Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Содержание соматотропного гормона и кортизола при проведении инсулинового теста у участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

https://doi.org/10.14341/probl11666

Полный текст:

Аннотация

Проведено изучение гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы у 25 участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС (ликвидаторов) с помощью пробы с инсулином и определения секреции соматотропного гормона (СТГ) и кортизола во время теста. У всех ликвидаторов введение инсулина вызывало достоверное снижение уровня сахара в крови. Исходные уровни кортизола и СТГ были в пределах нормальных значений. Во время пробы у обследованных лиц не отмечено достоверного повышения уровня кортизола. У 94% ликвидаторов получен выброс СТГ в ответ на гипогликемию, но эта реакция была значительно менее выражена, чем у лиц контрольной группы. Предварительные данные указывают на наличие недостаточной секреции СТГ и отсутствие достоверного повышения уровня кортизола. Таким образом, у ликвидаторов имеются нарушения гипоталамо-гипофизарной системы, указывающие на снижение адаптационных возможностей организма.


 

Для цитирования:


Арапова С.Д., Молитвословова Н.Н., Колесникова Г.С., Гончаров Н.П., Марова Е.И., Панкова С.С. Содержание соматотропного гормона и кортизола при проведении инсулинового теста у участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Проблемы Эндокринологии. 1998;44(6):30-32. https://doi.org/10.14341/probl11666

For citation:


Arapova S.D., Molitvoslovova N.N., Kolesnikova G.S., Goncharov N.P., Marova E.I., Pankova S.S. The content of growth hormone and cortisol during an insulin test in participants in the liquidation of the Chernobyl accident. Problems of Endocrinology. 1998;44(6):30-32. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11666

Общее число участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС — ЧАЭС (ликвидаторов) в России составляет более 600 тыс. При изучении состояния здоровья ликвидаторов было обращено внимание на высокую частоту жалоб на усталость, снижение работоспособности, памяти, раздражительность. Имеются данные, указывающие на высокую частоту жалоб на боли в костях и опорно-двигательном аппарате [1].

При более точной диагностике у значительного процента ликвидаторов выявлен различной степени выраженности остеопенический синдром [1, 3]. Как известно, гормон роста, являясь анаболическим гормоном для кости, стимулирует костеобразование и поддерживает нормальную костную массу. В литературе имеются данные о снижении у ликвидаторов базального уровня соматотропного гормона (СТГ) при сравнении с контрольной группой.

В связи с вышеизложенным представляется интересным изучение секреции СТГ и кортизола у ликвидаторов, в частности определение их резервов с целью установления возможной недостаточности данных гормонов и их роли в формировании ряда клинических симптомов у ликвидаторов.

Среди проб, стимулирующих секрецию СТГ и кортизола, в клинической практике получил распространение инсулиновый тест (ИТ) [2]. Гипогликемия, вызванная стандартной дозой инсулина, является мощным стимулятором для выделения СТГ и адренокортикотропного гормона (АКТГ) из гипофиза. Сущность теста сводится к получению кривой изменения концентрации СТГ и кортизола в ответ на внутривенное введение инсулина.

Целью настоящей работы явилось изучение ги- поталамо-гипофизарно-надпочечниковых взаимоотношений и секреции СТГ во время ИТ у лиц, подвергшихся действию ионизирующей радиации в результате аварии на ЧАЭС.

Материалы и методы

Обследовано 25 человек (1 женщина и 24 мужчины), участвовавших в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС преимущественно в 1986—1987 гг. Доза облучения по удостоверению ликвидатора у всех обследованных не превышала 25 рентген или не была зарегистрирована. Длительность пребывания на станции от 14 до 150 сут. Возраст обследованных составлял от 27 до 55 лет. Все ликвидаторы имели нормальную массу тела и не имели нарушений углеводного обмена.

Контрольную группу составили 6 мужчин в возрасте от 20 до 45 лет с нормальной массой тела и без нарушения углеводного обмена. С целью определения резерва СТГ и кортизола всем обследуемым после ночного голодания в положении лежа проводили ИТ. Инсулин короткого действия (актрапид) вводили одномоментно внутривенно из расчета 0,1 ЕД на 1 кг массы тела. Кровь брали до введения инсулина и через 15, 30, 60 и 120 мин от начала пробы. Содержание СТГ определяли иммунофлюоресцентным методом, уровень кортизола — радиоиммунологическим методом с помощью системы, принятой ВОЗ, концентрацию глюкозы крови — глюкозооксидантным методом. Тест считали достоверным лишь в том случае, когда гликемия снижалась на 50% и более от исходного уровня.

зо

Результаты и их обсуждение

Содержание СТГ, кортизола и глюкозы в крови во время ИТ у ликвидаторов представлено в таблице. Как видно из представленных в таблице данных, у ликвидаторов и лиц контрольной группы достоверное снижение содержания глюкозы в крови отмечалось на 30-й минуте проб. Средний уровень максимального снижения глюкозы у ликвидаторов составил 60% от исходного уровня, а у лиц контрольной группы — 61%. Это расценивалось как адекватная реакция на введение инсулина.

Исходное содержание кортизола в плазме крови ликвидаторов достоверно не отличалось от такового у лиц контрольной группы. Результаты ИТ принято оценивать по максимальному повышению уровня кортизола, выраженному в процентах в первые 60 мин пробы. У ликвидаторов отмечалось повышение уровня кортизола, но это повышение было недостоверным, несмотря на снижение уровня глюкозы во время пробы (см. таблицу).

Причина отсутствия достоверного повышения уровня кортизола у ликвидаторов по сравнению с контролем (/? < 0,01) в ответ на достоверное снижение содержания глюкозы заключается, вероятно, в том, что ионизирующее облучение оказывает тормозящее влияние на центральную нервную систему, и функциональное состояние гипотала- мо-гипофизарно-надпочечниковой системы изменено так, что дополнительный стресс (гипогликемия) не приводит к достаточному повышению уровня АКТГ.

До настоящего времени еще не полностью известны механизмы, с помощью которых инсулиновая гипогликемия приводит к повышению секреции АКТГ. Интересные данные были получены A. Bates и соавт. [4], которые перед проведением ИТ вводили здоровым лицам препараты, тормозящие образование серотонина в центральной нервной системе, и у них не наблюдалось повышения уровня кортизола в ответ на гипогликемию.

Базальный уровень СТГ у ликвидаторов соответствовал нормальным значениям (см. таблицу). У 94% обследуемых получено повышение уровня СТГ в ответ на гипогликемию; он колебался от

  • до 54,1 нг/мл, в среднем составляя 24 нг/мл. У большинства больных максимальное повышение уровня СТГ было отмечено на 60-й минуте теста, и лишь у 1 обследуемого отсутствовал выброс СТГ и его уровень в течение ИТ не превышал
    • нг/мл. Однако, согласно исследованиям С. Hans и соавт. [8], результаты повторного ИТ у одного и того же здорового субъекта резко колеблются.

Диагностика недостаточности СТГ у взрослых лиц затруднена в связи с тем, что нет критериев определения полной и частичной недостаточности СТГ. Подтверждением этого являются данные литературы, в которых значительно варьируют критерии установления недостаточности СТГ у взрослых лиц. Кроме того, на уровень секреции СТГ влияют такие физиологические показатели, как возраст, пол, степень ожирения, образ питания, физическая активность. В частности, с увеличением возраста и повышением индекса массы тела снижается суточная секреция СТГ [5, 7].

Диагноз недостаточности СТГ затруднен и в связи со значительными колебаниями уровня СТГ в норме [9, 10]. В недавних исследованиях [6] впервые изучен характер секреции СТГ у 35 здоровых лиц во время проведения ИТ. По данным авторов, колебания СТГ составляли от 5,3 до 42,5 нг/мл.

В наших исследованиях максимальные колебания СТГ у здоровых лиц во время ИТ составляли от 60 до 90 нг/мл (в среднем 82,1 нг/мл), что достоверно выше, чем у ликвидаторов. Таким образом, предварительные данные указывают на наличие недостаточности секреции СТГ у данных больных, но необходимы дальнейшие исследования, направленные на оптимизацию методов диагностики недостаточности СТГ и разработку более достоверных нормативов СТГ.

Содержание СТГ, кортизола и глюкозы в крови у ликвидаторов во время проведения ИТ (М ± т)

Группа

обследованных

Показатель

Время от начала пробы, мин

0

15

30

60

120

СТГ, нг/мл

1,28 ± 0,4

4,3 ± 1,6

17,1 ± 4,9

24 ± 3,8 р < 0,001

7,1 ± 3,8

Ликвидаторы (и = 25)

Кортизол, нмоль/л

356 ± 40

385 ± 52

426 ± 41

450 ± 48

нд

439 ± 37

Глюкоза, ммоль/л

4,1 ± 0,3

1,8 ± 0,3

1,6 ± 0,3

р < 0,01

3,2 ± 0,1

3,9 ± 0,2

СТГ, нг/мл

0,2 ± 0,04

0,2 ± 0,08

36,8 ± 13,7

82 ± 138 р < 0,001

45,4 ± 5,8

Здоровые лица (« = 6)

Кортизол, нмоль/л

326 ± 22

398 ± 49,3

424 ± 39

726 ± 27,5 р < 0,01

360 ± 75,5

Глюкоза, ммоль/л

4,3 ± 0,2

1,9 ± 0,3

1,7 ± 0,3

р < 0,01

3,7 ± 0,2

3,9 ± 0,2

Примечание, р — достоверность данных во время ИТ по отношению к исходной величине; нд — различия недостоверны.

Заключение

У ликвидаторов, несмотря на имеющуюся гипогликемию, вызванную внутривенным введением инсулина, отсутствует достоверное повышение уровня кортизола и СТГ в плазме крови.

Список литературы

1. Дедов В. И., Дедов И. И., Степаненко В. Ф. // Радиационная эндокринология. — М., 1993. — С. 72.

2. Марова Е. И., Арапова С. Д. // Пробл. эндокринол. — 1974. - № 6. - С. 36-41.

3. Рожинская Л. Я., Марова Е. И., Рассохин Б. М. и др. // Пробл. эндокринол. — 1994. - № 4. - С. 24—27.

4. Bates A., Jones А. // Clin. Endocrinol. — 1995. — Vol. 42. — Р. 425-430.

5. Carlson Н. Е., Gillin J. С., Gorden Р., Snyder Р. // J. Clin. Endocrinol. - 1972. - Vol. 34. - P. 1102-1105.

6. David M., Hoffman, Anthony J., O’Sultivan et al. // Lancet. — 1994. - Vol. 343. - P. 1064-1068.

7. Finkelstein J. W., Roffward H. P., Boyar R. M. et al. // J. Clin. Endocrinol. - 1972. - Vol. 35. - P. 665-670.

8. Hans C., Hoeck P. et al. // Eur. J. Endocrinol. — 1995. — Vol. 133. - P. 265-382.

9. Ross R. J. M., Buchanan C. R. // Nutr. Res. Rev. — 1990. — Vol. 3. - P. 143-162.

10. Rudman D., Kutner M. N., Rogers C. // J. Clin. Inves. — 1981. - Vol. 67. - P. 1361-1369.


Об авторах

С. Д. Арапова

Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Н. Н. Молитвословова

Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Г. С. Колесникова

Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Н. П. Гончаров

Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Е. И. Марова

Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


С. С. Панкова

Эндокринологический научный центр РАМН


Россия


Рецензия

Для цитирования:


Арапова С.Д., Молитвословова Н.Н., Колесникова Г.С., Гончаров Н.П., Марова Е.И., Панкова С.С. Содержание соматотропного гормона и кортизола при проведении инсулинового теста у участников ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Проблемы Эндокринологии. 1998;44(6):30-32. https://doi.org/10.14341/probl11666

For citation:


Arapova S.D., Molitvoslovova N.N., Kolesnikova G.S., Goncharov N.P., Marova E.I., Pankova S.S. The content of growth hormone and cortisol during an insulin test in participants in the liquidation of the Chernobyl accident. Problems of Endocrinology. 1998;44(6):30-32. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11666

Просмотров: 229


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)