Preview

Проблемы Эндокринологии

Расширенный поиск

Влияние женских половых стероидов на способность спленоцитов формировать адоптивный иммунный ответ. Роль простагландина в механизмах гормональной иммунорегуляции

https://doi.org/10.14341/probl12018

Полный текст:

Аннотация

Механизмы специфической толерантности, развивающейся к антигенам плаценты и плода при физиологической беременности, до сих пор не выяснены. Между тем концепция нейроэндокринного контроля иммунной системы получает новые экспериментальные и клинические подтверждения. Эндокринный статус беременной женщины существенно отличается от такового у небеременной, уровень гормонов репродукции и их соотношение значительно меняются в разные триместры, что, по-видимому, важно для процессов роста и дифференцировки фетальных клеток.


В период беременности половые стероидные гормоны являются ее мощными протекторами не только благодаря контролю за процессами роста репродуктивных органов и тканей, но и вследствие непосредственного влияния на иммунокомпетентные клетки матери. Этому способствует высокий уровень половых стероидных гормонов во время беременности, превышающий на несколько порядков максимальные концентрации у фертильных небеременных женщин. Известно, что эстрадиол (Е2) и прогестерон (Г1) обладают разнообразными иммуномодулирующими эффектами, и это разнообразие зависит от их концентрации, степени активности лимфоцитов, а также длительности воздействия гормонов на иммунокомпетентные клетки.


Целью настоящей работы было изучение иммуномодулирующих эффектов Е2 и П в концентрациях, характерных для беременности, а также влияния этих гормонов на продукцию простагландина F2a (ПГF2a) иммунокомпетентными клетками на этапе антигеннезависимой дифференцировки.

Для цитирования:


Ширшев С.В., Шилов Ю.И., Кеворков Н.Н. Влияние женских половых стероидов на способность спленоцитов формировать адоптивный иммунный ответ. Роль простагландина в механизмах гормональной иммунорегуляции. Проблемы Эндокринологии. 1994;40(3):47-49. https://doi.org/10.14341/probl12018

For citation:


Shirshev S.V., Shilov Yu.I., Kevorkov N.N. Effect of female sex steroids on splenocyte ability to produce an adoptive immune response. Role of prostaglandin F2a in hormonal immunoregulation mechanisms. Problems of Endocrinology. 1994;40(3):47-49. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl12018

Механизмы специфической толерантности, развивающейся к антигенам плаценты и плода при физиологической беременности, до сих пор не выяснены. Между тем концепция нейроэндокринного контроля иммунной системы получает новые экспериментальные и клинические подтверждения [3, 11 ]. Эндокринный статус беременной женщины существенно отличается от такового у небеременной, уровень гормонов репродукции и их соотношение значительно меняются в разные триместры, что, по-видимому, важно для процессов роста и дифференцировки фетальных клеток.

В период беременности половые стероидные гормоны являются ее мощными протекторами не только благодаря контролю за процессами роста репродуктивных органов и тканей, но и вследствие непосредственного влияния на иммунокомпетентные клетки матери [4—6, 13]. Этому способствует высокий уровень половых стероидных гормонов во время беременности, превышающий на несколько порядков максимальные концентрации у фертильных небеременных женщин [9]. Известно, что эстрадиол (Е2) и прогестерон (Г1) обладают разнообразными иммуномодулирующими эффектами, и это разнообразие зависит от их концентрации, степени активности лимфоцитов, а также длительности воздействия гормонов на иммунокомпетентные клетки [4].

Целью настоящей работы было изучение иммуномодулирующих эффектов Е2 и П в концентрациях, характерных для беременности, а также влияния этих гормонов на продукцию простагландина F2a (ПГБ) иммунокомпетентными клетками на этапе антигеннезависимой дифференцировки.

Материалы и методы

Работа выполнена на мышах-самках линии СВА массой 20—22 г, полученных из питомника лабораторных животных РАМН «Рапполово». Асептически выделенные интактные клетки селезенки культивировали в 4 мл питательной среды 199 (5-Ю6 клеток в 1 мл) при 37 °C в течение 1 ч. В опытные культуры клеток вносили Е2 (1 или 10 нг/мл) или П (20 или 100 нг/мл) фирмы <Serva>. Дозы половых стероидов соответствуют среднему уровню этих гормонов в I и III триместрах беременности у женщин [9]. В контрольные флаконы вносили растворитель гормонов — этанол (0,25 % раствор на среде 199). Параллельно ставили контроль без растворителя гормонов. После часовой инкубации клетки отмывали холодной средой 199 и концентрировали таким образом, чтобы в 0,5 мл суспензии содержалось 2-Ю7 спленоцитов. Затем 2-107 клеток совместно с 2-10® эритроцитами барана в общем объеме 0,7 мл переносили внутривенно сингенным, летально облученным (219,3 мКл/кг) реципиентам. На 4-й день от сингенного переноса мышей-реципиентов забивали и в селезенке определяли количество антителообразующих клеток (АОК) ме-

Зависимость концентрации nrF2a от качественного состава интактных клеток селезенки.

По вертикали: концентрация ПГр2а (в пг/0,1 мл); по горизонтали: / — контроль; 2 — спленоциты, лишенные адгезивных клеток (макрофагов); 3 — спленоциты, элюированные с колонки нейлоновой ваты (Т-лимфоциты), Р|_2< <0,001; р1_3<0,01.

тодом локального гемолиза в геле агарозы [7]. В других экспериментах, после часового инкубирования клеток селезенки с половыми стероидами, брали по 0,1 мл супернатанта и определяли концентрацию простагландина nTF2a радиоим- мунологическим методом. Для этого использовали стандартный КИТ РИА 3H-nrF2o (Директ; Институт изотопов, Будапешт, Венгрия).

В некоторых сериях экспериментов клетки селезенки фракционировали. Макрофаги удаляли методом активной адгезии на стекле [2], Т-лимфоциты получали элюируя спленоциты с колонки найлоновой ваты [8].

Жизнеспособность клеток после часового культивирования по тесту с трипановым синим в среднем составила 98 %.

Результаты обрабатывали с помощью критерия Стьюдента, для АОК использовали десятичный логарифм натуральных чисел, поскольку их распределение при генерации log-зависимо.

Результаты и их обсуждение

Часовая инкубация нефракционированных спленоцитов с Ег в концентрации, которая обычно бывает на 8-й неделе беременности (1 нг/мл), не оказывает существенного влияния на процессы формирования АОК, в то время как в концентрации, характерной для 30-й недели беременности (10 нг/мл), Е2 оказывает статистически достоверное иммуностимулирующее действие (табл. 1). П в концентрациях, характерных как для 8-й (20 нг/мл), так и для 30-й (100 нг/мл) недели беременности, активирует процессы антигеннеза- висимой дифференцировки иммунокомпетентных клеток, что приводит к статистически достоверному повышению числа АОК (см. табл. 1). Статистически значимой разницы между эффектами высоких и низких доз Ег или П не обнаружено, что говорит о перманентном иммуностимулирующем действии половых стероидных гормонов в течение всего периода беременности. Однако необходимо подчеркнуть, что речь идет только о гуморальном иммунном ответе, а иммуностимулирующее действие половых стероидов реализуется на уровне лимфоцитов, которые еще не контактировали с антигеном.

Известно, что ПГЕ оказывает выраженное потенцирующее действие на процессы антителооб- разования [1]. Этот класс ПГ практически не охарактеризован с позиции регуляции иммуногенеза, в отличие от ПГЕг—иммуносупрессора гуморальных и клеточно-опосредованных реакций [10, 15]. Антагонизм эффектов этих ПГ объясняют тем, что ПГЕг реализует свое действие через цАМФ, а ПГЕ — через цГМФ [12]. Поскольку ПГЕг и ПГЕ синтезируются из единого предшественника— ПГН2 [9], можно предполагать ре- ципрокность механизма их синтеза иммунокомпетентными клетками.

Как видно из табл. 2, при часовой инкубации Ег или П с клетками нефракциониро- ванной селезенки происходит статистически значимое увеличение концентрации nTF2a в супернатантах этих клеток. Характерно, что этот процесс не зависит от вида полового стероидного гормона и его концентрации.

Таким образом, иммуностимулирующий эффект Ег и П в концентрациях, характерных для беременности, сопровождается усилением продукции nrF2a спленоцитами. Не исключено, что усиление продукции nrF2a лимфоидными клетками селезенки является сигналом, активирующим процессы дифференцировки иммунокомпетентных клеток, рецептирующих женские половые стероиды.

Учитывая, что продукция nTF2a прямо связана с Т-лимфоцитами [14], нами были проведены дополнительные исследования на фракционированных клетках селезенки. На рисунке видно, что спленоциты, лишенные прилипающих клеток — основных продуцентов ПГЕг [1], резко активируют продукцию nrF2a. Суспензия Т-клеток, элюированная с колонки нейлоновой ваты, продуци-. рует сходные количества nrF2o, что однозначно указывает на Т-лимфоцитарную природу nTF2a и в

Таблица 1

Уровень адоптивного иммунного ответа при часовом воздействии женских половых гормонов на клетки селезенки

Группа

Экспериментальное воздействие

lg числа АОК

(2-Ю7 клеток)

р                 ,

1

Контроль — среда 199

3,242±0,052

(п=18)

(1978,8)

2

Контроль — раствори-

3,239±0,027

р2 ,>0,05

(л=58)

тель гормонов

(1942,7)

3

Ег, 1 нг/мл

3,346±0,083

р3 2>0,05

(л=10)

(2618,0)

4

Е2, 10 нг/мл

3,427±0,089

р4 2<0,05

(л=10)

(3196,0)

р4 3>0,05

5

П, 20 нг/мл

3,459±0,050

р5 2<0,001

(л=10)

(3056,0)

6

П, 100 нг/мл

3,445±0,078

Рб

(л=10)

(3222,0)

Рб—5>0,05

Примечание, п — число животных в группе; в скобках — натуральные значения АОК.

Таблица 2

Концентрация ПГБ в супернатантах спленоцитов на фоне часового воздействия женских половых стероидов

Г руппа

Экспериментальное воздействие

nrFSa.

пг/0,1 мл

р

1

(щ=5)

Контроль, среда

199

29,9±6,9

2

(Л1=11)

Контроль, растворитель гормонов

52,1 ±7,8

р2       ]>*0,05

3

(/л=3)

Ег, 1 нг/мл

114,3±1,7

Рз_2<0,001

4

(т=4)

Ег, Ю нг/мл

125,8±10,7

Р4_2<0,001

Ра з>0,05

5

(ш=4)

П, 20 нг/мл

159,1 ±31,0

р5_2<0,01

6

(т=3)

П, 100 нг/мл

113,5± 17,0

р6_2<°.01

Рб_б>0,05

Примечание, т — число проб в группе.

то же время подтверждает наше предположение о реципрокности синтеза ПГ разного класса. Однако механизм такого действия работает не на уровне одной клетки, а на уровне популяций клеточного сообщества. Можно считать, что макрофаги, обладающие адгезивностью и продуцирующие преимущественно ПГЕг, сдерживают продукцию ПГЕ Т-лимфоцитами, с высоким уровнем которого связаны иммуностимулирующие эффекты женских половых гормонов. По-видимому, в период беременности половые стероиды активируют процессы продукции ПГЕ Т-лимфоцитами либо непосредственно, либо опосредованно, ингибируя активность макрофагов. Результатом этого действия является активация процессов антигеннеза- висимой дифференцировки клеток, формирующих гуморальный иммунный ответ.

Выводы

  1. Ег в концентрации, характерной для I триместра (1 нг/мл), увеличивает продукцию ПГРинтактными спленоцитами, а в концентрации 10 нг/мл (III триместр) одновременно с активацией синтеза ПГР2а статистически значимо увеличивает число АОК в селезенке.
  2. П в концентрациях 20 или 100 нг/мл, которые отражают его уровень на период I и III триместров беременности соответственно, увеличивает количество АОК и уровень ПГЕ2а, продуцируемый иммуноцитами.

Продукция ПГР2а связана с Т-лимфоцитами. Адгезивные клетки сдерживают эту продукцию.

Список литературы

1. Громыхина Н. Ю., Козлов В. А. // Иммунология.— 1%2.— № 5.—С. 11—15.

2. Дерфлинг П, Вишнер 3. // Иммунологические методы / Под ред. Г. Фримеля.— М., 1987.— С. 373—372.

3. Корнева Е. А. // Вести. АМН СССР,— 1925,— № 3.— С. 63—73.

4. Шилов Ю. И. Влияние эстрадиола и прогестерона на отдельные этапы иммуногенеза: Дис. ... канд. мед. наук.— Пермь, '1984.'* ’

5. Cardoso Е., Coumroglon М., AndradaE. С., Andrada 7. А. // European Federation of Immunological Society: European Immunological Meeting, 11-th.— Helsinki, 1991 .— P. 42—42.

6. Hill A., Wolff Sh. Ц Cancer Res.— 1983,— Vol. 43, N 9.— P. 4114—4112.

7. Jerne N. K., Nordin A. A. // Science.— 1963.— Vol. 140, N 3365.— P. 405—405.

8. Julius E. L, Simpson J., Herzenberg L. // Europ. J. Immunol.— 1973.— Vol. 3.— P. 646—642.

9. Kase N. G., Reyniak J. V. // Mount Sinai J. Med.— 1992.— Vol. 52, N 1,— P. 11-34.

10. Minakuchi R., Wacholtz M. C., Davis L. S., Lipsky P. E. // J. Immunol.— 1990 — Vol. 145, N 2,— P. 2616—2625.

11. Plaut M. // Ann. Rev. Immunol.— 1927.— Vol. 5.— P. 621 (569.

12. Stein S. H, Phipps R. P. // Europ. J. Immunol.— 1991 — Vol. 21, N 2,—P. 313—312.

13. Szekeris-Bartho J., Hadnagy J., Paesa A. S. // J. Reprod. Immunol.— 1985,— Vol. 7, N 2,—P. 121 — 122.

14. Webb D. R., Osheroff P. L. // Proc. nat. Acad. Sci. USA.—1976- Vol. 73,— P. 1300 – 3344

15. Webb D. R., Nowowiejski f. // Cell. Immunol.—1977 —Vo 33.3-—. 1 — 10.


Об авторах

С. В. Ширшев
Институт экологии и генетики микроорганизмов РАН
Россия


Ю. И. Шилов
Институт экологии и генетики микроорганизмов РАН
Россия


Н. Н. Кеворков
Институт экологии и генетики микроорганизмов РАН
Россия


Рецензия

Для цитирования:


Ширшев С.В., Шилов Ю.И., Кеворков Н.Н. Влияние женских половых стероидов на способность спленоцитов формировать адоптивный иммунный ответ. Роль простагландина в механизмах гормональной иммунорегуляции. Проблемы Эндокринологии. 1994;40(3):47-49. https://doi.org/10.14341/probl12018

For citation:


Shirshev S.V., Shilov Yu.I., Kevorkov N.N. Effect of female sex steroids on splenocyte ability to produce an adoptive immune response. Role of prostaglandin F2a in hormonal immunoregulation mechanisms. Problems of Endocrinology. 1994;40(3):47-49. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/probl12018

Просмотров: 149


ISSN 0375-9660 (Print)
ISSN 2308-1430 (Online)