Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Эффективность профилактики йодной недостаточности в Москве на примере юго-западного административного округа

https://doi.org/10.14341/probl11675

Полный текст:

Аннотация

Статья посвящена ремониторингу зобной эндемии и оценке эффективности проводимой йодной профилактики в Юго-За­падном административном округе Москвы. При изложении материала использованы данные литературы и результаты собственных исследований, полученные при обследовании 514 учащихся в возрасте 6-12 лет. В качестве индикаторов зоб­ной эндемии и оценки йодного обеспечения использовали тра­диционные методы контроля (пальпация и ультразвуковое ис­следование щитовидной железы, уровень тиреотропного гор­мона новорожденных, медиана йодурии, частота случаев сни­женной экскреции йода с мочой). Отмечено, что программа йодной профилактики, проводимая в Москве с 1997г., доста­точно эффективна и позволила снизить напряженность зоб­ной эндемии в городе, однако не ликвидировала ее полностью. Среди причин, снижающих эффективность йодной профилак­тики, выделены следующие: кратковременность и трудности начального этапа йодной профилактики и(или) участие в фор­мировании зобной эндемии в Москве других струмогенных фак­торов внешней среды.

Для цитирования:


Окминян Г.Ф., Самсонова Л.Н., Пыков М.И., Курцева Т.Г., Велданова М.В., Анциферов М.Б., Сапельникова В.А., Патока Н.А., Яковлева Н.В., Касаткина Э.П. Эффективность профилактики йодной недостаточности в Москве на примере юго-западного административного округа. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(4):33-36. https://doi.org/10.14341/probl11675

For citation:


Okminyan G.F., Samsonova L.N., Pykov M.I., Kurtseva T.G., Veldanova M.V., Antsiferov M.B., Sapelnikova V.A., Patoka N.A., Yakovleva N.V., Kasatkina E.P. Efficiency of iodine deficiency prevention in Moscow in case of SouthWestern Administrative Okrug. Problems of Endocrinology. 2003;49(4):33-36. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11675

Одной из актуальных проблем современной ме­дицины является проблема зобной эндемии. Меди­ко-социальная значимость данной проблемы опре­деляется, с одной стороны, распространенностью зоба, в том числе и в Москве, с другой - неблаго­приятным влиянием даже легкой гипотироксине- мии, которая нередко сопровождает зоб, на состоя­ние здоровья и интеллектуальный уровень населе­ния [1]. Это диктует необходимость проведения адекватных профилактических и лечебных меро­приятий. Эпидемиологические исследования по­следних лет (1994-1996) показали, что Москва яв­ляется регионом легкой зобной эндемии (табл. 1). Так, поданным ЭНЦ РАМН [7], при обследовании 876 школьников 9-12 лет частота зоба (при оценке тиреоидного объема по нормативам ВОЗ 1997 г.) составила 7,3-12,5%, медиана йодурии - 41-82 мкг/л. Выявленный легкий дефицит йода опреде­лил необходимость проведения йодной профилак­тики в городе.

Йодная профилактика проводится с 1997 г. и включает в себя использование в питании населе­ния йодированной поваренной соли как средства массовой профилактики йодной недостаточности [14]. До 1998 г., согласно ГОСТу, йодирование по­варенной соли проводили из расчета 23,0 ±11,5 мг/кг. В 1998 г. в Российской Федерации постанов­лением главного государственного санитарного врача установлен ГОСТ, соответствующий между­народным рекомендациям, который предусматри­вает внесение термостабильного йодата калия из расчета 40 ± 15 мг йода на 1 кг поваренной соли, что при среднем потреблении 7-10 г соли в день обеспечивает поступление в организм суточной до­зы йода. Кроме того, как средство групповой и ин­дивидуальной профилактики йодного дефицита используют прием препаратов йода. Все вышеиз­ложенное определило цель настоящего исследова­ния: оценить эффективность йодной профилакти­ки в Москве на примере ЮЗАО.

Таблица 1

Зобная эндемия: индикаторы, критерии тяжести и мониторинг йодной профилактики в Москве на примере ЮЗАО

Индикатор

Возраст обследованных, ГОДЫ

До йодной профилактики (1995 г.)

Норматив проводимой профилактики

На фоне йодной профи­лактики (2000 г.)

Зоб (по данным пальпации)

6-12

*

< 5%

18,8%

Тиромегалия (по данным УЗИ)

6-12

7,3-12,5%*

< 5%

4,7%*

15,2%*’

ТТГ цельной крови (> 5 мЕд/л)

Новорожденные

38,3%

< 3%

17,5%

Медиана йодурии, мкг/л: Частотное распределение проб:

41-82

100-200

151

<      100 мкг/л

<      50 мкг/л

6-12

<  50%

<  20%

26,7%

3,3%

Примечание. * - оценка объема щитовидной железы по нормативам ВОЗ 1997 г. [10]; ** - оценка объема щитовидной железы по предложениям ВОЗ 2001 г. [16].

Материалы и методы

Исследование выполнено на базе противозоб- ного кабинета, созданного в ЮЗАО Москвы в рам­ках реализации приказа Комитета здравоохранения Москвы (№ 47 от 08.02.2000) "О профилактике за­болеваний, связанных с дефицитом йода и других микронутриентов".

В 2000 г. обследовано 514 учащихся в возрасте 6-12 лет, из них (по данным анкетирования) по­стоянно проводят йодную профилактику (исполь­зуя йодированную соль, йодсодержащие витами­ны) 37%, периодически - 30%. В качестве ремо­ниторинга зобной эндемии использовали традици­онные методы контроля [14].

Результаты пальпации щитовидной железы оце­нивали согласно классификации ВОЗ (1994 г.).

УЗИ щитовидной железы осуществляли по тра­диционной методике с помощью портативного ультразвукового сканера "Алока SSD-500" линей­ным датчиком 7,5 МГц. Результаты волюмометрии оценивали с учетом пола и площади поверхности тела обследуемого по нормативам ВОЗ 1997 г. [10], принятым в Российской Федерации в качестве официальных стандартов [5]. Кроме того, объем щитовидной железы анализировали согласно по­следним предложениям ВОЗ 2001 г. по оценке дан­ных волюмометрии у детей [16].

Экскрецию йода с мочой определяли церий-ар- сенитовым методом в лаборатории клинической биохимии (зав. - проф. Б. П. Мищенко) ЭНЦ РАМН.

Уровень тиреотропного гормона (ТТГ) опреде­ляли иммунофлюоресцентным методом с исполь­зованием реактивов "DELFIA Neonatal hTSH" на оборудовании фирмы "Wallak" (Финляндия) в Фе­деральном центре неонатального скрининга (зав. лабораторией - канд. мед. наук А. Д. Байков).

Результаты и их обсуждение

Согласно рекомендациям ВОЗ [14], в проведен­ном исследовании использовали следующие инди­каторы и критерии тяжести зобной эндемии: час­тоту зоба по результатам пальпаторной и ультразву­ковой оценки размеров щитовидной железы, час­тоту неонатальной гипертиреотропинемии.

Для оценки йодного обеспечения использовали такие показатели, как процент детей, употребляю­щих в пищу йодированную соль, медиана йодурии, частота случаев сниженной экскреции йода с мо­чой.

Основным индикатором наличия зобной энде­мии в популяции является частота зоба среди школьников 6-12 лет. Вместе с тем пальпация не является вполне надежным методом определения размеров щитовидной железы, особенно на на­чальных стадиях заболевания. Ошибка измерения при этом может достигать 30% и более [4]. Бесспор­но, объективным способом оценки размеров щи­товидной железы является эховолюмометрия. До 1997 г. наибольшее распространение в клиниче­ской практике получили стандарты, предложенные в 1991 г. Р. Гутенкунстом и соавт. (табл. 2). В 1997 г. в Европе F. Delange провел расчет объема щито­видной железы у детей и подростков, проживаю­щих в условиях достаточного йодного обеспечения. В результате проведенного исследования были раз­работаны новые нормативы тиреоидного объема для детской популяции, которые были рекомендо­ваны ВОЗ к всеобщему использованию как офици­альные стандарты (см. табл. 2). Однако внедрение этих нормативов в практику тут же породило дис­куссию об их объективности. Складывалось впе­чатление, что разработанные для детской популя­ции нормативы тиреоидного объема были завы­шенными. Так, средние значения объемов щито­видной железы у йодобеспеченных американских [15], швейцарских [13], малазийских [12] школьни­ков были меньше, чем у европейских сверстников с таким же достаточным йодным обеспечением. Кроме того, при сопоставлении частоты зоба (при оценке тиреоидного объема по нормативам ВОЗ 1997 г.) с другими индикаторами зобной эндемии выявлены значительные расхождения в оценке на­личия и тяжести эндемии. Все это определило не­обходимость исследовать факторы, влияющие на результаты ультразвуковой оценки размеров щито­видной железы детей, проживающих в йодобеспе-

Таблица 2

Сравнительный анализ нормативов ВОЗ объема щитовидной же­лезы у детей

Объем щитовидной железы по нормативам ВОЗ

В зависимости от возраста

Возраст, годы

1991 г.

1997 г.

2001 г.

мальчики

девочки

мальчики

девочки

6

3,5

5,4

5,0

3,8

3,6

7

4,0

5,7

5,9

4,0

4,2

8

4,5

6.1

6.9

4,3

4.9

9

5,0

6,8

8,0

4,8

5,7

10

6,0

7,8

9,2

5,5

6,5

11

7,0

9,0

10,4

6,4

7,4

12

8,0

10,4

11,7

7,4

8,3

13

9,0

12,0

13,1

-

-

14

10,5

13,9

14,6

-

-

15

12,0

16,0

16,1

-

-

В зависимости от площади поверхности тела

Площадь по­верхности те­ла, м!

1997 г.

2001 г.

мальчики

девочки

мальчики

девочки

0,8

4,7

4,8

3,3

3,4

0,9

5,3

5,9

3,8

4,2

1,0

6,0

7,1

4,2

5,0

1,1

7,0

8,3

5,0

5,9

1,2

8,0

9,5

5,7

6,7

1,3

9,3

10,7

6,6

7,6

1,4

10,7

11,9

7,6

8,4

1,5

12,2

13,1

8,6

9,3

1,6

14,0

14,3

-

-

1,7

15,8

15,6

-

-

ценном регионе. С этой целью в 2000 г. было про­ведено УЗИ у 45 швейцарских школьников в воз­расте 6-12 лет, которое выявило, что разные ме­тодологические подходы при определении линей­ных размеров щитовидной железы могут искажать результаты эховолюмометрии [17]. Это послужило причиной того, что в 2001 г. ВОЗ и Международ­ным советом по контролю за йоддефицитными за­болеваниями было выдвинуто предложение о пере­смотре нормативов тиреоидного объема у детей 6- 12 лет, имеющих площадь поверхности тела от 0,8 до 1,5 м2 [16]. Несмотря на то что на сегодняшний день данные предложения по оценке объема щито­видной железы у детей не являются официальными стандартами Российской Федерации, мы апроби­ровали их в данной работе с целью формирования собственного мнения об их адекватности и универ­сальности (см. табл. 2). Однако вопрос о нормати­вах размеров щитовидной железы для детей млад­ше 6 лет и старше 12 лет, имеющих площадь по­верхности тела менее 0,8 м2 и более 1,5 м2, до на­стоящего времени остается открытым.

Другим индикатором зобной эндемии является частота неонатальной гипертиреотропинемии (ТТГ > 5 мЕд/л) [3, 14]. Оценка частоты неона­тальной гипертиреотропинемии имеет, несомнен­но, экономическое преимущество перед всеми ин­дикаторами зобной эндемии, так как не требует до­полнительных средств, кроме тех, которые уже за­трачены на проведение программы скрининга вро­жденного гипотиреоза [8]. Для контроля програм­мы йодной профилактики в Москве использовали количественные показатели йодного обеспечения - медиану йодурии и частоту случаев сниженной экскреции йода с мочой (14).

Анализ показателей йодного обеспечения и ин­дикаторов тяжести зобной эндемии в Москве на примере ЮЗАО выявил (см. табл. 1), что в целом по округу на фоне йодной профилактики медиана йо­дурии составила 151,2 мкг/л, частота йодурии ме­нее 100 мкг/л - 26,7%, менее 50 мкг/л - 3,3%.

Частота зоба при оценке результатов волюмо­метрии по нормативам ВОЗ 1997 г. снизилась до 4,7% по сравнению с 7,3-12,5% в 1995 г.

Частота неонатальной гипертиреотропинемии (ТТГ > 5 мЕд/л) снизилась с показателя, соответ­ствующего средней тяжести зобной эндемии (38,3%), до легкой (17,5%), при этом частота пер­манентного врожденного гипотиреоза не измени­лась и составила 0,02% [6].

Таким образом, мониторинг зобной эндемии на фоне йодной профилактики выявил нормализацию показателя йодурии, существенное (примерно в 2 раза) снижение распространенности зоба и частоты неонатальной гипертиреотропинемии. Все выше­изложенное свидетельствует о том, что программа йодной профилактики достаточно эффективна, так как позволила снизить напряженность зобной эн­демии в Москве. Однако достигнутый результат - не повод для прекращения работы по профилакти­ке йодного дефиита, так как наличие природной йодной недостаточности требует постоянного про­ведения адекватных профилактических мероприя­тий.

В то же время (см. табл. 1) при оценке резуль­татов волюмометрии по нормативам, предложен­ным ВОЗ в 2001 г., частота зоба составила 15,2%, что согласуется с частотой зоба по данным пальпа­ции (18,8%) и чувствительным индикатором зоб­ной эндемии - частотой неонатальной гиперти­реотропинемии (17,5%) [3, 9]. Соответствие 3 ос­новных индикаторов зобной эндемии по критерию тяжести свидетельствует об адекватности и целесо­образности применения в клинической практике тиреоидных нормативов, предложенных ВОЗ в 2001 г. Подобный подход к оценке частоты зоба на примере ЮЗАО Москвы не снижает степени эф­фективности проводимой йодной профилактики, а лишь свидетельствует о сохранении в регионе лег­кого йодного дефицита. Несоответствие частоты зоба (зобная эндемия легкой степени) йодному обеспечению (нормальный уровень йодурии), по- видимому, можно объяснить тем, что для улучше­ния основных показателей тяжести зобной энде­мии требуется более продолжительная йодная про­филактика с полным охватом населения. Кроме то­го, можно предположить участие в формировании зобной эндемии других струмогенных факторов внешней среды.

Бесспорно доказанной и общепризнанной, но не единственной причиной возникновения зобной эндемии является дефицит йода в окружающей среде [11]. В настоящее время признают роль дру­гих факторов внешней среды (природного и техно­генного происхождения), которые в редких случаях могут являться самостоятельной причиной возник­новения зоба, но чаще усугубляют тяжесть зобной эндемии в условиях дефицита йода [2].

Анализ эффективности йодной профилактики в Москве (при оценке частоты зоба с использовани­ем предложений ВОЗ 2001 г.) показал, что массовая йодная профилактика, проводимая с 1997 г., позво­лила снизить напряженность зобной эндемии в го­роде, но не ликвидировала ее полностью. Среди причин, снижающих эффективность йодной про­филактики, можно отметить следующие: програм­ма йодной профилактики проводится лишь 2,5 го­да; до 1998 г. в Москве, как и по всей стране, со­держание йода в соли не соответствовало междуна­родным рекомендациям; до настоящего времени население города еще не полностью охвачено йод­ной профилактикой.

Все вышеизложенное диктует необходимость активного продолжения и постоянного монитори­рования программы йодной профилактики в Мо­скве.

Выводы

  1. Соответствие частоты зоба при оценке резуль­татов волюмометрии, по предложениям ВОЗ 2001 г., частоте зоба по данным пальпации и частоте не­онатальной гипертиреотропинемии свидетельству­ет об адекватности и целесообразности примене­ния в клинической практике данных тиреоидных нормативов.
  2. Анализ эффективности йодной профилакти­ки в Москве (при оценке частоты зоба с использо­ванием предложений ВОЗ 2001 г.) показал, что мас­совая йодная профилактика, проводимая с 1997 г., позволила снизить напряженность зобной эндемии в городе, но не ликвидировала ее полностью.
  3. Несоответствие частоты зоба (зобная эндемия легкой степени при оценке частоты зоба с исполь­зованием предложений ВОЗ 2001 г.) йодному обес­печению (нормальный уровень йодурии) можно объяснить кратковременностью и трудностями на­чального этапа йодной профилактики.

Список литературы

1. Базарбекова Р. М. Особенности здоровья беременных и детей раннего возраста в очаге зобной эндемии: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. - Алматы, 1996.

2. Браверман Л. И. Болезни щитовидной железы. - М., 2000.

3. Деланж Ф. // Пробл. эндокринол. - 2000. - № 1. - С. 37-46.

4. Касаткина Э. П., Шилин Д. Е., Матковская А. Н., Пыков М. И. Ц Там же. - 1993. - Т. 39, № 5. - С. 22-26.

5. Контроль программы профилактики заболеваний, обусловленных дефицитом йода, путем всеобщего йодирования соли. - М., 2001.

6. Османова Э. И. Врожденный гипотиреоз в Москве (эпидемиология, оценка эффективности и оптимизация службы скрининг-диагностики): Автореф. дис. ... канд. мед. наук. М„ 2000.

7. Свириденко Н. Ю. Йод-дефицитные заболевания: эпиде¬миология, диагностика, профилактика и лечение: Дис. ... д-ра мед. наук. - М., 1999.

8. Суплотова Л. А., Губина В. В., Карнаухова Ю. Б. и др. // Пробл. эндокринол. - 1998. - Т. 44, № 1. - С. 19-21.

9. Таранушенко Т. Е., Догадин С. А., Панфилов А. Я. и др. // Там же. - 1999. - Т. 45, № 2. - С. 24-28.

10. Delange F., Benker G., Caron Ph. et al. // Eur. J. Endocrinol. -1997. - Vol. 136. - P. 180-187.

11. Dunn J. // Merck European Thyroid Symposium. - Warsaw, 1996, May 16-18.

12. Foo L. C., Zulfigar A., Nafikudin M. et al. // Eur. J. Endocrinol. - 1999. - Vol. 140. - P. 491-497.

13. Hess S., Zimmermann M. // Ibid. - 2000. - Vol. 142. - P. 599-603.

14. WHO, UNISEF ICCIDD. Indicators for Assessing Iodine Deficiency Disorders and Their Control Through Salt Iodization. WHO/NUT/94.6. - Geneva, 1994.

15. Xu F., Sullivan K., Houston R. et al. // Eur. J. Endocrinol. - 1999. - Vol. 140. - P. 498-504.

16. Zimmermann M. B., Molinari L., Spehl M. et al. // 1DD News- lett. - 2001. - P. 12.

17. Zimmermann M. B. Molinari L., Spehl M. et al. // Eur. J. Endocrinol. - 2001. - Vol. 144. - P. 213-220.


Об авторах

Г. Ф. Окминян

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


Л. Н. Самсонова

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы




М. И. Пыков

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


Т. Г. Курцева

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


М. В. Велданова

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


М. Б. Анциферов

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


В. А. Сапельникова

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


Н. А. Патока

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


Н. В. Яковлева

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


Э. П. Касаткина

Российская медицинская академия последипломного образования Минздрава РФ; Комитет здравоохранения г. Москвы; Управление здравоохранения Юго-Западного административного округа Москвы


Россия


Для цитирования:


Окминян Г.Ф., Самсонова Л.Н., Пыков М.И., Курцева Т.Г., Велданова М.В., Анциферов М.Б., Сапельникова В.А., Патока Н.А., Яковлева Н.В., Касаткина Э.П. Эффективность профилактики йодной недостаточности в Москве на примере юго-западного административного округа. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(4):33-36. https://doi.org/10.14341/probl11675

For citation:


Okminyan G.F., Samsonova L.N., Pykov M.I., Kurtseva T.G., Veldanova M.V., Antsiferov M.B., Sapelnikova V.A., Patoka N.A., Yakovleva N.V., Kasatkina E.P. Efficiency of iodine deficiency prevention in Moscow in case of SouthWestern Administrative Okrug. Problems of Endocrinology. 2003;49(4):33-36. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11675

Просмотров: 28


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)