Судить об их роли можно лишь косвенно. Так, у ряда больных на фоне лечения у-интерфероном и интерлейкином регистрировалось обострение имеющегося в анамнезе АИТ [14, 17].

Таким образом, повреждающее действие на тиреоидные клетки может оказывать комплекс факторов: антигенспеци- фическая цитотоксичность Т-лимфоцитов в комбинации с антигеном HLA-DR, CD8- и С016-позитивные клетки, аутоантитела, особенно к МАГ.

Представляют интерес работы, касающиеся изучения роли антител к рецептору ТТГ, выявленных у 20 % боль­ных АИТ [30, 31]. Многие исследователи демонстрируют гетерогенность антител к рецептору ТТГ и этим объясняют незначительную корреляцию между стимулирующей актив­ностью и титром антител к рецептору ТТГ [36]. Было сообще­но, например, о больных с низким титром антител к рецеп­тору ТТГ в крови, но с высокой стимулирующей активностью антител или с высокой связывающей активностью антител к рецептору ТТГ, но с низкой биологической активностью [35]. Исследования, проведенные на кафедре эндокриноло­гии Университета Catarzaro, выявили у 30 % обследованных больных АИТ, ингибирование связывания ТТГ со своим рецептором, в то время как результаты определения у всех обследованных больных неаутоиммунным заболеванием щи­товидной железы и у всех испытуемых контрольной группы были отрицательны [18]. Блокирующий и стимулирующий типы антител реактогенны в отношении рецептора ТТГ или его антигена, что может индуцировать развитие гипо- или гипертиреоза. Механизмы, лежащие в основе этих проти­воположных эффектов, до конца не выявлены. Существует предположение, что тиреостимулирующие антитела (ТСАаЬ) связывают эпитопную область ганглиозного компонента, тогда как блокирующие антитела (ТСАВаЬ) связывают его гликопротеиновый компонент [16]. В. Smith и соавт. [30] сообщают, что различия в функции антител к рецептору ТТГ связаны с различиями в аффинности или специфичности антител к области ТТГ. In vitro установлена конверсия блокирующих антител в стимулирующие, причем антиидиоти- пические антитела могут провоцировать этот процесс [11]. Для объяснения тонких механизмов развития патологии щитовидной железы наиболее перспективными представ­ляются исследования в системе сигнал — рецептор — мем­брана.

Таким образом, можно выделить следующие возможные механизмы формирования АИТ: «случайная мутация» ти- реоцита активирует «запрещенный клон» органоспецифиче­ских Т-лимфоцитов с одновременным формированием орга­носпецифического иммунного ответа на измененный ти- реоцит, переданный Т-хелперами В-клеткам; дополнительно активируются другие популяции киллеров (ЕК и К), уча­ствующие в агрессии по отношению к тиреоцитам. Происхо­дящие в щитовидной железе и в различных системах орга­низма изменения могут быть тестированы in vitro, что огра­ничивается лишь уровнем технических возможностей иссле­дователей.

Список литературы

1. Кемилева Э. Вилочковая железа: Пер. с болг.— М, 1984.

2. Крюкова И. В., Базарова Э. Н., Бирюкова М. ГЕ. Канд- рор В. И. II Пробл. эндокринол;— 1989.—Т. 35, № 4.— С. 19—22.

3. Левит И. Д. Клинико-патогенетические особенности аутоиммунного тиреоидита в эндемичной по зобу местности: Дис. ... д-ра мед. наук.— М., 1983.

4. Левит И. Д. Аутоиммунный тиреоидит.— Челябинск,1991.

5. Литвинов В. И. II Сборник науч, трудов.— Ростов н/д., 1988.—С. 10—12.

6. Расовский Б. Л. Сравнительная иммуногенетическая характеристика больных диффузным токсическим зобом и аутоиммунным тиреоидитом и ее клинико-патогенетическое значение: Автореф. дис. ... канд. мед. наук.— Л., 1991.

7. Романюк Н. И. Клиника, диагностика, хирургическое лечение тиреоидита Хашимото и его исходы: Автореф. дис. ... канд. мед. наук.— Киев, 1979.

8. Ромашкан Н. В. // Вопросы эндокринологии и обмена веществ.— Киев, 1970.— Вып. 2,— С. 104—107.

9. Ярилин А. А. Структура тимуса и дифференцировка Т-лимфоцитов.— Киев, 1991.

10. Amino N., Mori Н., Ivanati J. et al. // J. clin. Endocr.— 1982.— Vol. 54,— P. 587—592.

11. Amino N., Watanabe J., Tamaki H. et al. // Clin. Endocr.— 1987.—Vol. 27,— P. 615—624.

12. Bogner U., Schleusener H., Wall J. R. // J. clin. Endocr.— 1984,— Vol. 59.— P. 734—738.

13. Bottazzo G. F., Doniach D. // Ann. Rev. Med.— 1986.— Vol. 37,— P. 353—359.

14. Burman Pia., Totterman T. H., Oberg R. et al. // J. clin. Endocr.— 1986.— Vol. 63.—P. 1086—1090.

15. Chine B., Fells P., Edwards О. M., Weetman A. P. // Lancet.— 1992,— Vol. 335,— P. 1261 — 1263.

16. Erley R. A., Kohn L. D., Ekins R. P. et al. // Ibid.— 1984.— Vol. 58.— P. 909—914.

17. Fentiman J. S., Thomas B. S.. Balkwill F. R. et al. // Lancet.— 1985,-Vol. 1 —P. 1166.

18. Filetty S., Foti D., Rapoport B. // J. clin. Endocr.— 1991,—Vol. 72,—P. 1096—1101.

19. Gray P. W., Aggarwal В. B., Benton L. V. et al. // Nature.— 1984,— Vol. 312.— P. 721—724.

20. Hamburger J. // C. R. Acad. Sci. (Paris).— Ser. 1—3.— 1982,— Vol. 295, Suppl. 17,— P. 27—34.

21. Hiromatsu J., Fucazaswa H., Wall J. R. // Endocr. Metab. Clin. N. Amer.— 1987,—Vol. 16,—P. 269—286.

22. Iwanati J.. Amino N., Mori H. et al. // J. immunol. Meth.— 1982.— Vol. 48 — P. 241—250.

23. Iwanati J., Gerstein H. C., Jitaka M. et al. // Metabolism.— 1986,— Vol. 63,— P. 695—708.

24. Kidd A., Okita H., Row- V. V., Volpe R. // Ibid.— 1980.— Vol. 29, N L— P. 80—99.

25. Nagayama J., lzumi M., Ashizawa R. et al. // J. clin. Endocr.— 1987,— Vol. 64,— P. 949—953.

26. Podleski W. K., Zawada W. // Arch. Immunol. Ther. exp. (Warsz.).— 1970,—Vol. 18,- P. 237—245.

27. Portmann L., Fitch F. W., Havran W. et al. //J. clin. Invest.— 1988,—Vol. 81,—P. 1217—1224.

28. Sack J., Baker J. R., Weetman A. P. et al. // J. clin. Endocr.— 1986,—Vol. 63,—P. 1052—1064.

29. Schleusener H., Bogner U. // Autoimmunity and the Thyroid.— Orlando, Florida, 1985.— P. 95—107.

30. Smith B. R., Richards C. R., Jones E. D. et al. // J. endocr. Invest.— 1984,—Vol. 8,—P. 175—182.

31. Tacasu N.. Jamada T., Katakura M. et al. // J. clin. Endocr.— 1987.— Vol. 64,— P. 239—245.

32. Tavesne J., Rayner D. C., Van der Meide P. H. et al. // Europ. J. Immunol.— 1988.— Vol. 17.— P. 1855—1858.

33. Van Ouwerkerk В. M., Krenning E. P., Docter R. et al. // Clin. Endocr.— 1987,— Vol. 26, N 4,— P. 385—394.

34. Volpe R. II Ann. Endocr (Paris).— 1981.— Vol. 42, N 3.— P. 169—194.

35. Volpe R. 11 New Engl. J. Med.— 1987,—Vol. 316, N 1,— P. 44—46.

36. Worthington J., Byfield P. G. H., Himsworth R. L. // Clin. Endocr.— 1991.—Vol. 34,—P. 147—154.

37. Zakarija M., Hornicer F. J., Zevis S. et al. // Molec.cell. Endocr.— 1988.—Vol. 58.— P. 129—136.


Об авторах

А П Калинин

МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского; Кыргызский медицинский институт


Россия


Е Е Потемкина

МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского; Кыргызский медицинский институт


Россия


Н В Пешева

МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского; Кыргызский медицинский институт


Россия


Д С Рафибеков

МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского; Кыргызский медицинский институт


Россия


Рецензия

Для цитирования:


Калинин А.П., Потемкина Е.Е., Пешева Н.В., Рафибеков Д.С. Иммунологические аспекты аутоиммунного тиреоидита. Проблемы Эндокринологии. 1994;40(1):56-58. https://doi.org/10.14341/probl11341

For citation:


Kalinin A.P., Potemkina Y.Y., Pesheva N.V., Rafibekov D.S. Immunologic aspects of autoimmune thyroiditis. Problems of Endocrinology. 1994;40(1):56-58. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11341

Просмотров: 784


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)