Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Влияние ротационного стресса на показатели иммунитета. Роль опиатных рецепторов

https://doi.org/10.14341/probl11793

Полный текст:

Аннотация

В эксперименте на беспородных мышах-самцах изучено влияние блокады δ-, μ-, κ-опиатных рецепторов в модели ротационного стресса на антителообразование, гиперчувствительность замедленного типа (ГЗТ) изменение числа антителообразующих (АОК) и ядросодержащих клеток лимфатических узлов и селезенки при локальной форме иммунного ответа. Выявлено, что ротационный стресс приводил к слабовыраженному угнетению иммунного воспаления при ГЗТ, значительному увеличению числа АОК и ядросодержащих клеток в регионарных лимфатических узлах без изменения титра антител в периферической крови. Блокада δ-, μ-, κ-опиоидных рецепторов налоксоном отменяла эти эффекты стресса. Высказано предположение о том, что отмена стимулирующего влияния ротационного стресса на количество АОК и депрессии ГЗТ может быть связана с блокадой эффектов β-эндорфина и метэнкефалина, действующих преимущественно через стимуляцию δ-рецепторов.

Для цитирования:


Гейн С.В., Симоненко Т.А., Тендрякова С.П. Влияние ротационного стресса на показатели иммунитета. Роль опиатных рецепторов. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(6):56-58. https://doi.org/10.14341/probl11793

For citation:


Gein S.V., Simonenko T.A., Tendryakova S.P. Impact of rotational stress on immunity parameters. Role of opiate receptors. Problems of Endocrinology. 2003;49(6):56-58. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11793

Эндогенные опиоидные пептиды, такие как а-, у-эндор- фины, лей- и метэнкефалины. а также некоторые продукты их эндогенного протеолиза играют важную роль в нейроэндокринной регуляции функций иммунной системы (I, 4, 12, 14, 15]. Влияние этих соединений на функции иммунокомпетентных клеток реализуется через различные типы опиоидных рецепторов [1, 10, 12, 14]. В последние годы большое внимание уделя

ется изучению стрессзависимых эффектов опиоидных пептидов. Данные литературы, касающиеся этого вопроса, неоднозначны и противоречивы. Большинство авторов склоняются к мнению о том, что опиоидная система является стресслимити- рующей [4, 6-8], однако есть данные, свидетельствующие об участии опиоидных пептидов в патогенезе стрессорных повреждений [5]. В разных моделях стресса выраженность иммунных

Таблица 1

Изменение числа АОК и количества ядросодержащих клеток (ЯСК) в органах лимфомиелоидного комплекса на 5-й день иммунного ответа при ротационном стрессе, стрессе на фоне блокады 8-, ц-, к-опиатных рецепторов и изолированном введении налоксона

Труппа животных

Экспериментальное воздействие

Число животных

Селезенка

Правый лимфатический узел

Левый лимфатический узел

число ЯСК на

орган, • 106

logl0 числа АОК на орган

число ЯСК на

орган, • 106

индекс изменения числа ЯСК, %

log10 числа АОК на орган

число ЯСК на орган, • Ю6

log10 числа АОК на орган

1-Я

Контроль

10

2-Я

Стресс

10

3-Я

Стресс+

налоксон

10

4-я

Налоксон

9

                         
  • ± 43,15 1,75 ± 0,48 (57)     13,9 ± 1,19   291,14  ± 58,29    2,69 ± 0,14 (490)    4,28  ± 0,71   0,7 ± 0,2 (5)

310,56 ± 22,53 2,16        ± 0,49 (145) 17,82 ± 2,61” 367,65       ± 73,493,33 ± 0,15*   (2142)4,14    ± 0,57 0,69 ± 0,24(4,7;

  • ± 29,99 2,24 ± 0,51 (175)    11,42 ± 1,67   216,57  ± 20,7        2,97 ± 0,2 (945)    3,68  ± 0,520,41 ± 0,19 (2,6;

344,67 ± 46,39 1,81          ± 0,58 (64)    14,11 ± 1,71   407,65  ± 61,01    2,89 ± 0,26 (783)    3,56  ± 0,76 0,26 ± 0,1 (1,8)

Примечание. * - р < 0,05 по непарному t-критерию Стьюдента по отношению к контрольной группе; ** - р < 0,05 по непарному t-критерию Стьюдента по отношению к 3-й группе.

Индекс изменения числа ЯСК рассчитывали по формуле

Индекс =             • Ю0%,

В

где А - число ЯСК в регионарном (правом подколенном) лимфатическом узле, В - число ЯСК в отдаленном (левом подколенном) лимфатическом узле.

В скобках указана средняя геометрическая (антилогарифм из средней арифметической logl0 числа АОК) числа АОК.

Изменения титра антител к нативным эритроцитам барана. По оси ординат - log2 титра антител; по оси абсцисс - группа животных.

реакций, индуцируемых опиоидами, определяется силой, продолжительностью, характером и интенсивностью воздействия стрессорного фактора, концентрацией пептидных гормонов и опиоидов, взаимодействием опиоидных пептидов с тем или иным типом рецепторов, а также возможностью неспецифического взаимодействия [4, 15].

Цель данной работы - исследование влияния блокады 8-, ц-, к-опиатных рецепторов при ротационном стрессе на показатели клеточно-опосредованного, гуморального иммунитета в условиях развития локальной формы иммунного ответа.

Материалы и методы

Для экспериментального моделирования стресса использовали одночасовую ротационную модель [9|. Участие 8-, ц-, к- опиатных рецепторов в стрессорных изменениях показателей клеточного и гуморального иммунитета исследовали в условиях их блокады налоксона гидрохлоридом. Эксперимент проведен на 40 беспородных мышах-самцах. Животных разделили на 4 группы: 1-я - контрольная, 2-я - часовой ротационный стресс, 3-я - часовой ротационный стресс на фоне блокады 8-, ц-, к- опиатных рецепторов налоксоном, 4-я - введение только налоксона. Налоксона гидрохлорид вводили животным подкожно однократно в дозе 0,2 мг/кг массы тела за 20 мин до ротации. При выборе дозы и схемы введения налоксона гидрохлорида учитывали результаты ранее проведенных исследований [3]. После окончания ротации всех животных иммунизировали эритроцитами барана под кожу правой стопы (I08 клеток в 0,02 мл среды 199). Разрешающую дозу эритроцитов барана (в опытную стопу - 10’ клеток в 0,02 мл среды 199, в контрольную стопу - 0,02 мл среды 199) вводили на 4-е сутки. На 5-е сутки эксперимента проводили оценку выраженности гуморального и клеточно-опосредованного иммунного ответа, изменения клеточности регионарного (правого), контралатерального (левого) лимфатических узлов и селезенки.

Интенсивность гуморального ответа на эритроциты барана оценивали по числу антителообразующих клеток (АОК) методом локального гемолиза в геле агарозы [11] и титру антител в периферической крови с помощью реакции активной гемагглютинации.

Выраженность иммунного воспаления при гиперчувствительности замедленного типа (ГЗТ) оценивали через 24 ч после разрешающей инъекции антигена путем регистрации толщины и массы опытной и контрольной стопы.

Статистический анализ результатов проводили с использованием непарного /-критерия Стьюдента. Результаты в таблицах и на рисунке представлены в виде средней арифметической и ее стандартной ошибки (М ± т).

Результаты и их обсуждение

Выраженность гуморального иммунного ответа оценивали по титру антител в плазме крови и числу АОК в регионарном и контралатеральном лимфатических узлах, селезенке (табл. I). Изменение числа АОК в различных отделах иммунной системы у животных контрольной группы свидетельствует о развитии преимущественно локальной формы иммунного ответа. Наибольший уровень АОК был зарегистрирован в правом подколенном лимфатическом узле, незначительное повышение их количества зафиксировано в селезенке, в то время как в левом лимфатическом узле был выявлен фактически фоновый уровень АОК. Среднее число АОК в селезенке оказалось в среднем в 500 раз меньше, чем при системном иммунном ответе (2]. Как видно из рисунка, при стрессе имела место тенденция к снижению титра антител к эритроцитам барана в периферической крови, однако статистически значимых различий в уровне антител у животных разных групп выявить не удалось. Таким образом, при использованной схеме иммунизации развивалась локальная форма иммунного ответа со значительным увеличением числа АОК только в регионарных лимфатических узлах. Межгрупповых различий уровня АОК в селезенке и отдаленном лимфатическом узле не выявлено. Стресс приводил к статистически достоверному увеличению числа АОК в правом лимфатическом узле у животных 2-й группы по сравнению с контрольной. В 3-й группе при стрессе на фоне блокады 8-, ц-, к-опиатных рецепторов наблюдали отсутствие стимулирующего влияния стресса на гуморальный иммунный ответ (показатели статистически значимо не отличались от контрольной группы). Изолированное введение налоксона гидрохлорида на количество АОК влияния не оказывало.

Таблица 2

Изменения выраженности иммунного воспаления при реакции ГЗТ на 5-е сутки иммунного ответа при ротационном стрессе, стрессе на фоне блокады ц-, 8-, к-опиатных рецепторов и изолированном введении налоксона

Группа животных

Экспериментальное воздействие

Число животных

Интенсивность иммунного воспаления

по толщине стопы

по массе стопы

разница, мм

индекс реакции, %

разница, мг

индекс реакции, %

       
  • я
  • я
  • я
  • я

Контроль

10

0,99 ±0,11

45,78 ± 6,38

41,7 ± 6,18

28,17 + 4,41

Стресс

10

0,7 ± 0,09*

29,82 ± 3,86*

54,15 ± 5,83

36,94 ± 3,93

Стресс+налоксон

10

1,02 ± 0,22

46,02 ± 10,26

54,15 ± 5,83

30,84 ± 6,95

Налоксон

9

0,97 ± 0,22

45,62 ± 12,58

58,67 ± 11,55

37,48 ± 7,95

Примечание. Индекс реакции (ИР) рассчитывали по формуле

где Ро - показатели массы и толщины в опытной конечности; Рк - то же в контрольной конечности. * - р < 0,05 по непарному /-критерию Стьюдента по отношению к контрольной группе.

При стрессе у животных 2-й группы наблюдали статистически значимое увеличение числа ЯСК в регионарном лимфатическом узле по сравнению с таковым у животных 3-й группы. Поскольку статистически достоверных различий между 1-й и 3-й группами выявлено не было, можно говорить о том, что блокада 8-, р-, к-опиатных рецепторов налоксоном нивелировала увеличение клеточности правых лимфатических узлов по сравнению со стрессированными животными (2-я группа).

На 5-е сутки эксперимента у животных контрольной группы развивалась выраженная реакция ГЗТ, оценку которой проводили по выраженности локального иммунного воспаления (в табл. 2 она представлена в виде индекса реакции, оцениваемого по изменению размера или массы стопы). Стресс приводил к статистически достоверному снижению выраженности иммунного воспаления по сравнению с контрольной группой по индексу размера, но не по индексу массы. В 3-й группе выраженность ГЗТ статистически достоверно не отличалась от таковой в контрольной группе по показателю индекса как размера, так и массы, что указывает на отмену иммунодепрессивного эффекта стресса налоксоном. Показатели 4-й группы статистически достоверно не отличались от контроля.

В целом представленные выше результаты свидетельствуют о важной роли 8-, р-, к-опиатных рецепторов в развитии иммунодепрессии клеточного звена иммунитета и стимуляции гуморального звена при ротационном стрессе. Известно, что в зависимости от вида стрессорного воздействия реакция опиоидной системы может значительно варьировать - от ярко выраженной при травме и гипертермии до отсутствующей при холодовом стрессе [13]. Поданным литературы, концентрация опиоидных пептидов, в частности p-эндорфина, может повышаться в разной степени при различных стрессорных воздействиях; наиболее значительное увеличение его уровня в плазме крови было зарегистрировано при болевом, тепловом, а также операционном стрессе [4]. N-конневой пентапептид p-эндорфина метэн- кефалин обладает выраженным сродством к 8-опиоидным рецепторам, и его иммуномодулирующее действие и по характеру и по силе сходно с эффектами р-эндорфина. p-эндорфин в низких концентрациях (10'п-10_|Э М) стимулирует антителообра- зование, снижает экспрессию CD, на Т-лимфоцитах, а метэн- кефалин в концентрации 5 мкг/кг угнетает реакцию ГЗТ [1, 12]. Поскольку одночасовая ротация по степени гормональных сдвигов не столь интенсивный стрессор, как, например, травма или хирургическое вмешательство, то с определенной осторожностью можно предположить, что уровень опиоидов при ротации не достигает своих пиковых значений. На наш взгляд, отмена стимулирующего влияния ротационного стресса на количество АОК и депрессии ГЗТ может быть связана с блокадой эффектов Р-эндорфина и метэнкефалина, действующих преимущественно через стимуляцию 8-рецепторов.

В целом полученные данные указывают на важную роль стимуляции 8-, ц-, к-опиатных рецепторов в подавлении реакции ГЗТ и повышении количества АОК при ротационном стрессе.

Выводы

  1. Ротационный стресс в условиях развития локальной формы иммунного ответа приводил к угнетению реакции ГЗТ и стимуляции гуморального иммунного ответа в регионарных лимфатических узлах.

Блокада 8-, ц-, к-опиатных рецепторов налоксоном отменяла эти эффекты стресса, что указывает на вовлеченность опиоидных механизмов в регуляцию иммунных реакций при ротационном стрессе

Список литературы

1. Гормоны репродукции в регуляции процессов иммунитета / Кеворков Н. Н., Шилов Ю. И., Ширшев С. В.. Черешнев В. А. - Екатеринбург, 1993.

2. Зозуля А. А., Пшеничкин С. Ф. // ВИНИТИ. Итоги науки и техники. Сер.: Иммунология. - 1990. - Т. 25. - С. 48- 120.

3. Кирилина Е. А., Захарова Е. А., Михайлова А. А., Василенко А. М. И Бюл. экспер. биол. - 1990. - Т. 109, № 3. - С. 68-70.

4. Корнева Е. А., Шхинек Э. К. Гормоны и иммунная система. - М., 1988.

5. Крыжановский Г. Н. // Вести. АМН СССР. - 1985. - № 8. - С. 3-12.

6. Кулинский В. И., Ольховский И. А. // Успехи соврем, биол.1992. - Т. 112, вып. 5 (6). - С. 697-714.

7. Ляшев Ю. Д. // Иммунология. - 2000. - № 6. - С. 22- 24.

8. Меерсон Ф. 3., Пшеничникова М. Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физической нагрузке. - М., 1988.

9. Фомичева Е. Е., Рыбакина Е. Г. // Рос. физиол. журн. 1998.Т. 84, № 8. - С. 747-753.

10. Harrison L. М., Kastin A. J., Zadina J. Е. // Peptides. - 1998.Vol. 19, N 9. - Р. 1603-1630.

11. Jerne N. К., Nordin А. А. // Science. - 1963. - Vol. 140, N 3365. - Р. 405.

12. Madden К. S., Felten D. L. // Physiol. Rev. - 1995. - Vol. 75, N 1. - P. 77-106.

13. O’Connor P., Chipkin R. E. // Life Sci. - 1984. - Vol. 35, N 6. - P. 631-639.

14. Salzet M., Vieau D., Day R. // Trends Neurosci. - 2000. - Vol. 23, N 11. - P. 550-555.


Об авторах

С. В. Гейн

Институт экологии и генетики микроорганизмов Уральского отделения РАН; Пермский государственный университет


Россия


Т. А. Симоненко

Институт экологии и генетики микроорганизмов Уральского отделения РАН; Пермский государственный университет


Россия


С. П. Тендрякова

Институт экологии и генетики микроорганизмов Уральского отделения РАН; Пермский государственный университет


Россия


Для цитирования:


Гейн С.В., Симоненко Т.А., Тендрякова С.П. Влияние ротационного стресса на показатели иммунитета. Роль опиатных рецепторов. Проблемы Эндокринологии. 2003;49(6):56-58. https://doi.org/10.14341/probl11793

For citation:


Gein S.V., Simonenko T.A., Tendryakova S.P. Impact of rotational stress on immunity parameters. Role of opiate receptors. Problems of Endocrinology. 2003;49(6):56-58. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl11793

Просмотров: 67


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)