Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Проблемы диагностики инциденталом надпочечников

https://doi.org/10.14341/probl11432

Полный текст:

Аннотация

В статье проанализированы 123 истории болезни пациентов с первоначальным диагнозом "инциденталома надпочечника", находившихся в течение последних 5 лет в ЭНЦ РАМН, из них 87 было прооперировано в хирургическом отделении центра. Под динамическим наблюдением находилось 36 пациентов с клинически подтвержденным диагнозом гормонально-неактивной опухоли надпочечника без признаков злокачественного роста. Всем пациентам проводили комплексное клинико-инструментальное обследование (УЗИ, МРТ, КТ, гормональные исследования). Проведено сравнение результатов комплексного клинического обследования с данными морфологических изменений в удаленных надпочечниках. Морфологическое определение гормональной активности опухолей надпочечников проводили с использованием гистохимических методов. В результате проведенного исследования истинные гормонально-неактивные опухоли были выявлены лишь в 12 случаях. Авторы делают заключение о неравнозначности понятий "инциденталома надпочечника" и "истинная гормонально-неактивная опухоль" и о необходимости комплексного клинико-морфобиохимического анализа при опухолях надпочечников для постановки окончательного нозологического диагноза.

Для цитирования:


Кузнецов Н.С., Бельченко Л.В., Юшков П.В., Мановицкая А.В., Опаленов К.В., Мамаева В.Г. Проблемы диагностики инциденталом надпочечников. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(1):26-31. https://doi.org/10.14341/probl11432

For citation:


Kuznetsov N.S., Belchenko L.V., Yushkov P.V., Manovitskaya A.V., Opalenov К.V., Mamayeva V.G. Problems in the diagnosis of the adrenals with incidental. Problems of Endocrinology. 2003;49(1):26-31. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11432

В последнее время в клиническую практику внедрены и стали общедоступными различные ин­струментальные методы топической диагностики (УЗИ, МРТ, КТ, селективная ангиография и др.). Результатом этого явилось огромное количество публикаций о случайном выявлении опухолей над­почечников при обследовании, не связанном с па­тологией надпочечников. Частота обнаружения гормонально-неактивных опухолей надпочечников при абдоминальном КТ-исследовании составила, по данным разных авторов, от 0,6 до 1,3% (А. И. Негай и соавт., 1984). При изучении аутопсийного материала новообразования надпочечников встре­чаются в 1,4-8,7% случаев [2, 8, И, 15].

По данным большинства авторов, "инцидента- лома надпочечника" (incidentally discovered adrenal mass) - это собирательное понятие, включающее в себя случайно обнаруженные образования надпо­чечников, выявленные при обследованиях, не на­правленных на обнаружение опухоли надпочеч­ника.

Единого представления об этиологии, клиниче­ских проявлениях, тактике ведения и лечения та­ких пациентов в настоящее время не существует. В 1993 г. М. Gross и В. Shapiro предложили класси­фикацию инциденталом надпочечников [10].

  1. Образования, исходящие из коры надпочечника'. аденома, узелковая гиперплазия, карцинома.
  2. Образования, исходящие из мозгового вещества надпочечника', гормонально-неактивная феохромо­цитома, ганглионеврома, ганглионевробластома.
  3. Другие поражения надпочечников', миелолипо- ма, нейрофиброма, гамартома, тератома, ксанто­матоз, амилоидоз, киста, гематома, гранулема, ли­пома, шваннома, лейомиома, лейомиосаркома, ан­гиосаркома, гемангиома.
  4. Метастазы', рака молочной железы, легких, меланобластомы и др.
  5. Псевдонадпочечниковые поражения', исходящие из почек, поджелудочной железы, селезенки, сосу­дов и др.

Наиболее часто встречаются доброкачественные новообразования надпочечников, среди которых преобладают аденомы (36-94%). Злокачественные опухоли надпочечников встречаются значительно реже: ежегодно диагностируется 0,5-2 случая на 1 млн населения, до 25% - это карциномы, харак­теризующиеся высокой летальностью (до 60%) [1].

В последние годы в зарубежной литературе поя­вились данные о связи аденом надпочечников с ожирением и сахарным диабетом [12, 13].

Материалы и методы

Нами проанализированы 123 истории болезни пациентов с первоначальным диагнозом "инциден- талома надпочечника", наблюдавшихся в ЭНЦ РАМН за последние 5 лет, из них 87 было проопе­рировано в хирургическом отделении центра. Все удаленные образования надпочечников подвергали морфологическому исследованию с окраской гема­токсилином и эозином. Определение гормональ­ной активности опухолей надпочечников проводи­ли на криостатных средах с использованием окра­ски Суданом III и с помощью гистохимических ме­тодов - фенилгидразиновой реакции и реакции по Канолкару, определяли содержание кортикосте­роидов [3, 4, 6]. При окраске Суданом III косвен­ным признаком высокой синтетической активно­сти в клетках аденомы является наличие мелких (вплоть до точечных) капелек оранжево-желтого цвета. Фенилгидразиновая реакция выявляет все кортикостероиды (желтое окрашивание). При ре­акции по методу Канолкара по характерному крас­ному окрашиванию клеток можно обнаружить на­личие в них глюко- и минералокортикоидов. Ак­тивность гидроксистероиддегидрогеназы выявляли тетразолиевым методом по Lojda [5].

Средний возраст оперированных больных состав­лял 50,5 ± 9,4 года (от 18 до 68 лет), размеры удален­ных образований надпочечника - 4,96 ± 1,6 см (диа­метр от 0,7 до 15 см).

Всем пациентам выполняли комплексное кли­ническое, биохимическое и инструментальное об­следование (УЗИ, МРТ, КТ, гормональные иссле­дования). УЗИ проводили на аппаратах "Image point" фирмы "Hewlett Packard" и "Sonos-4500" с конвексными датчиками частотой 3,5 МГц, КТ - на томографе "Tomoscan SR 7000" фирмы "Philips", ширина шага сканирования составила 5 мм. Иссле­довали все забрюшинное пространство, вплоть до бифуркации аорты. МРТ проводили на томографе "Siemens Magnetom" с напряженностью поля 0,2 Тл. При определении уровня кортизола и альдосте­рона в сыворотке крови использовали радиоимму- нологический метод. При исследовании содержа­ния катехоламинов в плазме крови применяли ме­тод высокоэффективной жидкостной хроматогра­фии; активность ренина плазмы определяли радио- иммунологическим методом с помощью стандарт­ных наборов REN-CT2 фирмы "CIS BIO Interna­tional".

Под динамическим наблюдением находилось 36 пациентов с клинически подтвержденным диагно­зом гормонально-неактивной опухоли надпочеч­ника без признаков злокачественного роста. Сред­ний возраст пациентов составил 57,6 ± 11,91 года (от 16 до 74 лет), размеры выявленных опухолей у данных больных - 2,7 ± 0,8 см (диаметр от 0,3 до см). Трое больных с опухолями более 3 см от операции отказались, 1 пациентке 68 лет операцию не выполняли в связи с тяжелыми сопутствующи­ми заболеваниями. Всем пациентам проводили ди­намическое УЗИ забрюшинного пространства че­рез 6 мес, 1 год и 1,5 года, КТ - 1 раз в год, гор­мональное исследование - 1 раз в 6 мес.

Результаты и их обсуждение

При анализе 123 историй болезни установлено, что распространенность инциденталом надпочеч­ников нарастает к 40-50 годам, достигая пика в группе больных 60-70 лет с выраженным преобла­данием женщин в каждой группе. Среди 123 обсле­дованных было 32 мужчины и 91 женщина (рис. 1).

Анализ 123 историй болезни показал, что у 81 (66%) больного инциденталома надпочечника была выявлена случайно при УЗИ брюшной полости или КТ, у 20 (16%) - в результате поиска причины ар­териальной гипертензии, у 22 (18%) - при жалобах на боли в поясничной области, слабость, немоти­вированное повышение температуры и снижение массы тела, при этом не ставилась задача выявле­ния опухолей надпочечников (рис. 2).

При поступлении в клинику жалобы предъявля­ли 103 пациента, из них на кризовое течение арте­риальной гипертензии с повышением АД более 220/150 мм рт. ст. - 37 человек, на стабильную ар­териальную гипертензию (АД в пределах 160-220/ 90-140 мм рт. ст.) - 48 пациентов. Причиной ар­териальной гипертензии в 37 наблюдениях явля­лись разнообразные заболевания почек и пороки их развития. У 21 больного при поступлении диаг­ностирована гипертоническая болезнь II-III ста­дии в сочетании с ИБС.

Изучение клинической картины у пациентов с инциденталомами надпочечников выявило сле­дующие сопутствующие заболевания: желчно-ка­менную болезнь, хронический холецистит (26 на­блюдений), хронический панкреатит (И), язвен­ную болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (7), хронический гастрит и колит (16), варикозное расширение вен (7), СД типа 2 (9); у 1 больного вы-

Рис. 1. Распространенность образований надпочечников в за­висимости от возраста и пола (123 истории болезни).

По оси ординат - число больных; по оси абсцисс - возраст больных (в годах), а - мужчины; б - женщины.

Рис. 2. Частота выявленных образований надпочечников при различных диагностических исследованиях.

По оси ординат - число больных. / - образование обнаружено случайно при УЗИ или КТ брюшной полости; 2- в результате поиска причины артериальной гипер­тензии; 3 - при наличии жалоб на боли в поясничной области, слабость, немоти­вированное повышение температуры, снижение массы тела.

явлено нарушение толерантности к глюкозе, у 25 - различные заболевания щитовидной железы (в том числе хронический аутоиммунный тиреоидит, эу­тиреоидный, токсический, многоузловой и диф­фузный зоб, аденокарцинома щитовидной железы) (рис. 3).

Анализ морфологических данных 87 опериро­ванных больных позволил выделить 5 групп ново­образований надпочечников: эпителиальные и не­эпителиальные опухоли надпочечников, неопухо­левые процессы, псевдонадпочечниковые пораже­ния, метастазы. Из них наибольший процент со­ставляют эпителиальные опухоли надпочечников (69%) (табл. 1).

У 36 из 87 прооперированных пациентов диаг­ностирована аденома: светлоклеточная - у 28, сме­шанноклеточная - у 7, липоаденома - у 1. При морфобиохимическом исследовании только в 3 случаях аденом коры надпочечника не обнаружено гистохимических признаков их гормональной ак­тивности, в остальных 33 случаях признаки гормо­нальной активности определялись. При этом в 4 наблюдениях в опухоли и окружающей ткани коры надпочечника выявлены выраженные вторичные изменения - кровоизлияния, некроз, атрофия. В

У

Рис. 3. Сопутствующие заболевания у 123 пациентов с инци­денталомами надпочечников.

/ - желчно-каменная болезнь, хронический холецистит (п = 26); 2 - различные заболевания щитовидной железы (п = 25); 3 - хронический панкреатит (л = 11); 4 - язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (л = 7); 5 - хрониче­ские гастрит и колит (л = 16); 6 - варикозное расширение вен (л = 7); 7 - сахар­ный диабет типа 2 (л = 10).

Таблица I

Новообразования надпочечников

Морфология инциденталом

надпочечников

Абс.

%

Эпителиальные Злокачест-

Адренокортикаль­

опухоли и опухо- венные

ный рак

9

леподобные про- Доброкаче-

Гиперпластиче­

цессы надпочеч- ственные

ские процессы

11

ников

69

Аденомы

36

Другие аденомы

(альдостеромы)

3

Неэпителиаль- Злокачест-

Феохромобластома

1

ные опухоли над- венные

Лейомиосаркома

1

почечников

Нейробластома

1

Доброкаче-

Феохромоцитома

1

ственные

Плазмоцитома

1

14

Фибролимфангио-

ма

1

Лейомиофиброма

1

Нейрофибромы

2

Шваннома

I

Ганглионеврома

2

Неопухолевые

Истинные кисты

8

процессы

Гематомы

3

14

Фокус гетеротопи­

ческого кроветво­

рения, представ­

ленный костным

мозгом

1

Псевдонадпочеч-

Киста хвоста под­

никовые пораже­

желудочной желе­

ния

зы

1 1

Метастазы

Метастаз рака аде­

нокарциномы из

желудочно-кишеч­

ного тракта

1

Гипернефрома

правой почки с ме­

тастатическим по­

ражением надпо­

чечника

1

2

32 из 36 случаев аденом коры надпочечника вто­ричных изменений в ткани опухоли не обнаруже­но. Отсутствие клинических симптомов гиперкор- тицизма у данных пациентов можно связать с вы­раженными вторичными изменениями в самих опухолях коры надпочечников; с гипофункцией контралатерального надпочечника; с нарушением процессов на уровне секреции, транспорта гормо­нов, их взаимодействия с рецепторами клеток-ми­шеней и пострецепторных взаимодействий [14, 16].

При УЗИ аденомы коры надпочечников опре­делялись как образования округлой формы с ров­ными, четкими контурами, пониженной эхогенно­сти, как правило, гомогенной структуры, без каль- цинатов.

У 11 пациентов гиперпластические процессы представлены диффузно-узелковой или узловой гиперплазией. Во всех 11 наблюдениях отмечались гистохимические признаки функциональной ак­тивности клеток. Вероятно, причины отсутствия симптомов гиперкортицизма те же, что при адено­мах коры надпочечника [9, 14, 16]. У 3 пациентов: 2 мужчин (42 и 45 лет) и 1 женщины (34 лет) вы­явлены альдостеромы; при анализе клинической картины у 2 из них наблюдалась стойкая артери­альная гипертензия (АД 160-180/100-120 мм рт. ст. с эпизодами подъемов до 260/160 мм рт. ст.). Гормональное исследование крови (альдостерон) у 2 больных изменений не выявило. У третьего па­циента обнаружен повышенный уровень альдосте­рона - 985 пмоль/л (норма 97-830 пмоль/л) при повторном исследовании крови. Этому пациенту провели селективную флебографию и обнаружили повышенное содержание альдостерона в крови, по­лученной от пораженного надпочечника (уровень альдостерона 281 пг/л при норме 30-150 пг/л). У другого больного на фоне нормального уровня аль­достерона обнаружен повышенный уровень корти­зола - 1052 нмоль/л (норма 150-650 нмоль/л), что гистологически подтвердилось фокальной гипер­плазией элементов пучковой зоны. Средний диа­метр данных образований составлял 1,35 ± 0,23 см.

Адренокортикальный рак обнаружен у 9 паци­ентов, что составляет 7,3% всех обследованных по поводу образований в надпочечниках. Средний диаметр образований составил 6,0 ± 1,0 см.

Трое больных не предъявляли жалоб, образова­ния были обнаружены случайно при диспансери­зации. Остальные пациенты жаловались на сла­бость, боли в спине или в животе, потерю в массе. Четверо пациентов жаловались на повышение АД от 160 до 220/100-110 мм рт. ст. (табл. 2). В одном случае низкодифференцированный адренокорти­кальный рак был обнаружен вокруг капсулы эхи­нококка, диаметр образования составил 4,4 см. Во всех случаях адренокортикального рака гормональ­ной активности не обнаружено, чаще встречались симптомы раковой интоксикации. Не выявлено и гистохимических признаков гормональной актив­ности клеток опухоли при морфобиохимическом исследовании во всех 9 случаях адренокортикаль­ного рака. В 6 наблюдениях обнаружены выражен­ные изменения в ткани опухолей (некроз, крово­излияния) или в окружающей опухоль ткани коры (атрофия). В остальных случаях при раке коры над­почечника отмечался выраженный клеточный ати- пизм опухоли, свидетельствующий о низкой степе­ни дифференцировки опухолевых клеток, в резуль­тате чего, вероятно, были утрачены свойства гор­мональной активности.

Вторая группа - неэпителиальные опухоли над­почечников - представлена злокачественными опухолями - феохромобластомой, лейомиосарко­мой, нейробластомой; доброкачественными обра­зованиями: феохромоцитомой, плазмоцитомой, фибролимфангиомой, лейомиофибромой, нейро­фибромой, шванномой, ганглионевромой. В этой группе заболеваний постановка диагноза представ-

ляет наибольшие трудности.

Жалобы больных адренокортикальным раком

Таблица 2

Жалобы

Число больных

Боль в спине, слабость, потеря в массе тела

6

Повышение АД от 160 до 220/100-110 мм рт. ст.

4

Жалоб не предъявляли

3

Постоянный субфебрилитет

2

В группе злокачественных образований симпто­мы раковой интоксикации отмечены только у 1 па­циентки из 9 наблюдавшихся. Больная 45 лет с ди­агнозом лейомиосаркомы левого надпочечника жаловалась на слабость, потерю в массе; данные жалобы были вторичны. Основная жалоба - это повышение АД до 220/110 мм рт. ст., по поводу че­го и был предпринят диагностический поиск. Ухуд­шение состояния отмечала в течение последних 2 лет. На КТ в проекции левого надпочечника буг­ристое образование размером 8,0 х 6,0 х 7,0 см неоднородной структуры, тесно прилежащее к се­лезенке и верхнему полюсу левой почки. Также об­наружены отдаленные метастазы в легких, печени, лимфатических узлах подключичной жировой клетчатки, поясничной, затылочной, подбородоч­ной областях. Больная с феохромобластомой жало­валась на повышение АД до 170/100 мм рт. ст. с кризами до 240/140 мм рт. ст. в течение 5 лет. На МРТ - образование округлой формы диаметром

  • см, с повышенным, относительно неоднород­ным MPT-сигналом. Пациенте нейробластомой 27 лет жаловался на слабость и в течение 2 лет отмечал повышение АД до 200/120 мм рт. ст. При случай­ном обследовании была выявлена опухоль диамет­ром 10 см с неровной, бугристой поверхностью. Опухоль состояла из нескольких узлов от 2 до 6 см. Через 2 года после операции у больного обнаруже­ны множественные метастазы нейробластомы в ребра и позвоночник, артериальная гипертензия кризового течения сохранилась.

Пациентку с фибролимфангиомой правого за­брюшинного пространства в течение 5 лет беспо­коили боли в правом боку. Кроме того, она стра­дала разнообразными сопутствующими хрониче­скими заболеваниями: гастритом, холециститом, почечнокаменной болезнью, пиелонефритом. На КТ забрюшинного пространства фибролимфан- гиома имела вид кисты с низкоплотностным содер­жимым и массивным скорлупообразным обызвест­влением стенок.

Больная 68 лет с плазмоцитомой, помимо жалоб на повышение АД до 220/110 мм рт. ст., отмечала немотивированный подъем температуры до 39°С в течение 3 дней. В течение 1 года данное образова­ние по данным УЗИ увеличилось в 2 раза: с 2,3 х 2,4 до 4,6 х 3,8 х 4,8 см.

Повышение температуры до 39°С в течение 3 дней с частотой 1 раз в 2 мес на фоне болей в пра­вом боку и спине отмечала больная с кистозной шванномой. На УЗИ данное образование имело смешанную структуру с обширными жидкостными зонами и плотным компонентом, диаметром 10,6 см. Две пациентки с нейрофибромами, 54 лет и 31 года, предъявляли жалобы на слабость, боли в спи­не. У первой больной обнаружена нейрофиброма забрюшинного пространства в области левого над­почечника размером 8,2 х 7,3 см. При КТ-иссле­довании выявлено, что это образование неправиль­но-овальной формы с неровными контурами, чет­кими границами, негомогенное, неоднородной структуры плотностью + 15-44 ед. Н. У второй па­циентки выявлена нейрофиброма левого надпочеч­ника размером 4,4 х 3,0 см. При КТ-исследовании она визуализировалась в виде округлого жидкост­ного образования с четкими, ровными контурами.

Пациент с забрюшинной внеорганной лейомио­фибромой предъявлял жалобы только на высокое АД с кризами до 270/160 мм рт. ст., которые сопро­вождались жаром, сильной головной болью. При гормональном исследовании крови: альдостерон в норме, активность ренина снижена - 0,31 нг/мл/ч (норма 1,5-5,7 нг/мл/ч). При УЗИ выявлено обра­зование неправильной формы размером 6,6 х 5,8 х 3,2 см с нечеткими контурами, пони­женной эхогенности.

Ганглионевромы диаметром 5,5 и 9 см были слу­чайно обнаружены у 2 больных в возрасте 18 лет - мужчины и женщины. Оба пациента предъявляли жалобы на слабость, повышение АД до 140/90 мм рт. ст. Ганглионевромы определялись как образо­вания округлой формы, инкапсулированные. От­метим, что внеорганная ганглионеврома в области правого надпочечника (диаметром 9 см) смещала правую почку и имела тенденцию к быстрому росту за 3 мес. Среди 87 больных, оперированных по по­воду инциденталом надпочечников, неэпителиаль­ные опухоли выявлены у 13,8%.

Третья группа выявленных инциденталом пред­ставляет собой образования неопухолевого генеза: истинные кисты, гематомы, фокус гетеротопиче­ского кроветворения, представленный костным мозгом.

Кисты обнаружены у 6 женщин и 2 мужчин в возрасте от 44 до 62 лет. Двое больных не предъяв­ляли жалоб, 6 пациентов жаловались на повыше­ние АД с максимальными цифрами от 180/100 до 260/110 мм рт. ст. У 2 пациентов имелось указание на травму поясницы в прошлом. Макроскопически кисты надпочечников представляли собой округ­лые образования с толстой фиброзированной или кальцинированной капсулой, с жидким прозрач­ным содержимым.

Происхождение кист коры надпочечников большинство авторов рассматривают как исход очагов некроза и кровоизлияний или как пороки развития надпочечников [7, 10].

Гематомы левого надпочечника были обнаруже­ны у 2 женщин 65 и 58 лет случайно. На КТ брюш­ной полости они определялись как образования неправильно-округлой формы с бугристыми не­ровными контурами, неоднородной структуры, диаметром 8 см, с кистозными полостями в одном случае и кальцинатами в другом. У 1 мужчины 53 лет апоплексия правого надпочечника диаметром 1 см обнаружена в результате диагностического по­иска причины артериальной гипертензии. На КТ визуализировалась как мягкотканное образование округлой формы, с четкими ровными контурами, однородной структуры. Все 3 пациента жаловались на повышенное АД с максимальными цифрами от 180/100 до 300/190 мм рт. ст.

Фокус гетеротопического кроветворения, пред­ставленный костным мозгом, диаметром 4 см в удаленном надпочечнике обнаружен у мужчины 34 лет, не предъявлявшего жалоб. На КТ брюшной полости данный фокус имел вид образования ок­руглой формы, жировой и жидкостной плотности с участками обызвествления, плотностью до 60 ед. Н.

Четвертая и пятая группы надпочечниковых по­ражений редко встречаются в клинической прак­тике.

Наиболее часто в надпочечники метастазируют злокачественная меланобластома, рак молочной железы, почек, легких. Надпочечники занимают третье место по частоте метастазирования гемато­генным путем после печени и почек [8, 19].

Оба больных 56 лет с метастатическим пораже­нием надпочечников предъявляли жалобы на сла­бость, боли в поясничной области и животе. У больного с аденокарциномой из желудочно-ки­шечного тракта диаметр метастаза надпочечника составлял 6,6 см, у больного с гипернефромой пра­вой почки - 7 см.

Псевдонадпочечниковые поражения в клиниче­ской практике встречались в 10% наблюдений, наиболее часто с левосторонней локализацией, что, может быть, обусловлено следующими причи­нами: диафрагмальной грыжей, расширенной ниж­ней полой веной, увеличенными лимфатическими узлами, сальником, поджелудочной железой, за­брюшинной опухолью, гематомой, кистой, доба­вочной селезенкой, дивертикулом желудка и две­надцатиперстной кишки [10, 13, 17, 18].

В нашем исследовании у больного 37 лет с хро­ническим панкреатитом в анамнезе, оперирован­ного по поводу опухоли левого надпочечника диа­метром 12 см, на операции обнаружена псевдокис­та хвоста поджелудочной железы.

Таким образом, анализ историй болезней 123 пациентов с первоначальным диагнозом "инциден- талома надпочечника" показал, что частота встре­чаемости инциденталом надпочечников нарастает к 40-50 годам, достигая пика в группе больных 60-70 лет, с выраженным преобладанием женщин в каждой группе. Во всех случаях опухолей надпо­чечников, даже при наличии артериальной гипер­тензии, по клинико-лабораторным и гистохимиче­ским данным гормональная активность клеток но­вообразований отсутствовала.

Выводы

  1. Диагноз "инциденталома надпочечника" яв­ляется предварительным диагнозом для всех выяв­ленных образований надпочечников, протекающих без характерной для гормонально-активных опухо­лей клинической картины.
  2. Больным, находящимся под динамическим наблюдением, с подтвержденным комплексным клинико-инструментальным исследованием отсут­ствием гормональной активности возможно поста­вить предварительный диагноз "гормонально-не­активное образование надпочечника".
  3. Окончательный клинический диагноз можно поставить только после морфобиохимического ис­следования, которое позволяет выявить гистохи­мические признаки продукции гормонов в клетках опухоли. Истинными гормонально-неактивными опухолями надпочечников следует считать добро­качественные или злокачественные эпителиальные опухоли без признаков гистохимической активно­сти их клеток.
  4. При морфобиохимическом исследовании 36 аденом коры надпочечника только в 3 случаях не выявлено гистохимических признаков их гормо­нальной активности, в остальных 33 случаях при­знаки гормональной активности определялись. Во всех 9 случаях адренокортикального рака при мор­фобиохимическом исследовании не выявлено гис­тохимических признаков гормональной активно­сти клеток опухоли.

Список литературы

1. Ветшев П. С., Ипполитов Л. И., Синатулина В. А. // Пробл. эндокринол. - 1998. - № 2. - С. 42-47.

2. Ветшев П. С., Ипполитов Л. И., Лотов А. Н. // Там же. - № 5. - С. 20-26.

3. Кононский А. И. Гистохимия. - Киев, 1976.

4. Лилли Р. Патогистологическая техника и практическая гистохимия: Пер. с англ. - М., 1969.

5. Лойда 3., Госсрау Р., Шиблер Т. Гистохимия ферментов: Пер. с англ. - М., 1982.

6. Саркисов Д. С., Перов Ю. Л. Микроскопическая техника. М., 1996.

7. Трофимов В. М., Калинин А. П., Краснов Л. М. // Рос. мед. журн. - 1992. -№ 3. - С. 27-28.

8. Belldegrun A., Hussain S., Seltzer S. Е. et al. // Surg. Gynecol. Obstet. - 1986. - Vol. 163. - P. 203-208.

9. Dobbie J. W. // J. Pathol. - 1969. - Vol. 99. - P. 1-18.

10. Gross M. D., Shapiro B. // J. Clin. Endocrinol. Metab. - 1993. - Vol. 77. - P. 885-888.

11. Herrera M. F, Grant C. S., van Heerden J. A. et al. // Surgery. 1991. - Vol. 110, N 6. - P. 1021-1024.

12. Kloos R. T, Shapiro B., Gross M. D. // Curr. Opin. Endocrinol. Diabet. - 1995. - N 2. - P. 222-230.

13. Kloos R. T., Gross M. D., Francis /. R. et al. // Endocr. Rev. 1995. - Vol. 16, N 4. - P. 460-484.

14. Mantero E, Masini A., Opocher G. et al. // Horm. Res. - 1997. - Vol. 47. - P. 284-289.

15. Mitty H. A., Cohen B. A., Sprayregen S. et al. // Am. J. Roentgenol. - 1983. - Vol. 141. - P. 727-730.

16. Rosen H. N., Swartz S. L. // Am. J. Med. - 1992. - N 2. - P. 213-216.

17. Stumvoll M., Schmaulling R., Brams H. et al. // Br. J. Radiol. 1994. - Vol. 48, N 2. - P. 102-103.

18. Thompson N. W., Cheung P. S. Y. // Snr. Clin. N. Am. - 1987. - Vol. 67. - P. 423-436.

19. Turner H. E., Moore N. R., Byrne J. V., IVass J. A. H. // End. Rel. Cancer. - 1998. - N 5. - P. 131-150.


Об авторах

Н. С. Кузнецов

Эндокринологический научный центр Российской академии медицинских наук


Россия


Л. В. Бельченко

Эндокринологический научный центр Российской академии медицинских наук


Россия


П. В. Юшков

Эндокринологический научный центр Российской академии медицинских наук


Россия


А. В. Мановицкая

Эндокринологический научный центр Российской академии медицинских наук


Россия


К. В. Опаленов

Эндокринологический научный центр Российской академии медицинских наук


Россия


В. Г. Мамаева

Эндокринологический научный центр Российской академии медицинских наук


Россия


Для цитирования:


Кузнецов Н.С., Бельченко Л.В., Юшков П.В., Мановицкая А.В., Опаленов К.В., Мамаева В.Г. Проблемы диагностики инциденталом надпочечников. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(1):26-31. https://doi.org/10.14341/probl11432

For citation:


Kuznetsov N.S., Belchenko L.V., Yushkov P.V., Manovitskaya A.V., Opalenov К.V., Mamayeva V.G. Problems in the diagnosis of the adrenals with incidental. Problems of Endocrinology. 2003;49(1):26-31. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11432

Просмотров: 527


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)